Новости

Кранахи встречаются в Москве
В ГМИИ имени А.С.Пушкина открывается выставка "Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом", объединившая работы Лукаса Кранаха Старшего (1472-1553), его младшего сына - тоже Лукаса Кранаха (1515-1586) из собраний музеев Готы, Берлина, Мадрида, Праги, Будапешта, Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и частных коллекций. Проект, благодаря которому в Москве встретились 48 живописных работ и более 50 листов графики из одной из самых знаменитых художественных мастерских Европы XVI века, положившей начало Саксонской школе живописи, стал возможен благодаря инициативе ГМИИ им. А.С.Пушкина и Фонда замка Фриденштайн в Готе.

Работы Кранаха Старшего есть в российских собраниях. Его знаменитой "Мадонне под яблоней" из Эрмитажа даже посвятил в 1964 году стихотворение Иосиф Бродский, с тщанием влюбленного пересчитав количество яблок на картине ("под яблоней из пятнадцати яблок"), но в подзаголовке назвав ее в "Венерой с яблоками". Но даже знатоков Кранаха на выставке ждут открытия.

Об этом рассказывает куратор выставки Вадим Анатольевич Садков.

Вадим Садков: Начнем с того, что в России впервые можно будет увидеть вместе произведения двух Лукасов Кранахов - Старшего и Младшего. Кроме замечательного качества вещей из Эрмитажа, мы привозим картину из Нижнего Новгорода. И, конечно, работы Лукаса Кранаха Младшего из Фонда замка Фриденштайн в Готе и из частной коллекции, которые встретятся у нас в музее, для многих станут открытием этого своеобразного художника.

Но это только часть замысла. Другая идея - показать вместе работы Кранахов из собрания Фонда замка Фриденштайн и российских собраний - принадлежит Кнуту Кройху, бургомистру города Готы. В 1955 году Советский Союз вернул в Дрезденскую галерею и в другие музеи ГДР множество работ, оказавшихся в нашей стране после Второй мировой войны. Но часть работ старых мастеров из немецких собраний по разным причинам остались у нас. Поэтому идея была - впервые за 70 лет показать вместе все шедевры Кранахов из коллекции Готы.

Это проект такого же научного и общественного значения, как "Золото Шлимана" или "Сокровища Тевтобургского леса", того самого, где две тысячи лет назад германские племена разбили римских легионеров, они были показаны вместе с экспонатами из Эрмитажа, Исторического музея…

Сколько работ будет из Фонда замка Фриденштайн?

Вадим Садков: Девять картин и около 20 гравюр. Кроме того, впервые будут показаны четыре рисунка Лукаса Кранаха Старшего, считавшиеся утраченными во время Второй мировой войны. В наш музей эти рисунки пришли в 1970-1980-е годы из частных коллекций.

А какие работы Кранаха в коллекции ГМИИ им. А.С.Пушкина из Готы?

Вадим Садков: В частности, это ранняя работа Кранаха Старшего "Распятие с предстоящими" и одно из лучших его произведений - "Грехопадение Адама и Евы в Раю". Будут показаны также два портрета, мужской и женский - Лукас Кранах был очень востребованным портретистом. Но портреты родом из музея в Гейдельберге, хотя попали к нам из Готы. В конце войны немцы перевезли музейные сокровища в штольни в Тюрингии, Саксонии, и произведения из разных музеев там оказались рядом.

Впервые в России можно увидеть вместе произведения двух Лукасов Кранахов - Старшего и Младшего...

Судя по названию, была еще одна магистральная идея - показать изменение манеры семейной мастерской Кранахов в течение века. Но, наверное, изменения за такой срок в мастерских, где ремесло передавалось от отца к сыну, далее внукам, были не редкость…

Вадим Садков: Да, но положение Кранахов было уникально - они были придворными художниками. Кранах Старший - при дворе курфюста Фридриха III Мудрого, потом его брата Иоанна Твердого, потом его сына… Социальный статус Кранаха сопоставим с тем, что был у Боттичелли, Леонардо да Винчи или Тициана.

Как при дворах итальянских герцогов?

Вадим Садков: Почему только их? Ян ван Эйк, например, работал при дворе герцога Бургундского.

Но в Виттенберг, ко двору Фридриха III Мудрого, в 1505 году Лукас Кранах приехал все же молодым художником.

