Новости

Россия поднялась на шестое место среди стран - экспортеров продовольствия
 Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
Фото:
Цены на основные продукты питания в этом году не должны расти быстрее инфляции, - рассказал "РГ" заместитель министра сельского хозяйства Сергей Левин. Он отметил, что резкие скачки по некоторым товарам, например по овощам, имеют сезонные причины, и когда подходит свой урожай, ценовая ситуация выравнивается.

Не ожидается дефицита товаров и в связи с продэмбарго, которое в начале года Россия ответно ввела в отношении Украины и Турции. Выбывшие объемы готовы заместить другие страны, кроме того, Россия усиленно наращивает собственное производство. Глобальная цель - обеспечить внутренние потребности и завоевать новые рынки. Наши стратегические товары - зерно, мясо и вино. Есть серьезные планы по развитию винодельческой отрасли Крыма.

Сергей Львович, с нового года вступило в силу продовольственное эмбарго в отношении Турции и Украины, и, конечно, потребители беспокоятся об ассортименте товаров, уровне цен. Оправданны ли эти опасения?

Сергей Левин: Определенная доля беспокойства уместна всегда. Но я не вижу серьезных оснований, чтобы переживать из-за ассортимента и роста цен в связи с продэмбарго, которое Россия ввела в ответ на западные санкции и недружественные действия Турции и Украины. При принятии решения о номенклатуре продукции, которая запрещалась к ввозу из этих стран, правительство России в первую очередь исходило из интересов отечественных сельхозпроизводителей и потребителей.

Главный принцип при принятии решения был таким: не навредить своим.

Этой же логики мы придерживаемся и сейчас. Заменяем запрещенные к ввозу виды продовольствия из Украины и Турции поставками из других стран. Например, цитрусовые, которые не можем заместить сами в силу климатических условий, завозим из Абхазии и Марокко. Некоторые фрукты и овощи поставляются из Израиля и Египта. Недавно я провел переговоры с коллегами в Сербии. Можно сказать, что уже проработан вопрос расширения поставок продовольствия из этой страны. Вообще список стран, готовых импортировать свое продовольствие в Россию, довольно обширный. Не думаю, что потребитель почувствовал какой-то дефицит.

А что будет с потребительскими ценами на продукты в этом году? Импортные товары все-таки зависят от курса доллара и евро.

Сергей Левин: К сожалению, курсы валют влияют на потребительские цены, особенно учитывая, что Россия до последнего времени по некоторым группам товаров была зависима от зарубежных поставок. Напомню, что в 2014 году мы завезли импортное продовольствие почти на 40 млрд долл. США. В 2015 году этот объем сократился. Предварительно оцениваем поставки импортного продовольствия в 26 млрд долл. В этом году, уверен, мы еще больше сократим импорт. Прежде всего благодаря тому, что растет отечественное производство и увеличиваются поставки в торговые сети отечественных товаров, которые успешно конкурируют с импортной продукцией не только по качеству, но и по цене.

Зерно - в основе многих цепочек производства продовольствия. Фото: Reuters

Вот простой пример: за последние два года российские сельхозпроизводители нарастили объем производства овощей на 1,4 млн тонн в год. Это почти половина от объема, который мы импортировали в 2013 году. Конечно, сделать предстоит еще немало, и на это потребуется не один год. Но если говорить о потребительских ценах в ближайшее время, не думаю, что многие продукты будут дорожать быстрее инфляции. Хотел бы уточнить важный момент. Часто говорят - смотрите, цены на определенный товар, например на томаты, вопреки прогнозам, выросли на 50 или даже на 100 процентов. Напомню, что есть сезонные колебания цен, томаты ежегодно зимой дорожают вне зависимости от курсов валют или политических санкций. Но летом и осенью ценовая ситуация по тем же томатам выравнивается, товар значительно дешевеет.

Вы упомянули Сербию. Какие новые товары из этой страны мы можем в ближайшее время увидеть на прилавках?

Инфографика: Инфографика "РГ"/ Михаил Шипов / Ольга Бухарова

Сергей Левин: Сербия является крупным производителем качественных овощей, тех же помидоров и огурцов. Кроме того, там производят хорошие кисломолочные продукты, развито производство йогуртов, сыров. Напомню, что в Сербии, как и в России, запрещено использование генномодифицированных организмов в производстве сельскохозяйственной продукции. Это тоже важный момент для оценки потенциала нашего сотрудничества.

А каковы планы предприятий нашего агропромышленного комплекса по экспорту продовольствия?

Сергей Левин: Планы весьма амбициозные. Сельское хозяйство в целом, как отрасль, стабильно росло все последние годы. Одновременно с этим увеличивались и поставки сельхозсырья и продовольствия за рубеж. Например, в 2014 году мы продали за границу своей сельхозпродукции более чем на 20 млрд долл. США. Итоги 2015 года еще не подведены, наверное, из-за девальвации рубля в денежном выражении эта цифра будет меньше, но в физическом объеме показатели точно не снизятся по сравнению с прошлогодними.

В следующем году планируем нарастить наши поставки, и в первую очередь за счет того, что будем диверсифицировать номенклатуру экспортируемых товаров. Так, если в последние годы 30-40 процентов в структуре нашего экспорта занимали зерновые культуры, в первую очередь пшеница - ее доля в общем экспорте зерновых доходила до 80 процентов, - то сейчас наращиваем экспортный потенциал мясной продукции. Например, производство свинины приблизилось вплотную к тому уровню, когда внутренний рынок ему уже тесен. И российские производители мяса проявляют большой и закономерный интерес к завоеванию новых внешних рынков. Это правильный путь к созданию современного высокорентабельного производства с широкой продуктовой линейкой. Без выхода на внешние рынки такой бизнес в современном мире построить просто нельзя. Для того чтобы российский АПК кормил страну не только обильно, но и разнообразно, ему предстоит научиться работать и на внешних рынках.

На смену турецким цитрусовым пришли мандарины и апельсины из Абхазии и Марокко. Фото: Сергей Куксин/ РГ

Поэтому и политика минсельхоза в значительной степени переориентирована на поддержку экспортной деятельности нашего сельскохозяйственного производства, причем в тех формах, которые соответствуют правилам ВТО. С учетом интересов российских экспортеров продовольствия строится теперь и наша международная выставочная деятельность. В январе этого года мы впервые за последние два десятилетия не участвовали в международной агропромышленной выставке "Зеленая неделя-2016" в Берлине. И это не случайно, ведь берлинская неделя - мероприятие, ориентированное на импортеров продовольствия в Россию. Зато сейчас Минсельхоз России значительно активнее, чем в прошлые годы, участвует в выставках, которые интересны российским производителям с точки зрения завоевания новых рынков - в Арабских Эмиратах, в Китае, в некоторых странах Европы. То есть в тех регионах, где на нашу продукцию есть реальный платежеспособный спрос.

А что Россия может экспортировать кроме зерна и свинины?

Сергей Левин: Зерно, как и в прежние годы, будет и в перспективе, как среднесрочной, так и долгосрочной, приоритетным экспортным товаром России. Нам представляется реальным наращивать поставки мяса птицы, кстати, качество продукции российского птицеводства весьма высокое. Как это не покажется странным, но актуален и вопрос с поставками на экспорт российской говядины, несмотря на то, что сейчас по мясу крупного рогатого скота мы еще серьезно зависим от импорта. Объясню, в чем тут дело. Части говяжьей туши на разных рынках продаются по разным ценам. К примеру, бычьи хвосты у нас стоят дешево, а в ряде стран мира они считаются деликатесным элитным продуктом, за который платят премиальную цену. И для того чтобы наш производитель мог в комплексе заработать с мясного скотоводства наибольший доход, он должен диверсифицировать свои поставки - что-то продавать на внутреннем рынке, а что-то - на рынках, где цены на некоторые виды продукции установлены на уровне премиальных. Такой же пример можно привести по свинине. Свиные ушки и хвостики не пользуются у нас большим спросом. А в Китае за них заплатят в три, а то и в пять раз больше, чем в нашей стране, и даже больше, чем за свиную вырезку.

Сергей Левин уверен, что в ближайшее время продукты не будут дорожать быстрее инфляци. Фото: Преcc-служба МинСельХоза

Есть ли свое место в общероссийской программе импортозамещения у Крыма?

Сергей Левин: Особые усилия в регионе направлены на восстановление славы крымского винограда и крымского виноделия. Крым призван внести ощутимый вклад в развитие российского виноградарства. В рамках программы господдержки виноградарства для Крымского федерального округа были установлены повышенные размеры ставок на все виды субсидий, которые на эти цели минсельхоз предоставлял в 2015 году.

Так, на закладку виноградников установлена ставка в размере 231 тыс. руб. на 1 гектар, в то время как остальные субъекты получат 50 тыс., на уход - 36 тыс. руб. против 20 тыс. для других регионов, на установку шпалеры - почти 160 тыс. руб. против 20 тыс. для остальных субъектов. Однако восстановить виноградарство на полуострове невозможно в сжатые сроки. Причин несколько - это и необходимость приведения нормативной правовой базы субъектов КФО в соответствие с федеральным законодательством, и отсутствие у виноградарских хозяйств ликвидного имущества, оформленного в соответствии с российским законодательством.

