Новости

28.03.2016 22:30
Рубрика: Экономика

Плата неизбежна

Юрлицам тоже достается от коллекторов
Сегодня среднестатистический заемщик-россиянин должен банкам и финансовым организациям 75 тысяч рублей при доходе 32 тысячи рублей в месяц. Эти опасные цифры могут привести к масштабному финансовому коллапсу, если долгами эффективно не управлять, рассказал "РГ" член экспертного совета некоммерческого партнерства "Институт кредитного менеджмента", юрист Евгений Останин.
 Фото: depositphotos.com  Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Евгений Вадимович, возможно ли сделать труд коллектора безопасным и комфортным для граждан? Сейчас в Госдуме обсуждают законопроект на эту тему.

Евгений Останин: Безопасным - безусловно. Те дикие, вопиющие случаи, которые в последнее время происходят в России, не должны происходить. Но это не значит, что весь рынок такой. Комфортным? Вряд ли. Потому, что, когда ты говоришь людям об их долге, уже неприятно.

А почему взысканием долгов не могут заниматься сами банки? Вы допускаете вариант, что коллекторов на финансовом рынке не будет?

Евгений Останин: Запрет на коллекторов - очень странная идея. Странно запрещать коллекторскую деятельность как таковую, если общий объем задолженности в масштабах страны, по данным Росстата, оценивается примерно в 16 триллионов рублей. Из них просроченная - 1,635 триллиона рублей. 870 миллиардов просроченных долгов накопили перед банками физические лица.

Проблемы с коллекторами - это в первую очередь проблемы рынка кредитования. Понятно, что процентная ставка по кредитам учитывает в том числе и некий процент невозврата кредитов, а при возрастающих невозвратах это естественным образом отразится на росте процентов за их пользование. Если не будет коллекторов, кредиты для населения станут еще дороже, рынок потребительского кредитования сожмется. Это не выгодно ни банкам, ни гражданам, ни экономике, ни государству.

Да, есть отдельные банки, которые сами себе коллекторы и управляют задолженностью. Но очень сложно банку оставаться в плюсе, одновременно успешно взыскивая долги (очень дорогое дело) и предоставляя кредиты населению по выгодным ставкам.

Но вы согласны, что необходим закон о регулировании коллекторской деятельности? Его лет десять уже принять не могут.

Евгений Останин: Да, такой закон нужен, он стоит на повестке как минимум с 2004 года. Понятие "коллекторская деятельность" не закреплено ни в одном законе России. Отсюда проблемы в правоприменении Уголовного и Гражданского кодексов. Взять вопиющий случай в Ульяновске, когда от действий коллектора с бутылкой с зажигательной смесью пострадал ребенок. Когда начали дело разбирать, оказалось, что против этого коллектора уже неоднократно подавались заявления от граждан. А всего в Ульяновске на коллекторов было подано в полицию 165 заявлений. И никакой реакции, абсолютное бездействие правоохранительных органов.

А ведь любое противоправное и хулиганское действие - бросание бутылки с зажигательной смесью, отключение телефонов, угрозы и шантаж, расписывание дверей - ни Уголовный кодекс, ни гражданское право не позволяют. Нельзя причинять ущерб другому человеку. Но правоохранители натыкаются на прореху в законодательстве.

Поэтому в законе о коллекторской деятельности основная составляющая должна касаться, во-первых, определения понятия деятельности коллекторов, во-вторых, финансов и финансовой ответственности всех участников этого рынка. Особенно важно закрепить расходы на взыскание, на установление "пороговых" сумм от долга, которые коллектор вправе выставлять в счет должнику. Должник четко должен понимать, какие санкции его ожидают в случае нарушения обязательств перед основным кредитором.

Какой примерно может быть сумма неустойки от долга?

Евгений Останин: Максимум- 20-30 процентов. Не может так быть, чтобы гражданин из 4 тысяч рублей, которые он задолжал, в итоге платил 40 тысяч рублей или больше из-за набегаемых пеней и штрафов. И это за взыскание долга в досудебном порядке. Сегодня только суды широко применяют практику ограничения размера и суммы неустойки по своему усмотрению, если она несоразмерна нарушению, то есть не соответствует размеру долга. Возможно, следует законодательно определить некое "пороговое" значение процентов по кредитам в особенности в отношении физических лиц. Это сразу ослабит градус напряжения.

Кроме этого "порога", что еще нужно учесть?

Евгений Останин: Нужно дифференцировать ставки расходов коллекторов на взыскание долга. Если вы взяли в банке 4 тысячи рублей, то, к примеру, ваш долг может максимально вырасти только до 10 тысяч рублей, причем с учетом расходов на услуги коллекторов, а также в зависимости от того, на каком этапе - до суда или в процессе суда, должники рассчитались. 90 процентов взысканий в идеале должны решаться в досудебном порядке. Если же коллекторы в суде взыскивают долг, то их расходы выше, потому что растут издержки. В этом случае возможно повышение "комиссии успеха". И это тоже должен знать должник. Самые выгодные долги, которые коллекторы охотно выкупают, свежие - до 90 дней. Есть компании, которые специализируются на "долгих" долгах, свыше 180 дней. И на " плохих" - свыше года. У всех разная цена покупки и взыскания. Именно такой дифференцированный подход должен быть учтен в законе.

А методы взыскания должны быть прописаны? Например, прописать количество звонков или контактов с должниками.

Евгений Останин: Как это контролировать? Как правило, взыскание сегодня построено на автоматизированных процессах. То есть обзвон должников ведут автоинформаторы. Некоторые программы фиксируют, да, трубка была снята, извещение прослушано до конца. Но опять же - кто снял трубку? Ребенок? Случайный гость? Мне кажется, что это ни к чему не приведет. К тому же порядок действий коллекторов установлен в федеральном законе о потребительском кредитовании с 2013 года. В этом законе уже есть перечень допустимых и недопустимых действий, направленных на возврат во внесудебном порядке задолженности, где к недопустимым действиям, среди прочих, относятся звонки в ночное время.

Заострить внимание законодателей хочу на возможной правовой дыре, которую надо сразу залатать. Ограничивать действие будущего закона только в отношении физических лиц - неправильно. Коллекторы взыскивают сегодня задолженность и с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Только суммы другие - в десятки раз выше. А оттого неправомерные действия коллекторов еще агрессивнее. И преследование собственников, гендиректоров, бухгалтеров этих юридических лиц-должников оборачивается, как правило, в действия против физических лиц. Этот нюанс следует обязательно отразить в законе.

И помнить, что коллекторы возвращают достаточно большие средства в экономику. В 2014 году в экономику России они вернули 125 миллиардов рублей с физических лиц. В 2015 году в полтора раза больше.

Инфографика: Антон Переплетчиков / Елена Березина / РГ

Предпринимателям разрешили брать в три раза больше микрозаймов - до трех миллионов рублей

С 29 марта вступают в силу поправки, полностью меняющие работу микрофинансовых организаций (МФО). Согласно изменениям, максимальный размер микрозайма для юридических лиц и предпринимателей увеличен с одного до трех миллионов рублей. Для граждан он остается прежним - один миллион рублей. "Большие суммы займа необходимы предприятиям МСБ с оборотами до 100 миллионов рублей в год, отсеченным на уровне кредитных политик банков, а также предприятиям, участвующим в конкурсах, аукционах или тендерах на поставку товаров или услуг для государственных и муниципальных нужд. На конец 2015 года доля таких обращений в общем количестве заявок составляла 9 процентов", - пояснил Андрей Кузнецов, представитель компании "ФИНОТДЕЛ".

МФО будут поделены на два вида: микрофинансовая компания и микрокредитная компания. Разница в правилах привлечения средств. Микрокредитная компания может привлекать средства только своих учредителей, а микрофинансовая компания - деньги всех граждан.

"Инициатива логична и имеет свои основания, - отмечает Андрей Бахвалов, главный исполнительный директор компании "Домашние деньги". - На рынке работают очень разные МФО: каждая имеет специфическую бизнес-модель, географию и объемы. Уровень риска для инвестора очень сильно отличается, в крупных компаниях стабильный, большой портфель, соответственно регулярный объем сборов и собственный капитал, у маленьких компаний этого нет. Предъявлять всем единые требования - слишком формальный подход, не учитывающий специфику сектора".

Минимальный размер собственных средств МФО должен составлять не менее 70 миллионов рублей.

Закон будет регулировать рынок исходя из уровня рисков организаций, отмечает Борис Батин, глава сервиса MoneyMan: "Разделение рынка снимет излишнее регулирование с небольших компаний, а также даст возможность для роста более крупным компаниям. Капиталом выше требуемого для микрофинансовых компаний порога будут обладать около 30 организаций. Только они смогут привлекать средства от населения в размере от 1,5 миллиона рублей".

Сведения о новой компании необходимо внести в государственный реестр микрофинансовых организаций Центробанка. Без регистрации в нем работать запрещено. Банк России сможет исключить компанию из реестра, если она предоставляет в ЦБ РФ недостоверную отчетность или за год не выдала ни одного микрозайма.

Кроме того, микрофинансовым организациям запрещено выдавать займы в иностранной валюте, работать на рынке ценных бумаг, а также в одностороннем порядке изменять размер процентных ставок по договорам микрозайма и штрафовать клиентов за досрочный возврат долга.

Подготовила Елена Березина

Экономика Финансы Долги и кредиты Долги и коллекторы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники