Новости

03.03.2016 06:52
Рубрика: Экономика

Теремок под ключ

Тюменские лесопромышленники ищут новые рынки сбыта
Чтобы запустить лесопилку, нужно 500 тысяч рублей - сумма вполне доступная для сельских предпринимателей. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Чтобы запустить лесопилку, нужно 500 тысяч рублей - сумма вполне доступная для сельских предпринимателей. Фото:
Если бы хотя бы половину строящегося в Тюмени жилья экономкласса застройщики взялись по минимуму обставлять мебелью местного производства, то мебельщики региона смогли бы дополнительно заработать свыше миллиарда рублей в год. В условиях падения потребительского спроса такая кооперация стала бы подспорьем для местной мебельной промышленности, которая за последний год просела на 15 процентов. Как, собственно, и для всего лесопромышленного комплекса региона. Сейчас, несмотря на провал по отдельным направлениям, в целом он все же демонстрирует рост. Какие производства вытягивают отрасль и на чем инвесторы гарантированно смогут заработать в ближайшие годы, "РГ" рассказал директор департамента лесного комплекса Тюменской области Владимир Артановский.

Владимир Владимирович, инвестиционная активность в последнее время снизилась повсеместно. Надо полагать, в лесопромышленном комплексе (ЛПК) такая же картина?

Владимир Артановский: Я бы так не сказал. Напротив, ситуация с курсовой разницей во многом стимулирует инвесторов, поскольку позволяет работать на экспорт. На том же фанерном комбинате производство в прошлом году увеличилось на 20 процентов. Три четверти выпускаемой в Тюмени фанеры сегодня экспортируется. Новым и интенсивно развивающимся направлением стало производство деревянной тары, спрос на которую растет: за пару лет в регионе построили два десятка новых заводов, им требуется упаковка. Получила развитие биоэнергетика. Как и в целом в России, не в лучшем положении у нас мебельная промышленность, но мы ищем новые рынки сбыта. В целом производство в лесопромышленном комплексе области за прошлый год в физическом объеме выросло на семь процентов. Динамика неплохая. Сейчас мы ведем переговоры с крупными инвесторами, которые хотели бы вложиться в лесопиление, переработку березы. Есть желающие заняться деревянным домостроением, производством половых покрытий. Часть проектов еще обсуждается, для других подобраны площадки. Как минимум три крупных проекта готовы к старту строительства.

Привлекает ЛПК и малый бизнес. В 2015 году проведена работа по развитию и модернизации 60 малых и средних производств. Совместно с областным инвестагентством мы разработали для предпринимателей шесть типовых проектов со стартовым капиталом от 300 тысяч до 10 миллионов рублей. Это бизнес-планы, в которых детально расписано, что необходимо для старта того или иного производства: оборудование, затраты, персонал.

Кто-то уже построил бизнес по этим моделям?

Владимир Артановский: Появилось несколько лесопильных производств. Проще говоря, предприниматели поставили в селах пилорамы и теперь обеспечивают население стройматериалами. Созданы пеллетные производства - их уже три, еще два появятся в ближайшее время, есть домостроительные предприятия.

Все эти производства довольно комфортно чувствуют себя в сельской местности. Чтобы запустить ту же лесопилку, нужно порядка 500 тысяч рублей. При существующей господдержке это вполне доступно для сельских предпринимателей. Как и производство тары, рынок которой в регионе оценивается почти в миллиард рублей. Сейчас тарную дощечку в области производят около десятка предприятий. Если рынок увеличится втрое, можно представить, какие у этого бизнеса перспективы. То же самое с биоэнергетикой. Ежегодно от лесозаготовки и деревообработки образуется 500 тысяч тонн отходов. Их можно утилизировать, а можно превратить в биотопливо. По оценкам регионального департамента ЖКХ, от 45 до 80 муниципальных котельных, которые сейчас работают на угле и мазуте, целесообразно перевести на древесное топливо. Его потребителями могут стать и владельцы загородного жилья. В той же Германии пеллетами отапливаются 40 процентов домохозяйств, у нас - от силы три-четыре. И это при том, что мы живем в лесном краю, где тонна пеллет стоит 6-8 тысяч рублей, тогда как в Европе - 200-230 евро.

А для вложений в мебельное производство сейчас, получается, не лучшее время?

Владимир Артановский: Отрасль просела, но мы ищем новые рынки сбыта, призываем более активно сотрудничать с застройщиками. Впервые продавать меблированные квартиры экономкласса в Тюмени попробовали в 2007 году. На тот момент я возглавлял деревообрабатывающий комбинат и это была наша идея. Опыт оказался успешным. Сейчас с мебельщиками сотрудничают пять-шесть строительных фирм, еще около десяти обсуждают варианты кооперации. В ближайшее время для каждой из них мебельные компании разработают три-четыре вида интерьеров. В совокупности получится до 50 вариантов меблировки. К примеру, при "упаковке" однокомнатной квартиры шкафом-купе и кухонным гарнитуром квадратный метр жилья дорожает всего на 700 рублей. Для покупателя мебель обойдется дешевле, чем в магазине. Возможно, рентабельность бизнеса при этом чуть снизится, но зато удастся загрузить производственные мощности, сохранить рабочие места. На днях организуем для застройщиков специальный тур по мебельным производствам. Пока некоторые из них ошибочно полагают, что местная мебель не достаточно качественная. На самом деле большинство производств имеют современное оборудование и выпускают достойную продукцию. Более того, сегодня власти региона обсуждают возможность строительства арендных домов. Если они появятся, мебельщики получат еще один канал сбыта.

Сбыт упал и у предприятий, занимающихся деревянным домостроением. И власти уже взялись им помочь.

Владимир Артановский: В этом году в регионе появится центр деревянного домостроения - масштабный выставочный комплекс, который поможет предприятиям продвигать продукцию, а жителям региона - лучше ориентироваться на рынке. Идею бизнеса поддержали власти: выбрано две площадки, на каждой из которых появится комплекс со своей концепцией. Их гости смогут познакомиться с технологиями, оценить комфорт жилья, пообщаться со специалистами и выбрать вариант на свой кошелек. Дома планируется возводить под ключ. Сейчас только пятая часть индивидуального жилья в области строится в деревянном исполнении, но, думаю, в ближайшее время его доля увеличится.

Еще не так давно лесовозы из Тюменской области один за другим шли за пределы региона, сегодня такого не наблюдается. Есть проблемы с сырьем?

Владимир Артановский: Это неверное представление. Ежегодно в регионе прирастает 12-15 миллионов кубометров лесов, а вырубаем два-три. Только на юге области без ущерба для экологии сейчас можно пустить в переработку четыре миллиона кубометров березы. В северных районах большие запасы хвойного леса. Правда, их освоение затруднительно: для добычи миллиона кубометров нужно проложить в среднем 100 километров лесных дорог. Это огромные затраты, которые не по силам малому бизнесу, поэтому сейчас ведутся переговоры с рядом крупных инвесторов.

В северных районах большие запасы хвойного леса. Но для добычи миллиона кубометров здесь нужно проложить 100 километров лесных дорог. Это затраты, которые не по силам малому бизнесу

Что касается вывоза леса, он действительно сократился. Но лишь потому, что поставлена задача как можно больше древесины перерабатывать внутри области. В ближайшие пять лет в отрасль планируется вложить около девяти миллиардов рублей и увеличить годовой объем переработки с одного до трех миллионов кубометров. Это позволит создать дополнительно почти две тысячи рабочих мест и обеспечить более двух миллиардов рублей налоговых поступлений.

Получается, ресурсов достаточно, но при этом жители региона сетуют на то, что крайне сложно получить полагающиеся по закону льготные кубометры древесины.

Владимир Артановский: Очередь действительно большая, особенно в центральных районах. В Тюменском, например, 1,5 тысячи человек. Ежегодно на нужды граждан здесь отводится около 15 тысяч кубометров древесины на корню. Если учесть, что на каждого полагается по 120 кубометров, то в год льготный лес получают лишь 125 заявителей. Люди стоят в очереди по шесть-семь лет. Предлагаем лес в Вагайском, Уватском районах - не соглашаются: очень дорого обходится вывоз. Выделять же больше не позволяет лимит лесосеки, изменить его мы не можем. Да и увеличение спровоцирует развитие теневого рынка. Не секрет, что и без того более половины льготной древесины используется не для строительства собственных домов, а для перепродажи. После того как мы начали контролировать целевое использование льготного леса, таких случаев стало меньше, но люди все равно умудряются на этом зарабатывать.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке