Новости

16.03.2016 17:44
Рубрика: Экономика

Смоленский завод пошел с молотка

Текст: Дмитрий Раичев (Смоленск)
Часть имущества обанкротившегося Смоленского автоагрегатного завода АМО ЗИЛ продана московской фирме путем публичного предложения за 32 миллиона рублей.
Имущество Смоленского автоагрегатного завода пошло с молотка. Фото: Ольга Лисинова/РГ Имущество Смоленского автоагрегатного завода пошло с молотка. Фото: Ольга Лисинова/РГ
Имущество Смоленского автоагрегатного завода пошло с молотка. Фото: Ольга Лисинова/РГ

На торги выставлялось два лота. В первый входило трехэтажное здание термического цеха общей площадью 13,4 тысяч квадратных метров, а также основное технологическое и вспомогательное оборудование; во второй - транспортные средства, остатки товарно-материальных ценностей на складах, объекты незавершенного производства, а также дебиторская задолженность общим объемом свыше 330 миллионов рублей. В июле и октябре 2015 года конкурсный управляющий выставлял это имущество на открытые аукционы, но реализовать их тогда не удалось из-за отсутствия покупателей. Выполнить эту задачу удалось только в марте, перейдя к торгам путем публичного предложения, и имущество, начальная стоимость которого составляла более 173 миллионов рублей, было продано покупателю из Москвы примерно за 32 миллиона.

Основным видом деятельности нового собственника является производство цветных металлов. Никакого отношения к Смоленской области он не имеет, о его планах в отношении приобретенной недвижимости неизвестно.

Смоленский автоагрегатный завод был основан в 1943 году, сразу после оккупации, в 1974 году вошел в состав АМО ЗИЛ и специализировался на выпуске автомобильных и тракторных агрегатов трансмиссии, а также на изготовлении специальных и специализированных автомобилей. В августе 2013 года федеральная налоговая служба направила в Арбитражный суд Смоленской области заявление о признании предприятия банкротом, в декабре в отношении бывшего директора было возбуждено уголовное дело - удержанный с августа 2011-го по март 2013 года с сотрудников предприятия НДФЛ на общую сумму 13,5 миллионов рублей не был перечислен в бюджет (часть 1 статьи 199.1 УК РФ). Экс-руководителя вскоре амнистировали, но в августе 2014 года на заводе началось конкурсное производство.

Предприятие, если говорить коротко, пало жертвой российско-белорусской интеграции. Пытаясь обеспечить завод заказами после прекращения производства зиловского шасси, его руководство сосредоточилось на "белорусском направлении", взявшись за производство комплектующих для минских тракторного, моторного, автомобильного заводов и Бобруйского завода тракторных деталей и агрегатов. Платежной дисциплиной заказчики не отличались, к концу 2013 года их общая задолженность перед смоленским предприятием достигла 100 миллионов рублей, что и послужило причиной введения процедуры наблюдения. Кроме того, в 2013 году президент Белоруссии взял курс на импортозамещение, и производство нужных белорусским машиностроителям комплектующих была перенесена на родину. Ни вернуть белорусских партнеров, ни "заместить" их смоленскому заводу не удалось.

Владельцы завода предпринимали определенные меры для его спасения. За год до банкротства значительная часть имущества - здания цехов, производственных участков, гараж, компрессорная, зарядная, аммиачная, насосная станции, склады, пятиэтажное общежитие и так далее - была передана в уставной капитал нового предприятия. Ничего нового в таком способе спасения от кредиторов нет, однако в данном случае схема не сработала: налоговые органы опротестовали сделку, и арбитражный суд обязал новое предприятие вернуть автоагрегатному заводу его имущество. Апелляционная инстанция решение поддержала, в настоящее время дело готовится к рассмотрению в Арбитражном суде ЦФО. Пока в нем не поставлена точка, конкурсный управляющий не в состоянии выполнить свои обязательства, в связи с чем в Смоленске складывается достаточно болезненная ситуация - задолженность автоагрегатного завода перед бывшими работниками (их больше семисот человек) составляет примерно 45 миллионов рублей, не считая процентов. Предполагалось полностью погасить ее за счет продажи первой части имущества, но надежда эта не оправдалась - вырученных на торгах средств недостаточно.

- Погашение задолженности предприятия-банкрота по зарплате производится в первую очередь, - говорит председатель комитета Смоленской областной Думы по экономическому развитию Сергей Маслаков. - Если после этих торгов денег не хватит, придется подождать, пока конкурсный управляющий реализует основную часть имущества. Кроме того, люди вправе рассчитывать на компенсацию, поскольку с момента увольнения прошло много времени, и деньги, как мы все понимаем, обесценились. Правоохранительные органы знакомы со сложившейся ситуацией и следят за тем, как развиваются события.

Невыплата зарплаты, неуплата взносов в обязательные фонды - беда для бывших работников автоагрегатного завода, но некоторые их них столкнулись с куда более серьезной проблемой. Как было отмечено выше, в конкурсную массу включено пятиэтажное общежитие предприятия, и так получается, что вместе с людьми! В муниципальную собственность оно в свое время передано не было, приватизировать жильцам свои комнаты не дали. Работники завода, получившие это жилье в 70-х годах прошлого века, в нем состарились, многие - дождались внуков. Переезжать им некуда, а за жизнь в родном общежитии теперь с них требуют квартплату, примерно в 10 раз превышающую среднюю по Смоленску. Кто требует? Упомянутое выше новое предприятие, куда пытались вывести основную часть имущества завода, передало его в аренду частной фирме, а та - частной управляющей компании, которая теперь и требует с жильцов общежития деньги. При этом жильцы не могут получить от новых управленцев никаких справок - например, для получения детских пособий. Кроме того, общежитие требует ремонта, крыша течет, жить на пятом этаже практически невозможно, однако людям и пожаловаться некому - органы государственной власти, мэрия не имеют к этому объекту никакого отношения.

- Работали на заводе, стояли в очереди на жилье, до последнего держались за родное предприятие за копейки, веря начальству, что вот-вот станет хорошо, - с горечью рассказывает Ирина Турикова, обитающая в общежитии. - А в результате всех уволили и денег не заплатили! Я ушла сама, раньше, но мне деваться было некуда - нужно кредит выплачивать, и не было сил ходить все время к начальству милостыню выпрашивать. Сейчас устроилась кондуктором, муж на другом заводе работу нашел, так хоть жить начали более-менее. Вот так и получилось: работали всю жизнь, и даже двух этих несчастных комнат не заработали! Мне 50 лет, и как теперь на квартиру заработать?

Кстати

История с заводским общежитием - не первый случай "крепостного права", связанного со Смоленским автоагрегатным заводом. В 2012 году вместе приватизацией заводского профилактория в частной собственности оказались два жилых дома, 20 квартир - и тоже вместе с жильцами, бывшими работниками профилактория! Приступив к реконструкции, новые владельцы сочли невыгодным содержать котельную, которая отапливала не только профилакторий, но и жилые дома, потом попытались отключить их от энергоснабжения (при том, что кухонные плиты у жильцов - электрические) и воды. Попытки жильцов добиться права на приватизацию квартир остаются безрезультатными.

Экономика Отрасли Промышленность Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Смоленская область Смоленск