Новости

Почему российские профсоюзы не любят проводить забастовки
Владимир Щербаков: Я ни в коем случае не пошел бы на то, чтобы раскручивать забастовочное движение. Фото: Михаил Синицын/РГ
Владимир Щербаков: Я ни в коем случае не пошел бы на то, чтобы раскручивать забастовочное движение. Фото:
Всеобщая конфедерация профсоюзов (ВКП) уже 24 года объединяет профсоюзы стран СНГ, а также Грузии и Прибалтики. С одинаковыми ли проблемами сталкиваются в этих странах люди труда и их законные представители? Почему в советское время социальное страхование было профицитным, а теперь - дефицитно? Стоит ли упрощать процедуру проведения забастовок в России? На эти и другие вопросы "РГ" ответил генеральный секретарь Всеобщей конфедерации профсоюзов Владимир Щербаков.

Владимир Павлович, у нас довольно напряженные отношения с Грузией, странами Прибалтики и Украиной. А что объединяет профсоюзы этих стран? За счет чего держатся ваша дружба и сотрудничество?

Владимир Щербаков: Начнем с того, что профсоюзы стран Прибалтики взаимодействуют в основном с отраслевыми профсоюзами стран бывшего СССР и через отраслевые профсоюзы, например, объединяющие медиков, госслужащих, транспортников, участвуют в работе Всеобщей конфедерации профсоюзов.

А объединяют нас общие для всех стран проблемы: нестабильная ситуация на рынке труда, низкий уровень заработной платы, охрана труда и социальная защищенность. Во всех странах уже много сделано для защиты прав работников. Но еще больше предстоит сделать.

Например, большую тревогу вызывает ситуация с оплатой труда. В 2015 году размер средней зарплаты составлял в Казахстане 565 долларов, в России - 560, в Азербайджане - 452, в Беларуси - 413, в Армении - 386, в Молдове - 245, в Кыргызстане - 206, на Украине - 193 доллара, в Таджикистане - 142.

Большинство трудящихся тратит больше половины своей зарплаты на еду. В Казахстане - 56 процентов населения, в России - 61 процент, в Беларуси - 72, Азербайджане и Украине - 76 процентов.

Ощутимый удар по семейным бюджетам наносит инфляция. В прошлом году реальная зарплата упала в Беларуси и Казахстане на 3 процента, в России - на 9, на Украине - на 20 процентов. В других странах СНГ она возросла, но незначительно. И все это происходит на фоне роста различного рода фискальных платежей. Так, в России в 2014 году введены плата за капитальный ремонт, налог на недвижимость по кадастровой стоимости, повышена стоимость автострахования.

Низкий уровень оплаты труда во многом обусловлен тем, что в большинстве государств региона минимальный размер оплаты труда (МРОТ) ниже уровня прожиточного минимума. Только в Беларуси минимальная зарплата почти на треть превышает прожиточный минимум. В Азербайджане ее размер составляет 73 процента от прожиточного минимума, в Казахстане - 96, в Кыргызстане - 17, в Молдове - 55, в России - 61 процент.

И как профсоюзы могут повлиять на рост благосостояния населения?

Владимир Щербаков: Всеобщая конфедерация профсоюзов не один год ведет солидарную кампанию "Минимальную заработную плату - на уровень не ниже прожиточного минимума". За десятилетие МРОТ увеличился в Таджикистане в 36 раз, в Беларуси - в 28, в Молдове и России - в 10, в Азербайджане - в 9, на Украине - в 7, в Армении - в 4, в Казахстане - в 3 раза.

Практически во всех странах СНГ значительно сократился разрыв между минимальной зарплатой и прожиточным минимумом трудоспособного человека. Например, в Азербайджане соотношение минимальной зарплаты с прожиточным минимумом увеличилось по сравнению с 2004 годом с 32 процентов до 73, в Кыргызстане - с 6 до 17, в Молдове - с 15 до 55, в России - с 26 до 61 процента.

В России в профсоюзах состоят более 30 процентов трудоспособного населения. В США - всего 7 процентов

Но цель кампании пока не достигнута. Хотя выполнение требований профсоюзов о повышении МРОТ способно послужить одним из рычагов подъема экономики, так как увеличится платежеспособный спрос населения.

Западные профсоюзы в случаях несогласия выводят людей на улицы. Последний пример - митинги во Франции, организованные против поправок в трудовое законодательство. А как наши профсоюзы добиваются своих целей?

Владимир Щербаков: Есть уже отработанный механизм социального партнерства: трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений на региональном и федеральном уровнях.

На ее заседаниях обсуждаются все социально-экономические законопроекты, проекты постановлений правительства, выносятся самые разные вопросы социально-трудовых отношений в обществе. Идут споры между представителями профсоюзов, работодателей, правительства. И именно эта система "трипартизма" позволяет уходить от очень многих острых вопросов, которые, казалось бы, было проще решить на улице. А если РТК не будет работать, то вообще по каждому вопросу надо будет на улицу выходить.

РТК есть в других странах СНГ?

Владимир Щербаков: Во всех есть. Кстати, очень хорошо работают. Самые сильные и авторитетные профсоюзы - в России, Азербайджане, Казахстане, Белоруссии.

