Новости

03.03.2016 21:55
Рубрика: Власть

Мы помогаем "нашим людям"

Фонд поддержки соотечественников выходит на новые рубежи
Русскоязычная диаспора за рубежом сталкивается с новыми вызовами. Соотечественники нередко нуждаются в поддержке для того, чтобы успешно противостоять образовательной, трудовой и даже пенсионной дискриминации. Фото: РИА Новости
Русскоязычная диаспора за рубежом сталкивается с новыми вызовами. Соотечественники нередко нуждаются в поддержке для того, чтобы успешно противостоять образовательной, трудовой и даже пенсионной дискриминации. Фото:
Глава российского МИД Сергей Лавров выступил на заседании возглавляемого им попечительского совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. По словам министра, приходится вести "работу в осложнившейся ситуации, включая беспрецедентную антироссийскую информационную кампанию". О том, с какими проблемами сталкиваются сегодня соотечественники, и о самых резонансных судебных процессах, которые удалось выиграть, "РГ" рассказал исполнительный директор Фонда Игорь Паневкин.

Совместный проект МИДа и Россотрудничества действует уже четыре года. Скольким людям Фонд смог помочь?

Игорь Паневкин: За это время реальная правовая помощь была оказана примерно по 40 тысячам обращений от наших соотечественников. Это разбирательства и в судебных, и в административных органах власти, а также в международных инстанциях. Всего за четыре года при поддержке Фонда удалось осуществить около 300 проектов в 42 странах - от Австралии до США. Наша география постоянно расширяется, открываются новые Центры правовой помощи соотечественникам, в том числе за пределами постсоветского пространства. Наконец, при поддержке Фонда была создана Международная ассоциация русскоязычных адвокатов. Это очень важная веха. Мы надеемся, что Ассоциация позволит русскоязычным адвокатам теснее взаимодействовать друг с другом. И наши люди, попавшие в трудную ситуацию, будут знать, к кому обратиться. Ведь далеко не у всех есть возможность оплачивать дорогостоящие юридические услуги.

С каким проблемами обычно приходят люди в фонд?

Игорь Паневкин: В основном это разные формы дискриминации - в трудовой, пенсионной, образовательной сфере. Приведу конкретный пример. В Болгарии местный адвокат выиграл дело против министерства образования и науки. Ему удалось восстановить право на бесплатное среднее образование российских детей, которые имеют статус временного или постоянного проживания в этой стране. Среди них - дети предпринимателей из России, ведущих совместный бизнес с болгарами. Процесс был непростой, и мы очень рады, что смогли профинансировать деятельность адвоката, который помог сотням семей россиян.

А как обстоит дело с преподаванием на русском языке в бывших советских республиках?

Игорь Паневкин: Мы отмечаем серьезные проблемы с русским языком в Молдавии. Он потихоньку выдавливается из школьных программ, закрываются "русские" гимназии и сельские школы. Русскоязычные жители республики не принимают эту политику. Местные организации соотечественников борются за то, чтобы оспорить решения местных властей. Иногда это удается, иногда нет. Но важна каждая, пусть маленькая победа, потому что она свидетельствует о консолидации русскоязычного населения.

Участвует ли Фонд в громких процессах - таких, как дело Константина Ярошенко?

Игорь Паневкин: Да, мы напрямую работаем с американским адвокатом, финансируем услуги по защите нашего летчика. Это действительно резонансное дело, Константин Ярошенко оказался первым российским гражданином, кого американские спецслужбы в обход всех международных соглашений выкрали с территории третьей страны и тайно вывезли в США, чтобы судить по явно сфабрикованному делу. К сожалению, подобных инцидентов в отношении граждан РФ уже более двух десятков. Нет сомнений, что процесс политизирован.

Есть ли подвижки в этом деле?

Игорь Паневкин: Адвокаты делают все возможное, но мы уверены: ситуация может измениться, если в определенной мере изменится политический курс США в отношении РФ. Сколько бы ни говорилось о независимости американской фемиды, нет сомнений, что риторика политического руководства США неизбежно отражается на решении судебных органов, которые рассматривают конкретные дела.

То есть ждем выборов?

Игорь Паневкин: Ждем выборов. Я хотел бы рассказать и о других делах - быть может, не столь громких, но не менее важных и показательных. В Литве сейчас идет очень непростой процесс, он касается событий в Вильнюсе 1991 года. В список обвиняемых вошли 65 человек (большинство из них - бывшие советские военнослужащие), причем двое наших граждан участвуют в судебных заседаниях очно. Если их осудят и будет признано, что представители Вооруженных Сил СССР, с точки зрения литовского правосудия, допустили военные преступления или преступления против человечности, то после этого неизбежно последуют иски к РФ. Литовская сторона сможет использовать вердикт для предъявления финансовых требований к нашей стране. Да и сам по себе обвинительный приговор в отношении военнослужащих - граждан Советского Союза, выполнявших свой долг, станет прецедентом и попыткой нанести репутационный ущерб современной России. Для защиты наших граждан Фонд тесно взаимодействует с литовскими адвокатами. В фокусе внимания Фонда находится и защита прав ветеранов. Например, в Латвии Центр правовой помощи при содействии Фонда ведет активную работу по восстановлению прав ветеранов на социальное обеспечение. Она затрагивает интересы более 3 тысяч человек, и пять дел в судах уже выиграно.

У ваших сотрудников не возникает сложностей при работе в странах Прибалтики?

Игорь Паневкин: Именно об этом говорил министр иностранных дел Сергей Лавров, выступая на заседании попечительского совета Фонда. Некоторым нашим сотрудникам действительно закрыт въезд в Латвию. На границе их "разворачивали" с действующими шенгенскими визами как нежелательных лиц. В ряде стран ЕС наш Фонд, который не занимается политикой и осуществляет исключительно гуманитарное содействие соотечественникам, официально отнесен местными службами безопасности к "национальной угрозе". В "черные списки" включаются партнеры Фонда - многие русскоязычные общественные организации, а также отдельные активисты антифашистских организаций. Сейчас работать особенно непросто, поскольку русскоязычная диаспора оказалась под прессом массированной антироссийской пропаганды и экономического давления. На Украине наша деятельность также затруднена. Там Фонд наряду с сотней других организаций РФ находится под санкциями. Около 8 миллионов рублей были заблокированы службой безопасности Украины, и судьба этих денег до сих пор не ясна.

А что происходит в Турции, где огромное количество смешанных браков? Остается ли возможность оказывать юридическую помощь соотечественницам, которые оказались заложниками непростой политической ситуации?

Игорь Паневкин: У нас в Турции действует Центр правовой помощи. И он был очень активен, по крайней мере до последних событий, когда отношения между Российской Федерацией и Турецкой Республикой серьезно осложнились. Он действительно занимается проблемами женщин, которые, переезжая в другую страну, зачастую оказываются в незнакомой культурной, языковой среде и беспомощны перед чужой правовой системой. Это касается не только Турции. Недавно мы профинансировали издание специального сборника для русских женщин в Испании. Договорились с местным русскоязычным адвокатом, и он составил памятку для гражданок РФ, которые собираются вступить в брак с испанцами. Там описано все, что происходит в случае заключения и расторжения брака, рождения ребенка и так далее. По аналогичной схеме мы стали работать в скандинавских странах. Так, в Швеции начал выходить журнал "Мои права", на страницах которого рассматривается проблематика семейных отношений в том или ином государстве Северной Европы.

Немало резонансных историй "русских матерей" происходило Финляндии.

Игорь Паневкин: Для их разрешения была создана российско-финская комиссия, которая уже на высоком уровне будет договариваться о соблюдении неких правил в вопросах брачно-семейных отношений. Вообще вопросы статуса детей от смешанных браков, наследования имущества стоят довольно остро. Мы не занимаемся ими напрямую, хотя к каждой ситуации подходим индивидуально. Так, Фонд в течение двух лет финансировал адвокатские услуги в нашумевшем деле актрисы Натальи Захаровой, которая долгое время боролась за свою дочь, рожденную в браке с гражданином Франции.

Практика Фонда подтверждает, что наши соотечественники во многом страдают от юридической непросвещенности?

Игорь Паневкин: Мы ликвидируем этот пробел через русскоязычные СМИ. Методом проб и ошибок ищем возможности помочь нашим людям за рубежом.