Новости

В Донском легпроме началась острая конкуренция за кадры
 Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Фото:
В Ростовской области фонд развития промышленности выделил средства на импортозамещающие производства для БТК "Текстиль".

В то же время другое крупное предприятие региона, "Глория джинс", сообщило о переносе своего главного офиса из Ростова в Москву.

Ушли к текстильщикам

БТК "Текстиль" получило льготный заем 100 миллионов рублей на пуск производства красителей для текстильной промышленности, которые раньше импортировались из Италии. Фонд, кстати, предоставляет подобные целевые займы по ставке пять процентов годовых сроком до семи лет. А это неплохие условия по нынешним временам.

- Поддержка, которую оказывает Министерство промышленности и торговли и Фонд развития промышленности, оказалась очень своевременной мерой для старта нового импортозамещающего проекта. Сегодня порядка 95 процентов всех текстильных красителей, которые используют российские производители тканей, являются импортными, что значительно увеличивает стоимость продукта, особенно с учетом текущего курса валюты, - считает генеральный директор БТК "Текстиль" Сергей Базоев.

Переезд "Глории джинс" в компании объясняют несколькими причинами: в Ростове выбраны интеллектуальные ресурсы, приглашаемые из-за рубежа специалисты охотнее едут в Москву, чем в провинцию, а Донбасс, на который изначально делало ставку ростовское представительство, из-за затянувшегося конфликта оказался проблемным регионом. Но, пожалуй, главной трудностью, с которой столкнулась "Глория джинс" на Дону, - это конкуренция за кадры. Прежде всего, с тем же БТК "Текстиль".

- Они начали платить работникам большие деньги, по 25 - 30 тысяч рублей, и переманили людей. Им предоставляются весомые субсидии, а нам надо за все платить... Мы, конечно, готовы оплачивать кредиты по 15 процентов, но мы должны быть в равных условиях с нашими коллегами, - отмечает Владимир Мельников.

Контрольный выстрел

- 75 процентов предприятий швейной отрасли, которую в народе называют "швейкой", закрылись, - такую цифру приводит дизайнер и руководитель Дома мод Елена Грималовская, сославшись на областное министерство экономразвития. - У нас просто перестали обучать швей. Контрольный выстрел в легкую промышленность был сделан, когда закрыли профтехучилище N21. Если раньше выпускали 300 швей в год, то сегодня - 20. У нас некому работать.

Генеральный директор ГК "Elis" Александр Еремеев заверил, что готов брать на практику молодых швей, а также делиться наработанным опытом в производстве. По его мнению, важно обучать именно технологии швейного производства, причем в соответствии с международными требованиями.

- Мы готовы платить хорошую зарплату конструкторам и технологам, но только тем, кто умеет работать в условиях современного производственного цикла, - говорит Александр Еремеев.

Очевидно, что льготных кредитов и субсидий на всех участников рынка не хватит. Но если производители спорят о необходимости поддержки и предоставления равных возможностей, представители торговли утверждают, что проблема еще и в умении продавать.

Товар лицом

- На выставке в Каннах я видел, как турецкие компании представляли свою продукцию отдельным стендом при полной поддержке правительства, которое компенсировало арендную плату. Компенсацию от правительства турецкий производитель получает также, если он выходит за пределы своего региона, поэтому сейчас идет мощная экспансия турецких сетей. Но есть еще один важный аспект. Российские компании, в отличие от турецких, даже научившись делать продукт более-менее приемлемого качества, не уделяют должного внимания общению с потребителем. Соответственно не хватает обученного персонала и технологий продаж. В некоторые магазины даже неприятно заходить. Когда меня спрашивают, почему не идут продажи, я говорю: "Научитесь делать витрины, как делают это западные компании", - рассказывает директор ростовского торгового комплекса "Горизонт" Дан Полонский.

По мнению многих представителей торгового сектора, с введением санкций и антисанкций российские производители получили возможности, которые они, увы, пока не научились использовать в полной мере. Некоторые операторы рынка считают изрядно распиаренное импортозамещение в легкой промышленности самообманом.

Прямая речь

Игорь Смыков, гендиректор ростовской компании "Сеть":

- Как можно говорить об импортозамещении, если у нас нет отечественного сырья, тканей, хлопка? Мы шьем из импортной ткани и работаем на импортных станках. Например, только одна стегальная машина стоит 50 тысяч долларов. И после падения рубля срок ее окупаемости вырос втрое. А ведь запчасти к этому оборудованию тоже нужно покупать за рубежом. И мы прекрасно знаем, под какие ставки банки выдают кредиты. Так о каком импортозамещении может идти речь?

Комментарий

Дарья Ядерная, генеральный директор компании Y-Consulting:

- Полное импортозамещение нереально, да и не нужно ни одной стране. У каждой страны есть свои конкурентные преимущества, которые следует использовать. И нам странно было бы начинать массово производить ткань и одежду с нуля. Наверное, теоретически государство могло бы этого добиться, но экономически такой подход не оправдан. Россия не станет Китаем, и нам не нужно выпускать одежду в огромных количествах. Но при этом все-таки необходимо иметь минимальный объем производства, который обеспечил бы небольшую часть рынка, поскольку легкая промышленность - это стратегическая отрасль. 100-процентный импорт в этой сфере тоже крайне нежелателен.

Кроме того, легкая промышленность все еще считается трудоемкой отраслью, и она может помочь в решении проблемы безработицы, так же как, например, строительство дорог. "Швейка" - это массовая занятость для женского населения. В свое время в стратегическую программу развития Югославии входило строительство швейных фабрик именно для того, чтобы обеспечить работой женщин.

Российская легкая промышленность может быть интересна для частичного производства брендов, в том числе и зарубежных. Ведь в кризис особенно ценится гибкость в ассортиментной политике. Если раньше производство планировалось на год, то сейчас эти сроки сокращаются. Мы не знаем, какая будет конъюнктура и курс валюты через месяц. А в таких условиях нельзя три месяца шить в Китае крупную партию одежды, а потом еще везти ее в Россию. Проще пошить небольшую партию уже здесь, через месяц - еще такую же. Потом еще чуть поменьше. Китай так работать не будет, ему не интересны маленькие объемы. А нашим фабрикам выгодно. И продавать пополняемый таким образом ассортимент удобно. То есть импортозамещение в сфере легкой промышленности возможно, но лишь в тех объемах, которые оправданы экономически.