А забастовки разве плохой инструмент?

Владимир Щербаков: Право на забастовку есть. Впервые в 1990 году, "пробив" закон о профсоюзах, мы добились того, чтобы в нашей стране появилось право на забастовку.

Но забастовка - это такое оружие, которое может привести к решению отдельных проблем, а может - к разрушению. Все цветные революции начинаются с протестов на площади. Миллионы долларов тратятся на то, чтобы найти лидеров, провокаторов, вывести людей на улицы. И мы это проходили при развале СССР. На сегодняшний день я ни в коем случае, будучи руководителем профсоюзов СНГ, не пошел бы на то, чтобы раскручивать забастовочное движение. Хотя поводы для этого есть.

Но представители российских профсоюзов часто говорят, что надо бы процедуру организации забастовки упростить.

Владимир Щербаков: Не надо упрощать. Я был организатором не одного стотысячного митинга в Москве в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Когда собрано такое количество людей и когда появляется десяток провокаторов... К сожалению, на всех митингах всегда есть опасность непредсказуемости. Люди могут стать неуправляемыми, и тогда будет беда. Далеко ходить не надо, можно посмотреть на пример Украины.

Кризис вносит какие-то коррективы в вашу работу?

Владимир Щербаков: Мы давно и настойчиво ставим вопрос о более справедливом распределении налоговой нагрузки. А в период кризиса и дефицита бюджета эта тема становится еще более актуальной.

Профсоюзы выступают за то, чтобы состоятельные люди с большими личными доходами и имуществом вносили больший вклад в государственные бюджеты. Мы за скорейшее внедрение прогрессивной шкалы налогообложения, давно ставшей привычной для всех развитых стран. И не только развитых - в Китае, Индии прогрессивная шкала. Считаем лукавыми утверждения некоторых госчиновников о сложности администрирования прогрессивного налога на доходы физических лиц. Хотя и не уверен, что, например, депутаты, получающие 400-450 тысяч рублей в месяц, проголосуют за то, чтобы отчислять со своей зарплаты в бюджет не 13 процентов, а 30 или 50 процентов.

В других-то странах проголосовали...

Владимир Щербаков: В других странах люди миллиардерами становились в течение многих поколений. А у нас - стремительно. Разные традиции и культуры. И страдают в итоге малоимущие, пенсионеры, на индексацию пенсий которым не хватает денег.

Кстати, а вы знаете, что в советские времена социальное страхование находилось в руках профсоюзов, и бюджет фонда социального страхования был огромным, исчислялся десятками миллиардов рублей? За счет этих денег платили и больничные, и пособия по беременности и материнству, и пособия при несчастном случае на производстве, и пенсии работающим людям, и санатории на эти средства содержались. И денег на все хватало.

А почему сейчас все социальные фонды дефицитны?

Владимир Щербаков: А вы знаете, сколько человек распоряжались этими средствами? Во Всесоюзном центральном совете профессиональных союзов (ВЦСПС) было специальное подразделение, которое руководило соцстрахом. В нем насчитывалось 22 человека. На весь Советский Союз.

Я думаю, что сейчас денег не хватает отчасти из-за того, что у фондов появилось очень много трат, в том числе не связанных напрямую с пенсиями и пособиями. Посмотрите, какие большие штаты сотрудников, сколько зданий, машин у фондов!

Много денег просто "проедается". И еще, я считаю неправильным, что взносы во внебюджетные фонды взимаются не со всех зарплат, а с определенной суммы за год. И опять получается, что богатые платят меньше. Нужно отменить это правило и собирать взносы со всех, даже самых высоких зарплат по полной.

Как вы думаете, пенсионный возраст в России надо повышать?

Владимир Щербаков: Человек, пока он работает, ощущает себя полноценным.

Но повышать пенсионный возраст в России нельзя, потому что у нас многие мужчины больше 60 лет не живут. И если повысить пенсионный возраст, многие из них просто не доживут до заслуженного отдыха. А повышать только женщинам... У них и так очень большая нагрузка.

Одно дело в благополучных европейских странах, а другое дело - в наших.

У кого профсоюз больше?

Владимир Павлович, интересно, а сколько человек состоят в профсоюзах стран СНГ?

Владимир Щербаков: В России порядка 25 миллионов человек, или более 30 процентов трудоспособного населения. В Белоруссии - 94 процента, в Казахстане - порядка 20.

Для сравнения: в США в профсоюзах состоят порядка семи процентов работников. И у нас, кстати, больше всего проблем возникает в транснациональных компаниях, в магазинах, кафе известных мировых брендов, руководство которых категорически не хочет создавать профсоюзы. А потому права работников там очень часто нарушаются. Люди вынуждены обращаться в суды, чтобы восстановить свои права.

Впрочем, эта проблема не только у нас. У себя на родине - во Франции и США они зачастую ведут себя также. Мы с западными профсоюзами много раз обращались в Международную организацию труда, чтобы вместе найти способы борьбы с транснациональными компаниями. Но пока подвижек мало.

От редакции

Сегодня Владимиру Щербакову исполняется 75 лет. Редакция "Российской газеты" поздравляет и желает крепкого здоровья, благополучия и новых успехов в борьбе за социальную справедливость.