Новости

03.03.2016 04:37

Война и мир Николая Асеева

Командира "сорокапятки" спасла на фронте материнская вера
Его школьный выпускной был 22 июня 1941 года. Он вышел живым из ада Курской битвы. На войне между боями умудрялся читать книги, а несколько послевоенных десятилетий честно служил закону. Ни одного утра без зарядки, ни одного дня без доброго дела - таковы правила жизни 95-летнего фронтовика Николая Ивановича Асеева.
 Фото: Сергей Красноухов Правнучка Кира - главная радость Николая Асеева сегодня. Фото: Сергей Красноухов
Правнучка Кира - главная радость Николая Асеева сегодня. Фото: Сергей Красноухов

Младший лейтенант, парень молодой

Коля Асеев родился в 1921 году в Минске. Семья часто переезжала - партия посылала отца на работу то в один конец страны, то в другой.

- Нашей семье даже довелось пожить в имении Евдокии Ростопчиной, современницы Пушкина. Там, в Воронежской области, я и в школу пошел, - вспоминает Николай Иванович.

По его словам, отец был романтик еще тот. Так, в 1931 году Асеевы оказались на неведомом Сахалине. Синее море, тайга, барак с трехэтажными нарами. Жили в маленьком поселке неподалеку от Александровска-Сахалинского.

Тогда почта с материка на Сахалин шла месяцами, на север острова ее возили на собаках. Мальчишка отмерял время доставками корреспонденции, ведь в засаленных мешках помимо писем, газет и журналов были книги, которые он "глотал" в бессчетном количестве, постигая мир, узнавая жизнь.

Коля обожал спорт. Увлекался лыжами и стрельбой. А после просмотра фильма о хирурге заболел медициной.

Мечта стать врачом не сбылась.

- У нас в школе выпускной бал был 21 июня 1941 года. Тогда я в первый раз девочку поцеловал, - говорит Николай Асеев.

Утром 22-го все выпускники встречали рассвет и были счастливы, а через несколько часов объявили: война!

Призывная комиссия определила рослого юношу в артиллерию. Он стал курсантом Томского артиллерийского училища, где за девять месяцев из пацанов делали офицеров.

- Из гуманитарных предметов мы учили только немецкий язык, все остальное время было отдано военным дисциплинам, - вспоминает Николай Иванович.

Февраль 1942 года. Младший лейтенант Асеев направлен в 322-ю стрелковую дивизию Западного фронта. Первый бой он принял под калужской станцией Сухиничи. Немец там пер напропалую, нескончаемой черной силой. Вода в речке Жиздра алела от крови.

Во фронтовой судьбе артиллериста было немало случаев, когда он оставался живым вопреки всем

- Пошли в контрнаступление, потеряли половину личного состава, - вздыхает фронтовик. - Как-то раз немецкий летчик меня заметил и стал поливать из пулемета. Я упал в какую-то щель и стал молиться, как мать учила: "Господи Исусе, помоги…".

Во фронтовой судьбе Асеева было немало случаев, когда он оставался живым вопреки всему. Шинель осколками изорвана в клочья, а на теле - ни единой царапины.

- Убежден, что это мать отмолила меня. Она была верующей,- говорит девяностопятилетний победитель.

Ни земли, ни неба

Его война - это лучшие годы молодости, когда кровь бурлит, как кипяток, когда хочется любви.

- Женщины на фронте были поделены между старшими командирами. Нам оставалось только мечтать о мирной жизни и счастье, - улыбаясь, вспоминает он.

В перерывах между боями офицер прочел "Анну Каренину" и "Войну и мир". Он узнавал мир из книг, а войну - из жизни.

Судьба закинула Николая в ад Курской битвы.

- Не было ни земли, ни неба. Только выстрелы, разрывы, крики и стоны, - так вспоминает о страшном сражении командир 45-миллиметровой противотанковой пушки.

Эти "сорокапятки" артиллеристы зачастую таскали на себе по дорогам войны, ведь лошадей не хватало.

Николай Асеев форсировал Днепр, освобождал Украину, дважды был ранен. Второй раз - тяжело. У самой границы с Германией осколок сильно повредил левую ногу. Несколько месяцев фронтовик валялся по госпиталям, и в итоге был комиссован по инвалидности. Ему дали II группу.

- Ранение - ерунда, главное - живой остался. У меня на глазах сотни людей погибали. Помню, поваром у нас был добродушный мужик, который до войны работал сапожником и все мечтал после окончания войны "тухальки" женщинам шить. Он так и говорил "тухальки". Его убило на моих глазах, - говорит Асеев.

Адвокат на костылях

Домой на Сахалин молодой инвалид войны вернулся на костылях. Левая нога висела безжизненной плетью, незаживающая рана кровила.

Как-то друзья на спор сломали костыли, и Николаю пришлось идти по берегу моря с палочкой. Потом он и ее бросил.

- Отвоевывал себя у болезни только гимнастикой, по-другому бы не получилось, - уверен Николай Иванович.

Начитанного парня со средним образованием взяли консультантом в городской отдел юстиции Александровска-Сахалинского, затем была учеба на курсах адвокатов.

В судах Асеев любил цитировать великих защитников, таких как Плевако, Кони. Вспоминает, как какой-то малограмотный прокурор возмутился: "Какие еще кони?".

Помнит ветеран и свою первую адвокатскую победу, когда ему удалось доказать невиновность молоденького матросика, которого обвиняли в убийстве.

Николай Иванович заочно окончил Московский юридический институт, прошел несколько ступеней в юриспруденции. Работал судьей городского суда в Южно-Сахалинске, семь лет отдал прокуратуре.

- Но надзор - это не мое, мне больше по душе адвокатское дело, - улыбается Асеев.

Больше десяти лет, до самого выхода на пенсию, он руководил управлением юстиции Сахалинской области.

На тех первых послевоенных адвокатских курсах Николай встретил свою Аллу. Жена разделяла его страсть к охоте и рыбалке, великолепно стреляла и свободно ориентировалась в тайге. Вместе они обошли все южное побережье Сахалина.

- Ухи наварим, а потом обнимемся и спим на берегу моря просто так, без палатки. Нас укрывали туманы. Утром просыпались абсолютно счастливые, - тепло улыбается Николай Иванович.

Асеев овдовел больше четверти века назад: супруга погибла в ДТП. Дети давно выросли. Дочь живет в Южно-Сахалинске, сын в Нальчике. Его сегодняшняя радость - правнучка Кира, которая не отходит от деда ни на шаг.

Фронтовика печалит одно - подвело зрение, стало трудно читать.

Каждое его утро начинается с зарядки, ведь движение - жизнь. Это Асеев точно знает.

Война ветерана не отпускает - недавно снова открылась старая рана на ноге, которую он обязательно залечит ко Дню Победы.

- Летом болеть нельзя! У меня дача, а земля мне сил дает.

Прямая речь

Зинаида Гльоговер, председатель Сахалинской областной организации ветеранов войны и труда:

- Николай Иванович Асеев пользуется большим уважением. Он почетный гражданин Сахалинской области. Очень эрудированный, добрейшей души человек. Ведет большую пат­риотическую работу, никогда не отказывается выступить перед молодежью. Еще он великолепный шахматист и душа любой компании.