Новости

В Александринке прошла премьера спектакля "Сегодня. 2016"
Главный герой спектакля Фокина помещен в стеклянный куб, который отделяет его от остальных персонажей. Фото: Катя Кравцова
Главный герой спектакля Фокина помещен в стеклянный куб, который отделяет его от остальных персонажей. Фото:
Москва полнится слухами о летающих тарелках, кружащих вокруг Новой сцены Александринского театра. Петербург замер в предвкушении последствий от культурного нашествия инопланетян.

Спектакль "Сегодня. 2016" Валерия Фокина может стать самым обсуждаемым и необычным событием театрального сезона. Не из-за специфического жанра политической фантастики - из-за новых форм, которые еще сто двадцать лет назад искал чеховский герой Константин Треплев в "Чайке", а нашел их, похоже, теперь художественный руководитель Александринского театра - в повести своего сына Кирилла Фокина "Огонь".

Если спектакль Фокина-старшего смотрится буквально на одном дыхании, то повесть Фокина-младшего "Огонь" читается за один вечер - открыв первую страницу, отложить книгу, не узнав, чем все закончится, невозможно. Так мастерски там переплетается жанр альтернативной истории с почти детективным сюжетом и острым психологизмом в разработке характера главного героя. Человека, чья личная семейная драма разворачивается на фоне приближающейся мировой трагедии, предотвратить которую намерены инопланетные существа. Однажды, видимо, уже прошедшие путь землян, и знающие способ, когда и как нужно остановиться, чтобы не сделать последний коллективный шаг к всемирной катастрофе.

Зрителей долго ведут черными лабиринтами. Рассаживают "по вертикали" - архитектура зала Новой сцены изменена так, что все оказываются в первом ряду. Их ждут незабываемые впечатления, и в том числе - тактильные. Это когда по ходу действия в момент встречи с инопланетными существами пространство вокруг начинает вибрировать, и зрители не в своем воображении, а физически ощущают, будто земля уходит из-под ног.

Все нормы безопасности публики при том соблюдены и даже перевыполнены: от летающих тарелок (радиоуправляемых черных кругов с огненными всполохами по периметру) - будто от опасных хищников, публику защищают надежные железные конструкции. Но дело тут не в мерах предосторожности - в психологическом настрое и личной ответственности каждого. Ведь внеземные создания - поверим авторам - умеют проникать через любые стены. Появляться так же внезапно, как и исчезать. И разговаривать с нами, внедряясь в наш мозг. (В спектакле - через индивидуальные небольшие экраны, на которые транслируются тексты для каждого).

Главный герой, Владимир Огнев - сотрудник министерства по делам науки и прогресса, доктор психологии, изучающий оценку влияния инопланетян на психику человека. По правде сказать, его отдел психологических исследований мало чего достиг, ведь его главная боль, как руководителя, - с какой стати мы надеемся понять их, если не можем понять даже себя? И все же, невзирая на настроения, его психика настолько устойчива, а опыт уникален, что именно ему поручено присутствовать при контакте с инопланетянами на самом первом уровне, который может изменить ход человеческой истории. Когда в Зимний дворец съезжаются главы государств и слетаются тарелки инопланетян, он, как ведущий специалист, должен понять - не угрожают ли нам пришельцы, не ведут ли они двойную игру, и не врут ли они нам?

Сделать это непросто - пришельцы умеют читать наши мысли. (Слава богу, у большинства людей короткая память). В вымышленном министерстве, где работает Огнев, такие бесцеремонные вторжения в сознание человека хорошо изучены и тщательно проанализированы. Там вообще учитывается все, и не только в отношении инопланетян: ведется даже статистика по психологическим портретам жен ученых. Но вести свою линию, когда внутренние монологи переходят во внешние, а внешние, наоборот, "транслируются" прямо в голову, будто кто-то разговаривает с ним его же мыслями, - высший психологический и актерский пилотаж.

В книге Владимир Огнев, как человек, который знает и помнит истину, оказывается самым свободным из всех; в спектакле же он отделен от всех стеклянной стеной. И большую часть времени на сцене актер Петр Семак в образе Огнева проводит в стеклянном кубе, любое прикосновение к стенкам которого вызывает электрический разряд. "Я знаю правду. Я видел ее", - удар током. "Я знаю истину. И как тяжело одному знать истину..." - два разряда...

У странной силы, пришедшей из космоса во спасение человечества, намерения действительно благие: они хотят навести порядок на земле. Избавить людей от страха. Вмешаться, чтобы уберечь нас от страшных ошибок. Они не собираются управлять человечеством - они лишь хотят поделиться способом, который позволит контролировать каждого человека и влиять на поведение каждого индивида. Их условие - уничтожить все оружие массового поражения. Тогда больше не будет войн, и мир станет един. Справедливая цена, которую человечество должно заплатить. Но у людей другие планы - война против инопланетян и создание единой армии Земли.

Финальный монолог Огнева - Петра Семака - звучит на грани отчаяния. Доктор психологии знает: вежливая корректность пришельцев закончится, как только они почувствуют опасность. Они не будут бездействовать, "сегодня, сейчас, скоро - мы все обречены". Он обращается к инопланетянам, как к людям, с великой мольбой о том, что у всех простых смертных есть право на жизнь: "Вы ведь тоже совершали ошибки, или сразу стали идеалистами? Да, мы не совершенны, но я не хочу, чтобы погибли те, кого я люблю!"

Забыть личную семейную трагедию у него не получается даже спустя десять лет - человечество еще не научилось стирать память в болезненных местах. Но достучаться до высшего разума ему удается. Заклинание "ну дайте же нам еще один шанс!" - кажется, не только услышано, но и правильно понято. Взрыв, грохот, земля опять уходит из-под ног, часть железных конструкций рушится. Летающие тарелки улетают. Мы куда-то плывем...

Нужно подводить итоги? "Сегодня. 2016" оказывается для зрителей психологическим экспериментом. Выводы из него - что ждет человечество, и способно ли оно без помощи внеземного разума решить свои проблемы - каждый делает сам. Но один существует универсальный. О котором говорят герои повести, оставшиеся за сценой: "Тебе тяжело, но не тяжелее, чем всем остальным... Настанет время, и ты подумаешь, что все закончилось. Вот тогда-то все и начнется..."