Популярное

С Бакуниным в голове

Актер Тахар Рахим о фильме "Анархисты", беженцах 
и своей арабской внешности

01.03.2016, 19:15
Проблемы и страсти, которые волнуют героев фильма «Анархисты», по мнению Тахара Рахима (он в кадре), 
за прошедшие сто лет мало чем изменились принципиально. Фото: kinopoisk.ru
Проблемы и страсти, которые волнуют героев фильма «Анархисты», по мнению Тахара Рахима (он в кадре), 
за прошедшие сто лет мало чем изменились принципиально. Фото: kinopoisk.ru
В российском прокате - драма французского режиссера Эли Важемана "Анархисты", участник конкурсной программы прошлогоднего Каннского кинофестиваля. В фильме рассказывается о том, как представители прогрессивной французской молодежи, "дети Парижской коммуны", в конце XIX века проникаются идеями Бакунина, берут в руки оружие и ради левых идеалов начинают совершать одно преступление за другим - в том числе и взрывы с человеческими жертвами.

Главный герой фильма - молодой полицейский Жан Альбертини, которому поручено внедриться в ячейку анархистов и выведать, какие акции и теракты они планируют. Но чем глубже Жан погружается в революционное подполье, тем больше проникается его идеями. Тем сложнее ему сделать финальный выбор между долгом, честью и (куда же без этого во французской костюмной драме) любовью...

Исполнитель роли Жана актер Тахар Рахим, приехавший на московскую премьеру "Анархистов", поговорил с корреспондентом "РГ" об идеалах и бедах нынешней Европы.

В вашем фильме светлые порывы идеалистов не проходят проверку суровой реальностью. А вы сами - идеалист?

Тахар Рахим: Я реалист, но это не значит, что не готов вступить в конфликт с тем, что я считаю неправильным. А что касается моего персонажа и людей, среди которых он оказался, то они не столько идеалисты, сколько утописты.

Есть сегодня какая-то идея, оправдывающая методы тех прототипов конца XIX века, которые стали героями "Анархистов"?

Тахар Рахим: Прошло уже более ста лет, а идеи и проблемы те же. Ведь эти люди боролись за равенство полов, доступное образование, сексуальную свободу, возможность для всех выражать свои чувства публично. Ну и главная проблема - достижение социального равенства - по-прежнему остается утопией. Ничего не изменилось.

Ну как же. Прав у людей и во Франции, и в России по сравнению с XIX веком стало явно больше.

Тахар Рахим: Конечно, я немного утрирую, но не стоит думать, что в нынешней Европе с правами все так уж хорошо. Из названных мной проблем до конца не решена ни одна. Выходцы из разных классов не имеют одинакового доступа к качественному образованию, например. Положение женщин во многих уголках мира до сих пор незавидно.

Опыт показывает, что эволюционный путь чаще бывает продуктивнее революционного, который далеко не всегда оборачивается светлым будущим.

Тахар Рахим: Иногда революции становятся разновидностью эволюции. Но они случаются и в странах, где для них никаких естественных предпосылок. Например, революции, которые происходили не так давно в Египте, Тунисе и других странах Магриба, - были именно такими. Вот и вышли одни потрясения...
"Анархистов" вполне можно назвать "фильмом идей", который концентрируется на самых острых социально-политических проблемах конца XIX - начала XX века.

А какая, на ваш взгляд, главная проблема у Европы теперь?

Тахар Рахим: (Задумывается.) Даже не знаю, как выбрать что-то одно. Для меня все же самая важная проблема - это отсутствие равенства. Люди по-прежнему возводят между собой границы по самым разным причинам... Слишком абстрактный ответ на ваш вопрос, не так ли?

Давайте спрошу конкретней. Вот, например, проблема - растущее число беженцев из мусульманских стран. Вы сами имеете арабские корни. Есть же у вас какая-то точка зрения на эту ситуацию?

Что касается моего персонажа 
и его окружения, они не столько идеалисты, сколько утописты...

Тахар Рахим: Нужно понимать, что эмиграция из арабских стран в 60-70-е годы прошлого века, когда во Францию переехали мои родители, и нынешняя эмиграция - не имеют ничего общего. Тогда люди ехали в Европу, чтобы иметь возможность работать и зарабатывать. Сегодня они бегут от смерти. Так что мне трудно ответить беспристрастно.

А ксенофобия, исламофобия Франции не грозит? Вы это на себе не ощутили?

Тахар Рахим: Я все-таки живу в центре Парижа, просто так на улице признаков этого не обнаружишь. Но я читаю социальные сети, там есть что угодно - в том числе и множество дебильных комментариев по поводу моей арабской внешности. Их, увы, все больше и больше.

Другие материалы по темам

Читайте также