Новости

Россия и Европа отправились искать следы жизни на Красной планете
Впервые в истории к Марсу отправилась межпланетная российско-европейская миссия "ЭкзоМарс", на которую возложена задача поиска следов жизни на четвертой от Солнца планете.

С космодрома Байконур стартовала ракета-носитель "Протон-М" с научными аппаратами. С помощью разгонного блока "Бриз-М" она направила к Марсу орбитальный аппарат Trace Gas Orbiter (TGO) и демонстрационный десантный модуль Schiaparelli. 

Первый будет изучать малые газовые примеси атмосферы и распределение водяного льда в грунте Марса. Для этого будет использоваться российское научное оборудование, разработанное в Институте космических исследований РАН. А Schiaparelli отработает технологию посадки на поверхность Красной планеты.

Прямая речь

Лев Зеленый, директор Института космических исследований РАН, научный руководитель проекта "ЭкзоМарс" от России, академик:

-  "ЭкзоМарс" - интереснейшая программа по исследованию Марса. И это первая полномасштабная совместная миссия ЕКА и Роскосмоса. "Сверхзадача" проекта - ответить на вопрос, являются ли условия на поверхности Марса теоретически пригодными для существования жизни, так немножко неуклюже можно перевести слово habitability. Для этого надо решить несколько "частных" научных задач. Мы хотим исследовать состав атмосферы и наблюдать за климатом планеты с орбиты. Особенно интересен ответ на вопрос: сколько и как распределен в атмосфере метан - один из парниковых газов, который также может служить косвенным признаком того, что на Марсе присутствует жизнь.

Важно изучить возможный вулканизм Марса с орбиты, измеряя содержание газов в атмосфере, а также распространенность воды в подповерхностном слое вещества с высоким разрешением. На втором этапе проекта будем изучать внутреннее строение планеты и климат Марса уже с его поверхности.

Миссия разделена на два этапа. В 2016 году она включает вывод с Байконура (ракета-носитель "Протон-М" и разгонный блок "Бриз-М") на траекторию Марса европейского орбитального аппарата и демонстрационного посадочного модуля. По планам, достигнув Марса, орбитальный модуль с помощью спектрометров, разработанных в Европе (это эксперимент NOMAD) и в ИКИ (комплекс ACS и нейтронный детектор FREND), займется изучением атмосферы и распределения водяного льда в грунте Марса. Еще один эксперимент - европейский CaSSIS - задуман, чтобы получить снимки высокого разрешения.

Второй аппарат - посадочный модуль Schiaparelli, также с небольшим комплексом научной аппаратуры. К сожалению, из-за того, что в свое время долго решался вопрос об участии России в проекте, не получилось установить на аппарат радиоизотопные источники энергии. И срок жизни модуля будет ограничен несколькими днями.

Инфографика РГ/Мария Савельева/Наталья ЯчменниковаАВТОР

Поиски воды на Марсе продолжатся во время второго этапа миссии "Экзомарс", планируемой на 2018 год. Эта часть проекта имеет особенное значение. Россия создает посадочную платформу, которая обеспечит доставку на поверхность планеты европейского марсохода "Пастер". На нем будет установлен комплекс научной аппаратуры для работы на Марсе, который также делается в России. Кроме этого, для марсохода Россия поставит два научных прибора и радиоизотопные термоэлектрические генераторы.

В управлении аппаратами будут задействованы наземные российские станции. "ЭкзоМарс" - это первый крупномасштабный совместный проект двух агентств, когда речь идет не только об установке приборов на аппарат, но и совместной работе от начала до конца. Одна из трудностей, которую приходится решать разработчикам, - совмещение разных подходов и протоколов, которые используются в России и Европе при разработке и утверждении космических проектов.

Чем этот проект отличается от того, что делают американцы? Эта миссия нацелена на поиски следов жизни. Бурильная установка марсохода "Пастер" в программе "ЭкзоМарс" позволит взять пробы марсианского грунта с глубины примерно два метра! Почему это важно? У Марса очень слабое магнитное поле и атмосфера, которая примерно в 100 раз тоньше земной. Космические лучи - заряженные энергичные частицы, которые падают на планету из космоса, буквально нечем остановить. Все эти факторы приводят к тому, что в поверхностном слое самые интересные химические соединения могут быть уничтожены радиацией. Поэтому необходимо заглубиться в грунт хотя бы на десятки сантиметров.

Кстати, на Луне мы также хотим использовать бурильную установку. И чтобы не изобретать велосипед и сэкономить ресурсы, договариваемся сейчас с Европейским космическим агентством об изготовлении бурильной установки, подобной марсианской, для нашей лунной экспедиции "Луна-Ресурс". На Луне и Марсе, конечно, условия сильно различаются, но оборудование можно адаптировать.

Много лет назад я был ярым поклонником идеи - пилотируемого полета на Марс, минуя лунный этап. Однако сейчас ясно, что эта задача пока технически неподъемна из-за большой дозы радиации, которая угрожает космонавтам во время перелета. Пилотируемая экспедиция к Марсу оказывается слишком дорогой и опасной, чтобы устраивать космическую гонку, которая была в 70-х годах. Тем не менее я уверен, что человек обязательно будет на Марсе.

Кстати

Российские научные приборы уже давно используются во многих зарубежных межпланетных миссиях. Так, лунный нейтронный телескоп ЛЕНД , установленный на американской посадочной лунной станции Lunar Reconnaissance Orbiter, обнаружил, что в кратере Кабеус содержится воды вдвое больше, чем в пустыне Сахара.

Еще один прибор - нейтронный детектор высокоэнергетических нейтронов ХЕНД позволил американской станции "Марс-Одиссей" обнаружить огромные запасы воды непосредственно под поверхностью Марса. А на европейском аппарате "Марс-Экспресс" три прибора из семи изготовлены с участием российских специалистов. Один из них - спектрометр ПФС обнаружил большие колебания метана в атмосфере. Продолжением этих исследований будут заниматься и приборы проекта "ЭкзоМарс".

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке