Новости

В МГУ завершен проект исторической реконструкции Страстного монастыря в технологиях 3D и дополненной реальности
Александр Сергеевич, бывая в Москве, захаживал на Страстную и, возможно, присматривал место для памятника... Фото: Из архива разработчика
Александр Сергеевич, бывая в Москве, захаживал на Страстную и, возможно, присматривал место для памятника... Фото:
На Историческом факультете МГУ им. Ломоносова завершена по-своему уникальная работа - "Виртуальная реконструкция московского Страстного монастыря (середина XVII - начало XX в.): анализ эволюции пространственной инфраструктуры на основе методов 3D-моделирования". Где могут быть востребованы такие реконструкции и чем еще занимаются на кафедре исторической информатики, нашему корреспонденту рассказали ее заведующий доктор исторических наук профессор Леонид Бородкин и сотрудник кафедры кандидат исторических наук Денис Жеребятьев.

Между нами, реконструкторами

Когда появилась на истфаке ваша кафедра и как себя позиционируете?

Леонид Бородкин: Кафедра организована в 2004-м. Она выросла из межкафедральной лаборатории, где, собственно, и начиналось освоение информационных технологий и математических методов в исследованиях по социально-экономической истории России. Мы считаем, что у выпускников Исторического факультета наряду с классическим университетским образованием

должны появиться еще два важных компонента в профессиональном багаже: хорошее знание иностранных языков и владение компьютерными технологиями, включая методы визуализации и обработки данных - текстовых, изобразительных, статистических.

Такие навыки не помешали бы и выпускникам других факультетов и вузов...

Леонид Бородкин: Не спорю. Но есть несколько причин, почему такая кафедра возникает на истфаке, в гуще гуманитарной науки и образования. Во-первых, потому, что мы вошли в ту стадию развития науки, которую называют "цифровым поворотом". Это означает, что все больше источников, которые важны для историков, появляются в электронном формате, всё больше компьютеризованных методов включаются в исследовательский инструментарий историков. Гуманитарий, который не имеет культуры работы с компьютером, не знаком с информационными технологиями, едва ли сможет найти достойное место в профессиональной среде. Кроме того, историк - это реконструктор в позитивном значении слова. Появление 3D-моделей дает такой инструментарий в руки исследователя, когда при наличии комплекса репрезентативных исторических источников можно доподлинно, достоверно восстановить облик и обстоятельства той среды, в которой разворачивались описываемые события.

На Страстной без Пушкина

Как именно это делалось на примере Страстного монастыря? Что брали за основу, какие инструменты использовали?

Денис Жеребятьев: Начали с того, что в программе Corel Draw создали план застройки Страстной площади по состоянию на 1830 год. В качестве первоисточников использовали планы Москвы 1788-го, 1838-го, 1846-го и 1852 годов, а также план монастырской территории 1831 года. С учетом всей собранной информации мы задали границы виртуальной реконструкции, составили на базе планов перечень строений Страстной площади, выделили отдельными слоями "зеленые зоны": бульвары, парки и огороды. В границу реконструкции попали не только здания Страстного монастыря, но и постройки первой линии улиц, окружающих монастырь со всех сторон. Для удобства дальнейшей работы все здания были пронумерованы...

Бронзовый Пушкин работы скульптора Опекушина поставлен на Тверском бульваре, лицом к Страстному монастырю, в 1880 году. Фото: Из архива разработчика

Работа кропотливая. Но чем она отличается от компьютерной анимации, которая теперь широко распространена?

Леонид Бородкин: Анимационные 3D-модели в абсолютном большинстве носят развлекательный или рекламный характер, в лучшем случае - экскурсионно-познавательный. Мы тоже стремимся, чтобы было интересно. Но главная задача - достичь достоверности, отвечать за каждую деталь в нашей реконструкции. Наши системы позволяют в ходе знакомства дать возможность пользователю "кликнуться" в любую точку, любую деталь и тут же получить ссылку - почему, скажем, купол на храме именно такой, и когда этот вид приобрел. Мы хотим претендовать на академическую, научную достоверность всех реставраций, за которые беремся.

Денис Жеребятьев: Трехмерная модель всего комплекса Страстного монастыря и прилегающей исторической застройки требует значительных компьютерных ресурсов для ознакомления с ней в интерактивном режиме. У нас на сайте используются различные технологии и приемы: видеоролики, статические изображения комплекса в разных ракурсах, а также виртуальные "прогулки" и функция дополненной реальности. Такой прием позволяет увидеть, как в наше время выглядит Пушкинская площадь с той или иной точки и что увидел бы отсюда же человек в XVIII веке. В следующую минуту он может переместиться в другую точку и оценить, что видел сам Александр Сергеевич Пушкин на том месте, где теперь стоит ему памятник.

