Новости

22.03.2016 20:00
Рубрика: Общество

Влюбленный госслужащий

Чиновник с точки зрения мечты и иронии
Человек с портфелем - объект наших предубеждений. Фото: REUTERS
Человек с портфелем - объект наших предубеждений. Фото:
Российский чиновник" - вековая мишень для литературных возмущений - стал темой нового социологического анализа. Социолог Дмитрий Рогозин с командой исследователей посмотрел на чиновника с точки зрения его биографии.

Что биография может рассказать о госслужащем? Служба - службой, а жизнь - жизнью...

Дмитрий Рогозин: Чиновники же тоже люди. У них удивительные судьбы. Хотя они умудряются их упаковывать в какие-то абсолютно не раскрываемые коробки. Это стало для нас проблемой - за 2 года мы взяли 150 глубинных интервью, но работать смогли только с 44. В остальных люди так и не открылись.

Жизненная трагедия человека на госслужбе - он не замечает как внешние (и часто надуманные) ограничения становятся внутренними. И год за годом сужает простор собственных мыслей. Теряет возможность не то чтобы критически отнестись к своей жизни, а вообще отнестись к ней. Не с точки зрения решения той или иной задачи, а с точки зрения мечты или иронии.

Есть, конечно, исключения. В том числе и на самом высоком уровне. Например, министр экономического развития Алексей Улюкаев. Обычное выражение его лица никак не позволяет предположить, что он пишет стихи. Эти стихи - безусловный ключ к нему. В них он человек переживающий, иронизирующий... Очень жаль, что при публикации его стихов в журнале "Знамя" не указали даты их написания. Потому что если соотнести их с годами его карьеры, возникнет колоссальная оптика для понимания этого человека.

Чтобы добраться до судьбы чиновника, нужен простой человеческий разговор за чаем. И самое главное - долгий. Канву разговора дает сама биография

Что показывает биография чиновника?

Дмитрий Рогозин: Биография дает нам то, что на западном языке называется кейсы, случаи. Человек рассказывает о значимых событиях, о переживаниях, влюбленности. Она, кстати, как и стихи, создает код понимания человека.

Но не его же деловых решений?

Дмитрий Рогозин: И их тоже. Наука менеджмента долго настраивала нас на сугубо рациональный взгляд на мир. Убеждала, что все решения построены на информационных ресурсах. Но из поля зрения уходит чрезвычайно важный фактор - люди в большей степени принимают решения эмоционально. Не в том плане, что - а-а-а, рванулся, побежал, взволновался, как влюбленная девушка. Риски взвешиваются. Но для человека, принимающего решение, много значит интуиция. Хотя чиновник никогда не признается, что принял интуитивное решение.

У неопытных нет интуиции.

Дмитрий Рогозин: Да, за интуицией - опыт. Поэтому нас интересовала биография, она и есть накопленный жизненный опыт. Известный английский физик, химик и философ Майкл Полани в своей книге "Личностное знание" прямо утверждает: если мы не знаем перипетии личной биографии известного физика, мы недопоймем его физическое открытие... Потому что наше понимание лишь процентов на 30-40 зависит от передачи информации. А остальное обеспечивают эмпатические отношения. Поэтому и решение чиновника это не действие человека-машины, просчитывающего ВВП. А нечто, связанное с его личностью. И с отношениями в коллективах, где он работает.

А чиновники часто чувствуют себя людьми, работающими на общество?

Дмитрий Рогозин: Да. И многие из них именно так о себе и говорят. Один из наших собеседников рассказывал: я возглавлял крупнуюкомпанию в регионе, но это лишь 3000 человек. Никакой бизнес не даст мне такого размаха решений, которые я принимаю на госслужбе. Я чувствую свою Родину... И мы по этому поводу не ерничаем.

Чиновничья работа модернизируется. В 80-е и 90-е годы любое присутственное место было без стульев, с жуткими стенами, невозможностью вежливости. А потом случилась тихая революция - появились электронные табло, удобные кресла.

Дмитрий Рогозин: Да, многое получилось в рамках создания так называемого сервисного государства. Но остались, конечно, давние предубеждения: чиновник - это бюрократ, недалекий и серый. Сами чиновники негативно описывают чиновников. Но только других. По отношению к себе - забавно - автоматически включается измерение "рядом нет плохих". Говорят: "Я знаю, как много в нашей среде коррупционеров, газеты же читаю... Но в нашем департаменте?! Да у нас взять нечего! И мы работаем не покладая рук".

Парадокс.

Дмитрий Рогозин: Есть большие парадоксы. Мир чиновников с имиджем "окукленного" часто оказывается наиболее инновационным. В нем возникают точки роста. Да, это связано с сильными личностями. На их примере видно, что решение среднего уровня госслужащего на порядок выше по значимости, чем решение средней руки бизнесмена. Бизнес обычно играет на короткой дистанции из-за экономической нестабильности. А в государственной сфере все-таки более значим критерий социальной эффективности. И человек с широким мировоззрением и высокой управленческой культурой здесь более свободен в принятии смелых решений. Это противоречит обыденному образу чиновника: ну какой он инноватор?! Но мы постоянно натыкались на жажду нового.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке