Новости

09.03.2016 21:05
Рубрика: В мире

Мост между природой и искусством

Японцы привыкли отождествлять прекрасное с целесообразным
Зимой у японцев принято любоваться свежевыпавшим снегом. Весной - цветением сакуры. Осенью - листвой пожелтевших кленов и яркой луной. Фото: REUTERS
Зимой у японцев принято любоваться свежевыпавшим снегом. Весной - цветением сакуры. Осенью - листвой пожелтевших кленов и яркой луной. Фото:
Японский образ жизни позволил обитателям Страны восходящего солнца перебросить мост между природой и искусством, а также мост между искусством и повседневным бытом.

Японцам присуща не столько решимость покорять природу, сколько стремление жить в согласии с ней. Этой же чертой пронизано их искусство. Цель садовника - воссоздать природу в миниатюре. Ремесленник стремится выявить фактуру материала. Повар - сохранить вкус и вид продукта.

Найти и раскрыть

Универсальной приправой в японских кушаньях служит адзи-но-мото. Слово это буквально означает "корень вкуса". Назначение адзи-но-мото усиливать присущие продукту вкусовые особенности, не изменяя их.

Можно сказать, что адзи-но-мото символизирует японское искусство вообще. Его цель доводить материал до такого состояния, в котором он наиболее полно раскрывал бы свою первородную прелесть.

Став горожанином, современный человек во многом утрачивает контакт с природой. Она уже почти не влияет на его повседневную жизнь. А японец даже в городе остается не только чутким, но и отзывчивым к смене времен года.

Подчиняясь календарю, он старается есть определенную пищу, носить определенную одежду, менять внутреннее убранство своего жилища.

В быту японцев прочно укоренился обычай коллективно следить за наиболее колоритными явлениями природы. Зимой принято любоваться свежевыпавшим снегом. Весной - цветением сакуры. Осенью - листвой пожелтевших кленов и яркой луной. Причем речь идет не о каком-то избранном классе эстетов. Автомобильные заводы, электротехнические концерны, рыболовецкие артели заказывают для этого целые экскурсионные автоколонны. Благодаря этому такие путешествия вполне доступны для средней трудовой семьи и во многом скрашивают ее повседневную жизнь.

Японцы не делят искусство на чистое и прикладное. Они привыкли отождествлять прекрасное с целесообразным. Любой предмет их домашней утвари сочетает в себе красоту и практичность.

Цветы, которые живут

В японском жилище есть ниша, где стоит ваза с икебаной - композицией из цветов. Икебана - это самостоятельный вид изобразительного искусства. Ближе всего к нему стоит, пожалуй, ваяние. Скульптор ваяет из мрамора, глины, дерева. В данном же случае в его руках цветы, ветки, вазы.

Для японского понятия "икебана" в зарубежных языках до сих пор не найдено точного перевода. Принятое на Западе выражение "аранжировка цветов", так же как и наш русский термин - "искусство составления букетов", не раскрывает всей сущности икебаны.

Иногда иероглифы икебаны дословно переводят как "живые цветы" или как "цветы, которые живут". Но и это определение нельзя называть исчерпывающим, ибо первый иероглиф "ике" не только означает "жить", но и является формой глагола "оживлять", "выявлять", который противоположен слову "подавлять". Поэтому выражение "икебана" можно перевести как "помочь цветам проявить себя".

Есть притча о мастере икебаны по имени Рикю. Его сад славился на всю Японию цветами повилики. Взглянуть на них решил сам правитель страны Хидэёси. Однако, придя в назначенное утро в сад, он с удивлением обнаружил, что все цветы срезаны. Уже начавший гневаться повелитель вошел под навес и тут увидел икебану из одного единственного цветка повилики. Рикю принес в жертву все цветы своего сада, чтобы подчеркнуть их красоту в одном, самом лучшем.

Эту притчу рассказывают японцам на первом же уроке икебаны. Его приучают к тому, что выразительность скупа, что с каждой ветки с листьями и цветами надо так же безжалостно удалять все лишнее, как скульптор скалывает с мрамора все, что не есть лицо человека.

Японцы посмеиваются над американской привычкой судить о человеке по его доходам. Однако и этот критерий порой о многом говорит. Нет причин удивляться тому, что обладателем наивысших доходов в Японии, то есть "налогоплательщиком номер один", многие годы был Мацусита - человек, с именем которого связана электрификация японского быта.

Но если отрешиться от дельцов и политиков, от промышленников и торговцев, то окажется, что самые высокооплачиваемые люди в этой стране - мастера икебаны. Список налогоплательщиков среди "лиц свободных профессий" много лет возглавлял Софу Тесигахара, основоположник новой школы икебаны, которая имеет миллионы последователей и тысячи кружков по всей стране.

У западных искусствоведов существует выражение, что японская культура - это восхваление пустяков. У японцев есть термин "цивилизация сосновой иглы". Под этим имеется в виду способность наслаждаться красотой сосновой хвоинки, вместо того чтобы пытаться охватить взором целый лес.

Икебана, стихосложение, любование природой - все это объединено у японцев словом "фурю", то есть "изящные досуги". А искусство икебаны, в частности, любимо народом именно за его общедоступность, за то, что оно позволяет даже бедному человеку ощущать себя духовно богатым.