Новости

03.03.2016 09:27
Рубрика: Общество

Вместо квартиры - кабинет

В Ярославле много лет люди живут в неотапливаемом офисном помещении
В этом здании завода-банкрота до сих пор живут люди. Фото: Элина Труханова/ РГ
В этом здании завода-банкрота до сих пор живут люди. Фото:
В Ярославле на обанкроченном военном заводе, в кабинетах административного корпуса, практически без удобств больше 25 лет живут люди, с 2009 года - еще и без центрального отопления. Но все их попытки докричаться до "инстанций" неизменно тонут в бумажной пучине запросов-ответов  и заканчиваются ничем.

Не дождались

"Гордиев узел", о котором автор этих строк писала еще несколько лет назад, был завязан в начале лихих девяностых. Военному авторемонтному заводу, расположенному в промзоне Ярославля, требовались гражданские рабочие кадры, и одним из козырей в их привлечении стала вполне реальная на тот момент перспектива получить от завода жилье. А пока новый дом находился на нулевом этапе строительства, тогдашний директор завода из самых благих побуждений поселил и прописал часть устроившихся на предприятие работников в кабинетах административного корпуса завода. Благо здание было сооружено "на вырост" и наполовину пустовало.

Тогда все были счастливы: расселились по кабинетам на четвертом этаже, в широком конторском коридоре устроили общую детскую, организовали коллективный быт, готовясь к настоящему новоселью. Но грянул 1991 год - жилищные программы "замерзли", а вырытый под новостройку котлован на долгие годы утонул в воде. Кто смог - из кабинетов съехали. Кто не смог - обитают в них по сей день. Сегодня в заводоуправлении живут десять человек, еще четверо - в небольшом общежитии для командированных, тоже на территории завода.

Минобороны меж тем реформировалось, ярославский военный завод стал частью ОАО "Оборонсервис" и из федерального государственного унитарного предприятия был преобразован в ОАО "132 ЦАРЗ" - 132-й центральный автомобильный ремонтный завод. К сожалению, за этими событиями очень скоро последовало гораздо более кардинальное решение - о сворачивании здесь производства в связи с отсутствием заказов. В результате в 2009 году на предприятии остановили котельную, а обитателей нечаянной общаги поставили перед фактом: на зиму они остаются без отопления. Люди замерзали до ноября, посылая SOS во все инстанции, пока их мольбы не долетели до приемной тогдашнего губернатора Сергея Вахрукова.

- Тогда ведь праздник был, День народного единства, но к нам целая бригада явилась: проводку прокладывали, счетчики и автоматические выключатели устанавливали, обогреватели выдавали, - вспоминает ту губернаторскую помощь бывший комендант завода Татьяна Хренкова. - Два дня у нас работа кипела.

Правда, после ухода электриков люди призадумались: от замерзания их спасли, но какой ценой? Планировка офисного советского здания - типовая, то есть с окнами во всю ширь кабинетов и высоченными потолками. Нагреть такое помещение - значит опустошить кошелек. Два непрерывно работающих обогревателя мощностью два киловатта обходятся в 10-11 тысяч рублей в месяц. Поэтому кто-то всю сумму заводу просто не платит, рискуя оказаться в крупных должниках, кто-то экономит и мерзнет. Но даже там, где обогреватели работают на износ, в морозы не бывает теплее +10.

"Встаю со слезами"

С началом сворачивания производства люди поняли, что рискуют вообще оказаться на улице, поэтому через суд добились признания занимаемых помещений жилыми и в 2013 году заключили с западным региональным управлением жилищного обеспечения минобороны РФ договоры социального найма. В этом же году Дзержинский районный суд Ярославля обязал ОАО "132 ЦАРЗ" предоставить жильцам кабинетов услугу по водяному отоплению. Нетрудно догадаться, что решение суда до сих пор не исполнено, а судебные приставы оказались бессильны заставить руководство ликвидируемого завода запустить котельную ради "лишних" 14 человек. После того, как в 2015 году авторемонтный завод был признан банкротом, ситуация осложнилась еще больше.

Между тем неотапливаемое административное здание ускоренными темпами приходит в негодность. Признаюсь, за годы журналистской работы немало приходилось созерцать всякой плесени на стенах, грибка и разрухи в старом жилье. Но настоящие поганки, причудливой формы организмы (ей-богу, как в лесу) на изъеденной штукатурке я видела только здесь - в ледяном общем коридоре бывшего заводоуправления. Тепловые пушки "от Вахрукова" в этом коридоре простояли год, потом их сняли, и теперь зимой здесь почти так же, как на улице. Да и летом тоже, потому что крыша давно прохудилась, вода в дожди и зимнюю слякоть течет на электропроводку, заставляя людей постоянно бояться короткого замыкания и пожара.

- Я ночью сплю и боюсь. Проводка старая, вся промокла. Даже зимой у нас везде тазы и ведра. В декабре за ночь полведра накапало! Ложусь со слезами и встаю со слезами, - рассказывает о своих мытарствах пенсионерка Вера Гордышева.

Неотапливаемое административное здание ускоренными темпами приходит в негодность

Кроме электричества, в кабинетах-комнатах никаких других удобств нет: ни водопровода, ни канализации, из-за чего жильцы не могут поставить даже стиральные машинки. А два общих санузла - мужской и женский - настолько малы, что о дополнительных удобствах думать не приходится. Дабы не умываться по утрам ледяной водой над общей раковиной, люди используют в комнатах дачные рукомойники: греют для них воду на электроплитках, а все, что потом из рукомойников вытекает, собирают в ведра и несут выливать в общий унитаз. Впрочем, вода в холодном здании - удобство тоже очень нестабильное. Чтобы она в трубах зимой не замерзла, жильцы вынуждены кран не докрывать, оставляя тонкую струйку. Представители завода сами повесили над "источником" объявление: "Воду оставлять на проток".

"Отфутболили"

С тех пор как жильцы заводоуправления уяснили, что перед ними открылась перспектива в кабинетах не только жить, но и умереть, они начали хвататься за все "соломинки": написали больше 60 писем в разные инстанции. В ответ, как правило, получали отписки, удивляясь тому, как же читают их обращения в ведомствах, если называют их обиталище "жилым домом". Наконец в марте 2015 года к ним явилась комиссия из центра госсанэпиднадзора минобороны (город Долгопрудный), признавшая условия проживания в помещениях заводоуправления не соответствующими требованиям СанПиН. Рассматривалась ярославская проблема и на заседании межведомственной комиссии минобороны в Западном военном округе, но к тому моменту в положение о признании помещений непригодными для проживания правительство РФ внесло изменения, возложившие функции по созданию межведомственных комиссий для оценки жилфонда РФ, в том числе и находящегося в ведении минобороны, на органы местного самоуправления. То есть из оборонного ведомства жильцов кабинетов в итоге перенаправили в ярославскую мэрию.

Там вопрос рассмотрели. Городская межведомственная комиссия в своем заключении от 21 января 2016 года признала, что "выявлены основания для признания помещений непригодными для проживания". Как пояснили в мэрии Ярославля, теперь их судьбу должен определить собственник, поэтому заключение направлено в минобороны для принятия решения - "изготовления федеральным органом исполнительной власти распоряжения с указанием мероприятий, касающихся обеспечения жилищных прав граждан". То есть расселять импровизированную заводскую общагу, по мнению городских властей, должно все же именно оборонное ведомство.

Тут бы и порадоваться наконец забрезжившему свету в конце туннеля, да нет - померещился свет. На запрос "Российской газеты" в пресс-службу минобороны пришел ответ: "Граждане, проживающие на территории ОАО "132 ЦАРЗ", не состоят на учете в органах жилищного обеспечения минобороны России, в связи с чем минобороны не имеет правовых оснований по обеспечению гражданского персонала ОАО "132 ЦАРЗ" жилыми помещениями".

Как горько шутят сами заводчане, проблема, видимо, решится лишь тогда, когда они естественным образом перемрут. Перспектива, между прочим, не такая уж и далекая: недавно к жильцам приходили энергетики и грозились отрезать их от энергоснабжения за долги…

Комментарий

Сергей Бабуркин, уполномоченный по правам человека в Ярославской области:

- Люди оказались в недопустимых условиях проживания. Из-за бюрократической казуистики ведомства, вовлеченные в данную ситуацию, получают возможность уходить от решения проблемы. Положение, сложившееся на заводе, уникально и, думаю, требует принятия какого-то точечного решения. В частности, со стороны министерства обороны, потому что люди проживают в принадлежащих именно ему помещениях, несмотря на то, что эти помещения переданы в хозяйственное ведение акционерного общества, находящегося в тяжелом экономическом положении. Люди на протяжении многих лет проявляют огромное терпение и уже этим заслуживают более внимательного к себе отношения. Они справедливо полагают, что ведомство, на которое они в свое время долго и добросовестно работали, могло бы приложить какие-либо усилия, чтобы решить их, в общем, не столь уж и значительную в масштабах бюджета минобороны проблему.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке