Новости

Уровень криминала в дальневосточной экономике снижается крайне медленно
Одна из самых криминализированных на Востоке России отраслей - лесная. Незаконная деятельность в ней подчас приобретает промышленный характер. Фото: Сергей Саркисов/РГ
Одна из самых криминализированных на Востоке России отраслей - лесная. Незаконная деятельность в ней подчас приобретает промышленный характер. Фото:
Из четырех тысяч преступлений экономического характера, выявленных на Дальнем Востоке в кризисном 2015 году, четверть приходится на Приморье. Второе место в антирейтинге занимают Хабаровский край и Сахалинская область.

Как подчеркивает директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ Александр Сухаренко, половина всех преступлений относится к категории тяжких и особо тяжких, и они очень сложно раскрываются. По мнению эксперта, говорить о значительных успехах в декриминализации региона рано. Причины этого традиционны: несовершенство отраслевого законодательства, недостаточное финансирование программных мероприятий, безалаберность и коррумпированность сотрудников контролирующих органов.

Александр Николаевич, криминал обосновался в дальневосточной экономике еще в 1990-е. Леса нещадно вырубали, морепродукты добывали сверх квот, золото воровали с приисков. Так что же осталось к сегодняшнему дню?

Александр Сухаренко: Дальний Восток и сейчас - один из самых богатых макрорегионов страны. В 2015 году в наших морях добыли 2,7 миллиона тонн водных биоресурсов (ВБР), что даже выше показателя 2014-го. Наш улов составил почти 70 процентов общероссийского. Правда, 1,2 миллиона тонн добытой рыбы и морепродуктов общей стоимостью 2,2 миллиарда долларов ушли на экспорт - в Китай, Южную Корею и Японию.

На Дальнем Востоке сосредоточено 25 процентов общероссийских запасов древесины. В минувшем году шесть миллионов кубометров необработанных лесоматериалов стоимостью 484,5 миллиона долларов экспортировали за рубеж, причем 95 процентов - в Китай.

Округ занимает одно из первых мест в России по залежам полезных ископаемых и их добыче. Здесь сосредоточено 80 процентов российских алмазов, около 40 - золота, 23 процента запасов вольфрама. Разведаны крупные нефтегазовые месторождения.

Словом, есть где развернуться… А как обстоят дела с защитой этих богатств от преступных посягательств?

Александр Сухаренко: Отвечу словами руководителя управления Генпрокуратуры РФ в ДФО Юрия Гулягина: "Только за последние три года было выявлено свыше 200 тысяч правонарушений в сфере экономики, а по материалам проверок возбуждено 725 уголовных дел". В рыбной и лесной отраслях, по его данным, ежегодно выявляют порядка трех и шести тысяч правонарушений соответственно.

Если же верить статистике МВД, то в прошлом году в ДФО зафиксировано чуть более четырех тысяч экономических преступлений и установлены 2,2 тысячи лиц, их совершивших.

В Приморье количество таких преступлений составило 1,1 тысячи, а за их совершение привлекли 594 человека. По этим двум показателям край занял 27-е место в России. Однако уровень раскрываемости позволил региону переместиться с 16-й (в 2014 году) на 11-ю строчку (в 2015-м) в общероссийском рейтинге. Правда, детализация раскрытого полицией, заставляет задуматься об эффективности ее работы: 31 преступление в лесной отрасли, девять - в рыбной, 14 - в сфере ТЭК и шесть - в области ВЭД. В остальных случаях речь в основном идет о мелких нарушениях: должностных, финансово-кредитного характера и тому подобных.

По-прежнему не очень-то борются в округе и с коррупцией - выявлено всего 1,2 тысячи преступлений, половина из которых - взяточничество, и лишь менее девяти процентов приходится непосредственно на злоупотребления чиновников.

Дальнему Востоку не раз "прописывали" декриминализацию. Как вы оцениваете ее результаты?

Александр Сухаренко: Если отталкиваться от официальной статистики, общая раскрываемость экономических преступлений на территории ДФО остается низкой.