И торговую "Пирамиду", что недавно снесли, можно увидеть на 3D-панораме?

Денис Жеребятьев: Да. Еще можно. Она, как это ни парадоксально, попала в историю. Всего на современной панораме Пушкинской площади создано десять обзорных точек. Дополненная реальность покажет, что на месте памятника прежде стояла колокольня - она вот так выглядела. На месте кинотеатра - собор, главный храм этого монастыря.

Леонид Бородкин: При этом наша позиция такова: мы не просто восстанавливаем архитектуру, например, монастырского комплекса. Мы погружаем его в социальную жизнь монастыря.

Но это, согласитесь, уже не только история...

Леонид Бородкин: И замечательно! Мы ведем исследования широким фронтом: участвуют историки, IT-специалисты, архитекторы, археологи, искусствоведы, краеведы и специалисты, которые занимаются традиционной реставрацией. На одном проекте нам удалось собрать 11 специалистов из разных историко-культурных и информационно-технологических областей знания, которые в тесном контакте создали новый продукт, представляющий интерес как для академической науки, так и для любителей истории. И это, если хотите, самый подходящий способ обеспечить столь необходимую здесь междисциплинарность. Не случайно наш проект был поддержан Российским научным фондом.

Умеешь сам - научи другого

Ваш опыт находит последователей в других вузах и научных центрах? У музейных работников, в учреждениях культуры...

Леонид Бородкин: Мы получаем много предложений о сотрудничестве: приезжайте к нам университет, проведите мастер-класс, покажите возможности того или другого метода. Неловко о самих себе говорить, но реальность такова, что для 70 наших классических университетов мы демонстрируем образцы того, как следует работать с новыми технологиями в исторических исследованиях, как вообще сделать историю более современной наукой. Ведь жизнь неумолимо меняет окружающую нас среду. И мало шансов на то, что когда-то потом мы что-то вернем, восстановим. Тот же Страстной монастырь - это, возможно, безвозвратно ушедший от нас очень красивый уголок Москвы. Хотя есть община Страстного монастыря, и она питает надежды на его воссоздание "в камне". Но пока трудно представить, что кинотеатр "Пушкинский", который стоит сейчас на этом месте, будет снесен. Мы смотрим на подобные ситуации с позиций исторической науки и ни на чью мельницу воду не льем. У нас нет лозунга "Давайте все восстановим как было". Случай с храмом Христа Спасителя, как мы понимаем, исключительный.

А Чудов монастырь на территории Кремля?

Леонид Бородкин: Московский Кремль - еще более специфическая площадка. И в историческом, и во всех прочих смыслах. Тут свои сложности. Но у нас есть внутренняя готовность к такой работе, созданы некоторые заделы, и мы их представили, куда следует.

Снос торговой "Пирамиды" в центре Москвы дал повод вспомнить, что было тут во времена самого Пушкина

Параллельно с нами проектом виртуальной реконструкции Чудова монастыря занимались в Музее архитектуры им. Щусева - в тандеме с известной технологической компанией. Каковы результаты и что последует дальше, нам пока неведомо. Но принцип конкурентности - это сложившаяся норма. Если будет решаться вопрос о реальном воссоздании Чудова монастыря, предложенные виртуальные реконструкции могут оказаться очень востребованными.

Справка

Страстной монастырь, основанный по царскому указу недалеко от Кремля, на том месте, часть которого называется теперь Пушкинской площадью, на пересечении улицы Тверской и Бульварного кольца, строился и перестраивался с середины XVII века до начала XX. После пожара, которым Москва встретила Наполеона в 1812 году, монастырь претерпел перестройки и стал одним из духовных центров Москвы. Помимо храмов и келий монахинь на его территории были девичья школа, библиотека, трапезная. После революции 1917 года монастырь упразднили, в 1931-м Страстную площадь переименовали в Пушкинскую, а в 37-м снесли почти все монастырские здания.

Увидеть Страстной монастырь в канун Рождества 1700 года, чтобы потом телепортироваться на ту же площадь Москвы в лето 1830 года, пройтись маршрутом Александра Пушкина и вместе с самим автором "Руслана и Людмилы" выбрать место для будущего памятника, а затем отправиться в 1903 год и с приятной музыкой, на трамвае, проехать по Москве и выйти на Страстной, где был поставлен памятник великому поэту, - можно по этой ссылке

С 1 сентября открыта подписка
На первое полугодие 2017 года
Скидка до
Действует при подписке
на сайте или в редакции
15%