Не решен и вопрос о возможности получения субсидий крупными винодельческими предприятиями, осуществляющими закладку винограда и производство вина, но не являющимися сельскохозяйственными товаропроизводителями. Минсельхоз провел серию встреч и консультаций с руководством ГЕНБанка и РНКБ, на которых обсуждалась возможность упрощения процедур получения кредитов в части предоставления залогового имущества.

Виноградарско-винодельческая отрасль имеет и ряд существенных особенностей. Ни одна другая сельскохозяйственная культура не обеспечивает на единицу земельной площади столько рабочих мест и валовой продукции, как виноград. Виноградник площадью 100 гектаров создает не менее 40 рабочих мест. Вместе с тем виноградарство является и самой капиталоемкой отраслью сельскохозяйственного производства. Финансовые средства, затраченные на закладку виноградников, на четыре года отвлекаются из оборота. Более того, на этот период требуются еще и значительные финансовые ресурсы на установку шпалеры и уход за молодыми насаждениями. Но результаты предпринятых усилий, в том числе и мер поддержки этой отрасли в Крыму со стороны Минсельхоза России, окупятся сторицей.

На Крымской бирже были организованы зерновые торги. Можно ли назвать предварительные результаты этой деятельности?

Сергей Левин: У таких торгов сразу несколько задач, в том числе и задача стабилизации цен на рынке сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Ведь зерно - в основе многих цепочек производства продовольственных товаров. Интервенции на Крымской бирже проводятся с 19 августа 2015 года. В период до 8 февраля 2016 года было закуплено 63 тыс. тонн зерна на общую сумму 605 млн руб. Эти объемы могут показаться несущественными на фоне того, что общий объем зерна федерального интервенционного фонда по состоянию на 5 февраля 2016 года достиг 2,9 млн тонны на сумму 24,6 млрд руб. Однако для Крыма проведенная минсельхозом и компанией "ОЗК" работа стала серьезной и своевременной поддержкой сельхозпроизводителей полуострова.

Какие в этом году планы по экспорту зерна в целом у страны?

Инфографика: Инфографика "РГ"/ Михаил Шипов / Ольга Бухарова

Сергей Левин: В нынешнем сельскохозяйственном году, который стартовал 1 июля 2015-го и завершится 30 июня 2016-го, Минсельхоз России прогнозирует экспорт зерна в объеме не менее 30 млн тонн. В начале сезона отставание от прошлогодних показателей достигало почти 20 процентов, но постепенно поставки зерна на экспорт росли и приблизились вплотную к уровню прошлого года, который был рекордным. Экспорт зерна в первые месяцы 2016 года идет уже в объемах, превышающих показатели аналогичных месяцев прошлого года. Так что наш прогноз по экспорту зерна я могу уверенно назвать "умеренно консервативным".

Можно ли сравнивать продовольственный экспорт России в стоимостном выражении с экспортом сельскохозяйственной продукции таких стран, как Канада, Китай, США? Есть какие-то ориентиры, к которым нам надо стремиться?

Сергей Левин: До лидеров мирового сельскохозяйственного бизнеса нам пока далеко. Первая тройка стран экспортеров и, кстати, одновременно и импортеров сельскохозяйственной продукции на мировом рынке - это США, Европейский союз и Бразилия. Экспорт из этих стран исчисляется не десятками миллиардов долларов, как у нас, а сотнями. Однако Россия уже поднялась на шестое место среди крупнейших стран - экспортеров продовольствия в мире. Это очень неплохой показатель, особенно если учитывать разрыв с численности нашего населения с другими странами, особенно с Китаем и Индией. Более того, мы уверенно можем говорить о стабильной позитивной динамике. Сельское хозяйство - одна из немногих отраслей экономики, которая непрерывно растет последние 15 лет. Ни одного года провала! То же и в части экспорта российского продовольствия, который и в физическом, и в денежном выражении растет из года в год. Цифры разные - от 3-4 до 17-20 процентов в год, но, повторюсь, рост продолжается неуклонный. И именно это вселяет в нас оптимизм. К тому же продовольствие - это возобновляемый ресурс, на поступления доходов от продажи которого можно рассчитывать на долгие годы и десятилетия. Внешние поставки продовольствия и сегодня представляют собой значимую долю внешнеторгового оборота страны, а в перспективе эта позиция будет устойчиво занимать третью строчку среди экспорта российских товаров.