Новости

Какие опасности таил для разбившегося в Ростове-на-Дону "Боинга" уход на второй круг
Олег Смирнов, заслуженный пилот СССР, член общественных советов Ространснадзора и Росавиации:

В авиации есть такое понятие "высота принятия решения" - это момент, когда нужно определиться, сажать самолет или нет. Но принимать это решение командир корабля вправе только тогда, когда увидит взлетно-посадочную полосу или ее огни. Это аксиома, которая закреплена в инструкциях. Поэтому пока, до расшифровки черных ящиков, я не могу объяснить действия экипажа.

Уход на второй круг - это очень непростой этап полета. Более того, для командира - всегда сложный психологический выбор. Некоторые пилоты считают, что уйти на второй круг - значит, расписаться в своей профессиональной слабости. А потому стремятся любой ценой совершить посадку с первого захода. Это глубочайшее заблуждение. Признак профессиональной слабости - не уход на второй круг, а неумение грамотно оценить обстановку при заходе на посадку. Я сам неоднократно уходил на второй круг, но всегда принимал это решение осознанно. Надо быть готовым выполнить его, отрабатывать этот маневр заранее на тренажере и реальном самолете. А главное - понимать теорию происходящих аэродинамических процессов.

Boeing-737-800 считается хорошим самолетом, но от законов физики никуда не денешься. При уходе на второй круг самолет "просаживается" за счет инерции, и эта особенность не всегда учитывается экипажем. Не учитываются критическая скорость, положение закрылков, высота, состояние атмосферы. Иногда превышается критический угол атаки, что ведет к потере подъемной силы крыла. Подобные ошибки дорого обходятся. Действия в плохих метеоусловиях описаны в кипе документов. За годы полетов учтена каждая ситуация. Бывает, самолеты сажают практически вслепую. Но экипаж должен быть натренирован. Это проблема организации летной подготовки. Несколько российских экипажей, которые летели в Ростов-на-Дону, проанализировав ситуацию со штормовым ветром, приняли грамотное решение: вообще отказались от посадки и ушли на запасной аэродром.

Самолет Boeing-737-800 - это летающий компьютер, который может даже приземляться в автоматическом режиме. Но история авиации знает катастрофы, когда электроника отказывала, а экипаж был не обучен надлежащим образом управлению в ручном режиме. И именно это становилось причиной трагедии. Передоверие электронике - серьезнейшая проблема.

Самолет - это снаряд, летящий со скоростью 1000 километров в час на высоте 10-12 километров. И люди, которые управляют этим снарядом, должны обладать соответствующими знаниями, уровнем ответственности, реакцией. Самолет, в случае чего, к обочине не поставишь. Он либо летит, либо нет.

В последнее время произошло несколько инцидентов с российскими самолетами, когда наши пилоты показали высокий профессионализм, отличную подготовку и знания. Отказывала техника, но человек был на высоте.

Вспомним ситуацию в Доминикане, когда у самолета, летевшего в Москву, загорелся двигатель. Экипаж принял единственно правильное решение - вернулся в аэропорт вылета и сумел с полной заправкой посадить самолет.

А случай в Тюмени 9 марта? У лайнера при взлете "потерялось" одно из колес шасси. На борту - 150 пассажиров! Все закончилось благополучно опять-таки только благодаря летчикам, которые сумели грамотно действовать в этой сложнейшей ситуации.

Там летчики справились. Здесь все закончилось трагически. Расследование покажет, почему. Я, как профессионал, не вижу пока никаких объективных обстоятельств, которые привели бы к такому исходу.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке