Новости

29.02.2016 00:45
Рубрика: Общество

Свободу Ивану Африкановичу

Писатель Павел Басинский. Фото: Александра Мудрац / ТАСС
Писатель Павел Басинский. Фото:
Девятнадцатого февраля 1961 года в одной советской газете была напечатана статья о студенческом митинге с требованием свободы. Студенты требовали свободы для конголезского народа. Они были возмущены злодейским убийством вождя свободолюбивой Африки Патриса Лумумбы. "Позор палачам Лумумбы!" "Свободу конголезскому народу!"

А спустя пять лет, в 1966 году, в скромном журнале "Север", который формально являлся литературным органом Карельской автономной советской социалистической республики, была опубликована повесть сравнительно еще молодого вологодского писателя Василия Белова "Привычное дело". В ней рассказывалось о судьбе самого обычного крестьянина, колхозника, Ивана Дрынова и его жены Катерины. Она, родив девятого ребенка, не послушалась фельдшерицы и сразу пошла работать. А ее муж, угрожая председателю колхоза кочергой, "выбил" у него справку и отправился в Заполярье на вольные хлеба. А жене пришлось тянуть хозяйство одной. Вернулся Иван с вольных хлебов, а жена его уже на кладбище лежит. И девятеро по лавкам. Вот такая обычная, "привычная" история.

И вроде бы не было между ней и студенческим митингом никакой связи. Кроме одного странного совпадения. У героя повести Белова имя было Иван. Но отчество - Африканович.

Василий Иванович Белов был тот еще шутник. Недаром он написал "Бухтины вологодские завиральные". И отчество своему герою он дал не случайно. Африкан, в общем-то, нормальное православное имя. Но все-таки не самое "привычное". Зачем Иван Африканович Дрынов "выбивал" у председателя справку? Да потому что не было у него паспорта. Только в 1954 году, при Хрущеве, стали выдавать паспорта крестьянам, постоянно живущим на селе, но работающим в городе. А в 1958 году вышло еще послабление: крестьянам, которые отправлялись на сезонные работы, разрешалось выдавать краткосрочные паспорта. Вот его Дрынов и "выбил" у председателя кочергой.

И только в 1974 году постановлением Совета Министров СССР N 677 на людей, проживающих в сельской местности, была распространена общая паспортная система.

История освобождения крестьян и превращения их в полноправных граждан страны была долгой, и до сих пор в этой проблеме многое не понятно. Но когда советская газета 19 февраля 1961 года писала о студенческом митинге в защиту свободной Африки, она ни слова не сказала о том, что ровно 100 лет назад в России произошло событие невероятной важности. 19 февраля 1861 года за подписью Александра Второго вышел Манифест "О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей".

Просто говоря, более двадцати миллионов русских людей перестали быть рабами. Теми, кого можно продавать, как скот, как вещь. Их можно было дарить, как подарила казанская тетушка Льва Толстого своему племяннику мальчика для услужения, с тем, чтобы, подрастая вместе с племянником, он становился верным его слугой, который знает все привычки, все капризы своего хозяина. В старости Толстой в ужасе вспоминал об этом тетушкином подарке.

В советское время было не принято отмечать юбилеи отмены в России крепостного права. Покойный пушкинист Михаил Павлович Еремин рассказывал, что о 100-летии отмены рабства в России в 1961 году из советских писателей вспомнил только Владимир Солоухин. Не знаю, так это или не так, но отмена крепостного права и сегодня у нас не отмечается широко и публично. В этом году этому великому событию исполнилось 155 лет. Я посмотрел в Интернете: нет почти ничего! Вот в Пензе в библиотеке имени М. Ю. Лермонтова открыли книжно-иллюстративную выставку. Молодцы пензенцы!

Конечно, с отменой крепостного права в России все было непросто. И готовилось оно страшно долго. Подступалась к этому еще Екатерина Вторая, но отступилась. Потом Павел Первый - не потянул. Но все-таки облегчил участь крестьян. Согласно его указу, они должны были теперь работать на помещика всего три дня в неделю, а не все семь. Потом Александр Первый... Но тут грянула война с Наполеоном... И победили его, будем говорить прямо, те, кого ни Екатерина, ни Павел, ни Александр так и не освободили от рабства.

Николай Первый в 1842 году издал указ об "обязанных крестьянах". Суть указа состояла в том, что помещики по своему желанию могли освобождать крестьян (это многие из них и сделали). Но без земли, она оставалась собственностью помещика.

Александр Второй будто бы однажды заметил, что одним из главных двигателей отмены крепостного права было прочтение им "Записок охотника" И. С. Тургенева. Так это или нет, сказать трудно, но версия красивая! У Ивана Сергеевича Тургенева было много недостатков, и, наверное, недаром недолюбливали его Достоевский и Толстой. Но это он впервые показал всему миру лица и души русских крестьян во всей их красоте и глубине. После выхода "Записок охотника" было уже немыслимо продавать этих "человеков", как скот, как вещь. "Записки охотника" печатались в "Современнике" с 1847 по 1851 год. Но еще десять лет потребовалось российской власти, чтобы решиться на этот шаг. Но... без земли. Опять без земли. Вместе со "свободой" крестьяне получали земельный надел, но четверть его стоимости нужно было выплатить бывшему помещику. Остальное "как бы" брало на себя государство, предоставляя крестьянину "кредит" на 49 лет. Именно безземелье стало одной из главных причин страшных крестьянских "голодовок", которые сотрясали Россию и в 70-е, и в 90-е годы XIX века, задолго до голодоморов ХХ века.

Российская власть в огромном долгу перед крестьянством. Была и осталась. Вспомним же об этом сегодня, спустя сто пятьдесят пять лет после того, как двадцать с лишним миллионов русских людей, по крайней мере, перестали быть рабами.

Последние новости