Вадим Садков: Молодым, но достаточно известным. Кранах довольно рано прославился в Вене. До него у Фридриха Ш Мудрого в должности придворного живописца состоял итальянец Якопо де Барбери. Он по своему уровню, может, и не сопоставим с гениями немецкого искусства, о которых мы говорим, но он повлиял и на Дюрера, и на Кранаха. Кранах сменил его на этом посту и, как и полагалось, придворному мастеру, занимался еще и оформлением свадеб, рыцарских турниров, делал зарисовки сцен охот… Как написал в панегирике художнику ректор Виттенбергского университета: "Не то, чтобы дня, а и часа не проводишь ты в праздности; кисть постоянно в деле. Всякий раз, как князья зовут тебя на охоту, ты берешь с собой дощечку и живо запечатлеваешь то Фридриха, травящего оленя, то Иоганна, выслеживающего кабана, и этим наброскам они радуются не меньше, чем самой охоте".

Лукас Кранах Старший так утвердился при дворе саксонского курфюста, что ему даже доверили воспитывать наследника - Иоганна Фридриха Великодушного. Такое восхождение вряд ли связано только с талантом художника?

Вадим Садков: Он был очень энергичным человеком. Сейчас его бы назвали, наверное, эффективным менеджером. Одно то, что он не раз избирался бургомистром Виттенберга, был членом городского совета, о многом говорит. Как и тот факт, что датский король Христиан II останавливался в доме Кранаха, когда посещал Виттенберг. Он не только получил дворянское звание и фамильный герб…

С дракончиком…

Вадим Садков: Именно. Он еще и получил привилегию на торговлю лекарствами. Конечно, аптеки всегда были доходным бизнесом. Но аптека позволяла без посредников покупать краски, минералы, необходимые для живописи и печати гравюр. Ему и типография какое-то время принадлежала…

Типография пригодилась, когда нужно было поддержать Реформацию, которую возглавил Мартин Лютер, кстати, друг Кранаха. Говорят, Лукас дал ему деньги для выпуска первого перевода Евангелия с латыни на немецкий…

Вадим Садков: Он вообще был очень верным другом. Показательна история, которая произошла уже в старости Кранаха Старшего. Его воспитанник Иоганн Фридрих Великодушный, который возглавил коалицию протестантских князей, потерпел поражение в битве при Мюльберге, где ему противостояли католики во главе с Карлом V. Иоганн Фридрих в качестве пленника был отправлен в замок, недалеко от Инсбрука. И вот 75-летний художник добровольно едет к своему покровителю, чтобы разделить с ним изгнание и тяжесть поражения. И прожил с ним пять лет. Когда Иоганн Фридрих Великодушный был прощен и отправлен в Веймар, Кранах едет туда же. Благо там же жила его дочь со своей семьей. В Веймаре до сих пор есть могила Кранаха - на старом кладбище Якобсфриденхоф.

Немецкие мастера перенимали опыт итальянских художников Ренессанса. Кранах был исключением?

Вадим Садков: Он все же ренессанс воспринимал через призму Дюрера. У них было своего рода соревнование. Особенно в области печатной графики… Что касается школы, то первые уроки он получил у своего отца Ганса Малера. Они жили в городке Кронах в Верхней Баварии, отсюда - его имя Кранах. Потом Лукас как странствующий подмастерье доехал чуть не до Кракова, и в Вене, конечно, много чего изучал. Но сказать определенно, чей он ученик, трудно.

Если Дюрер воспринял ренессанс в классическом понимании, итальянском, то Лукас Кранах - художник, более связанный с немецкой национальной традицией. Многие принципы искусства средних веков очень тесно переплетаются в его наследии с ренессансными идеалами, от которых он тоже позднее будет отходить. В направлении к маньеризму.

Действительно ли, что работы Кранаха благодаря своей "неправильности" перекликаются с мастерами авангарда?

Вадим Садков: Это так. Фактически Кранах по-настоящему был открыт и оценен на выставке 1898 года в Дрездене. После нее он становится одним из любимых художников немецких экспрессионистов. Не только Людвиг Кирхнер, но и Пабло Пикассо, и Альберто Джакометти откликаются на творчество Кранаха и создают ремейки на его работы.  Оказалось, что из знаменитых трех мастеров XVI века: Дюрера, Кранаха Старшего, Ганса Гольбейна Младшего, Кранах был наиболее созвучен восприятию ХХ века или начала нынешнего столетия необычайной экспрессивностью своего художественного языка.