Сегодня по оперативным данным возбуждается лишь 11 процентов уголовных дел в сфере незаконного оборота ВБР и менее двух - в лесопользовании. Взыскиваемый ущерб минимален - соответственно 15 и два процента от установленных сумм.

Только за последние три года в ДФО было выявлено свыше 200 тысяч правонарушений в сфере экономики, по материалам проверок возбуждено 725 уголовных дел

Не впечатляют и результаты борьбы с организованными преступными формированиями - по данным полиции, их участники совершили 232 нарушения закона. Большая часть пришлась на Приморье и Хабаровский край. Но в данном случае речь в основном идет о мошенничествах и фальшивомонетничестве. При этом на весь округ выявили два преступления в топливно-энергетическом комплексе, по 12 - в сфере ВЭД и на потребительском рынке, 32 - в лесозаготовках и 95 - в финансово-кредитной системе.

То же самое можно сказать и о борьбе с коррупционерами - всего 28 преступлений чиновников, действовавших в составе ОПФ. Данная цифра явно не стыкуется с заявлением вице-премьера - полпреда президента РФ в ДФО Юрия Трутнева, что "коррупция и неэффективное расходование бюджетных средств поразили ключевые отрасли, на базе которых Дальний Восток мог бы эффективно развиваться".

Не обходится без проблем и во внешнеэкономической сфере. Из 271 уголовного дела, возбужденного Дальневосточной оперативной таможней, лишь 58 были связаны с контрабандой лесоматериалов, мясопродукции, ВБР, полудрагоценных камней и нефтепродуктов. Между тем ситуация в сфере ВЭД далека от благополучной: по возбужденным уголовным делам о невозврате из-за границы валютной выручки и незаконном переводе валюты общая сумма выведенных средств достигла 15 миллиардов рублей, а размер уклонений от уплаты таможенных пошлин - 782 миллиона. Причем эти цифры существенно превосходят позапрошлогодние.

Что же все-таки у нас делают для наведения порядка в экономике?

Александр Сухаренко: В основном - говорят. В 2015-м было апрельское заседание коллегии Ген-прокуратуры и минвостокразвития РФ, на котором обсуждали актуальные вопросы декриминализации дальневосточной экономики, в августе во Владивостоке прошло выездное заседание Совбеза РФ, где шла речь об эффективности борьбы с незаконными рубками. Осенью состоялось еще одно знаковое событие - заседание президиума Госсовета по развитию рыбной отрасли.

Что касается конкретных дел… В середине прошлого года в Приморье запустили систему космического мониторинга лесов "Кедр". За время ее опытной эксплуатации было обнаружено 1,3 тысячи рубок. Планируется внедрение мобильного приложения "Лесной инспектор", которое позволит принимать сигналы от жителей края в режиме онлайн. То же самое будет сделано и в Хабаровском крае.

Принятые в 2015 году поправки в Уголовный кодекс дали возможность исчислять ущерб от незаконных рубок не только на основании такс (кратной стоимости объема нелегальной древесины), но и по спецметодикам. В результате размер начисленного ущерба увеличится от двух до десяти раз в зависимости от категории лесов и времени совершения преступления.

С 1 июля прошлого года сделки с древесиной декларируются в обязательном порядке, а с 1 января 2016 года непредставление декларации или представление заведомо ложной информации о таких сделках оператору ЕГАИС наказывается административным штрафом, который для юридических лиц достигает 200 тысяч рублей.

В декабре 2015-го правительство РФ утвердило перечень мероприятий Национального плана действий по предупреждению и пресечению незаконного рыбного промысла. Документ предусматривает усиление контроля за оборотом уловов ВБР, создание системы отслеживания их происхождения. Кроме того, речь идет о ведении электронного судового журнала и использовании электронной подписи, развитии международного сотрудничества, а также ужесточении административных и уголовных санкций для правонарушителей. Остается добавить, что в прошлом году все-таки заработало российско-японское соглашение о борьбе с незаконным промыслом, а также заключено аналогичное соглашение с Соединенными Штатами.

Надеюсь, что принимаемые меры по декриминализации бюджетообразующих отраслей экономики не будут нивелированы правоприменительной практикой.