Новости

24.02.2016 22:23

Говорил поэт с бойцом

Вышел сборник военной лирики Сергея Михалкова - первый с 1980 года
Сергей Михалков (справа) с Героем Советского Союза летчиком Василием Погореловым. 1 июля 1942 года. Фото: Петр Бернштейн/ РИА Новости
Сергей Михалков (справа) с Героем Советского Союза летчиком Василием Погореловым. 1 июля 1942 года. Фото:
Небольшого формата, почти карманный томик с фотографией Сергея Михалкова на обложке. Май 1944 года. Где-то под Севастополем. Молодой, статный, красивый, в летной куртке. Хотя Сергей Владимирович и не был летчиком, но спецкоры фронтовой газеты "Сталинский сокол" ходили в летной форме. Он ушел на войну молодым. Тогда ему было 28 лет. Сергей Михалков прошел всю войну, был на передовой, в окружении. Сначала был военным писателем-корреспондентом газеты Южного фронта "Во славу Родины", затем - центральной газеты Военно-воздушных сил "Сталинский сокол". Писал очерки, заметки, политические стихи, юмористические рассказы и даже подписи под карикатуры.

Когда спустя не одно десятилетие, почти на закате дней Сергея Владимировича спрашивали: "Какое самое яркое воспоминание оставила жизнь?" Он отвечал: "Война и то, что на ней я остался жив". "А что вам снится?" И он снова отвечал: "Война". А ведь позади оставалась целая жизнь, другая, мирная, полная событий.

Без приглаживания

Сборник военной лирики Сергея Михалкова готовился к выходу в издательстве АСТ несколько лет. Задача у редакторов была непростая: какие стихотворения включить в книгу, в каком порядке их расположить. Решить было трудно. Тем более что современных сборников лирики Михалкова нет. Все они выходили преимущественно до 1980 года, изданные издательствами "Художественная литература", "Советский писатель", "Воениздат", "ДОСААФ". Как рассказала "РГ" редактор сборника Ольга Муравьева, работавшая с поэтом 24 года, многие стихотворения Михалкова выходили в разных вариантах, и из них ей нужно было отыскать единственно правильный. "Когда я начала читать, моя рука невольно потянулась к карандашу, чтобы потом обсудить эти пометы с наследниками, - говорит Ольга Муравьева, которой поэт даже посвятил одно из своих стихотворений "Стихия", написанное в 2001 году. - Когда я наталкивалась на одну шероховатость, другую, я поняла, что здесь что-то не так, начала внимательно изучать предисловия к уже вышедшим сборникам, в том числе написанные Сергеем Владимировичем. И я поняла, что он нарочно не стал ничего исправлять. Он решил издать стихи такими, какими он их написал во время войны, сидя в окопе, на передовой. Понравился бы этот сборник самому Сергею Владимировичу? Буду верить, что да. Он всегда прислушивался к мнению редактора. Когда я говорила, что здесь что-то не то с интонацией, с ритмом, он отвечал: "Нет проблем, я посмотрю". Садился при мне, брал ручку, исправлял, и у меня сохранилось несколько автографов его стихов с исправлениями, правда, в основном детских стихов".

Свои военные стихи Михалков не правил. Как заметил он в предисловии к одной из своих книг: "Но это был бы уже... не Михалков военных лет, каким без всякого приглаживания и причесывания я решаюсь предстать перед сегодняшними читателями. В конце концов военное творчество писателя - не только определенный, очень важный этап в его собственной биографии, но и частичка - пусть самая малая - общей нашей истории".

Все произведения сборника напечатаны в хронологическом порядке, но такого состава не было еще ни у одного тома лирики Михалкова. Стихи говорят сами за себя - все эмоции, переживания, неприкрытые, неприглаженные - все это оказалось на страницах записного блокнота, затем военных журналов и наконец книг. Михалков - честный поэт, пронесший чувство русского слова через всю свою жизнь. Его военная лирика: "Народ богатырский мой", "Не быть России покоренной", "Мать солдатская", "Служу Советскому Союзу" стала основой сборника. Кроме того, в новую книгу вошли и совсем лиричные, условно выделенные в главу "Живи! И шелести!", написанные уже позже, стихи не о войне, а о жизни на земле - "Старый клоун", "Осень", "Зима" и "Настроение" с пронзительно грустными строчками:

..."Я любить тебя устала, -

Ты ответила серьезно. -

Для надежды веры мало,

А для веры слишком поздно..."

Карточка Андрона

Книгу стихов проиллюстрировали фотографии из семейного архива поэта. Многие из них широкая публика не видела. Большинство - фотографии военные. Есть и совсем трогательные - фото сына Андрона Михалкова. Кадр в апреле 1941 года сделал фотограф Владимир Раппопорт. Сергей Михалков всю войну проносил эту карточку с собой - с апреля 1941 года по апрель 1946 года.

Другой снимок - фронтовой корреспондент Сергей Михалков прогуливается среди весенних берез где-то между Брестом и Москвой, еще один - где-то тоже в лесу перед зеркалом Сергей Владимирович бреется, и подпись: "На войне, как на войне...".

Весьма занятный кадр - передача танка, построенного на средства поэтов и художников - лауреатов Сталинской премии С.Я. Маршака, С.В. Михалкова и художников Кукрыниксов (П.Н. Крылова, М.В. Куприянова, Н.А. Соколова), экипажу танкистов. Совсем камерный снимок - 1944 год, Сергей Михалков приехал домой на время краткого отпуска. Победу Сергей Владимирович встретил в Вене, а спустя много лет, в 2003 году, он снова вернулся туда, чтобы поклониться памятнику воинам-освободителям из 4-й Гвардейской армии.

Кстати, в архиве наследников Сергея Михалкова хранится много фотографий, но не все они подписаны, так что узнать, где и когда они были сделаны, не всегда представляется возможным.

Кстати

Каким был поэт Сергей Михалков?

Егор Кончаловский, внук поэта:

- О войне мы с ним почти не говорили... Он был очень остроумным детским поэтом, оставался во многом ребенком. Его военные стихи чем-то напоминают его детские. Главная задача военных поэтов была достучаться до огромной массы солдат - это были в основном люди простые, из колхозов, рабочие. Мне кажется, что его посыл к ним близок к тому посылу, с которым он обращался к детям, - чтобы военные стихи тоже оставались на губах.

Андрей Дементьев, поэт:

- Однажды Сергей Владимирович посоветовал мне прочитать потрясающее стихотворение Бориса Лебедева, фронтового поэта, погибшего на войне. "Двадцать дней и двадцать ночей он продолжал удивлять врачей, но рядом с ним была его мать, и смерть не могла его доломать. Двадцать дней и двадцать ночей она не сводила с него очей. И на двадцать первые сутки она вздремнула на полминутки. И чтобы не разбудить ее, он сердце остановил свое".

Светлана Врагова, актриса, режиссер:

- Я стояла в очереди в Колонном зале Дома союзов. Там был организован большой праздник - День книги, на котором присутствовали Лев Кассиль, Сергей Михалков. Мне было всего шесть лет. Я подошла к Михалкову с книгой, чтобы он мне ее подписал. Он спросил: "Как тебя зовут?" - "Света". - "Это очень хорошее имя. Я тебе тогда подпишу: "Дорогой Светочке от дяди Сережи". Так он и остался на всю жизнь для меня дядей Сережей.

Последние новости