Новости

31.03.2016 22:59
Рубрика: Власть

Рубль плюс

Как обеспечить приток инвестиций в экономику
Что необходимо сделать для того, чтобы российская экономика получила необходимый для развития приток инвестиций? Какие отрасли наиболее перспективны с точки зрения вложения средств? Где искать деньги в условиях ограниченного зарубежного кредитования? Эти вопросы вскоре будут обсуждаться на международной конференции "ИнвестРос", проводимой под патронатом Совета по инвестициям при председателе Государственной Думы Сергее Нарышкине. В преддверии конференции своим мнением по ключевым вопросам привлечения инвестиций поделились эксперты "РГ".
 Фото: Сергей Куксин/ РГ Зависимость от "трубы" - это ахиллесова пята российской экономики, инвестиции должны способствовать ее диверсификации. Фото: Сергей Куксин/ РГ
Зависимость от "трубы" - это ахиллесова пята российской экономики, инвестиции должны способствовать ее диверсификации. Фото: Сергей Куксин/ РГ

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты РФ:

Фото: Михаил Метцель/ ТАСС

- Для того чтобы обеспечить рост инвестиций, надо эффективно задействовать те средства, которые есть внутри страны, в первую очередь - у самого государства. Для этого, как мне кажется, на качественно другом уровне должны работать наши институты развития.

Например, на взгляд предпринимательского сообщества, наиболее эффективным сейчас является Фонд развития промышленности. В нем все понятно и прозрачно - как распределяются средства, кому даются, почему именно. И в итоге его проекты, как отметил президент России, на один рубль привлекают шесть рублей дополнительно частных денег. Это образец того, каким должен быть институт развития.

Но у нас есть и такие институты развития, которые никакой эффективности не показывают. Может, имеет смысл их средства отдать в Фонд развития промышленности? Пускай работает тот институт, который умеет лучше работать. Возможно, следует распространить процедуры Фонда развития промышленности на другие институты, чтобы и они работали по этим принципам - понятным, прозрачным, доступным. Это первое.

Второе. Я считаю, что те средства, которые есть в госзаказе, в оборонзаказе, в заказе госкомпаний и компаний с госучастием, необходимо нацелить на малый и средний бизнес. И надо добиться того, чтобы это выполнялось по-настоящему, а не формально, чтобы малые получали ту долю заказа, которая им по закону положена. Для этого нужно выстроить равные партнерские отношения. Может ли малый и средний бизнес обеспечить потребности гособоронзаказа? Может. Так, в США есть специальные программы, рассчитанные только на малые предприятия. И там не боятся поручать им, скажем, разработку программного продукта для подводных лодок. Они заказ выполняют - при соблюдении всех соответствующих норм и требований секретности. Так что вопрос только в том, чтобы научиться работать с малыми и средними компаниями.

Это не вина ОПК, это общая беда: у нас каждое оборонное предприятие всегда делало все, начиная от гаек и заканчивая самой ракетой. Выгодно это или невыгодно, рационально или нерационально - другой вопрос, но так было принято. И отойти от этого очень сложно, хотя очевидно, что многие вещи могут делать малые предприятия. Но ОПК, подстраховываясь, всегда говорит: у малых режима секретности нет, мы за качество переживаем, и так далее...

Но это же медаль с двумя сторонами, и, мне кажется, обе выгодные. Во-первых, у крупных компаний, в том числе оборонных, есть возможность освободиться от того, что экономически нецелесообразно производить внутри своей системы. Отдать изготовление шайбы, гайки и т.д. малым компаниям, которые могут выполнить работу с блеском, - это же своего рода аутсорсинг. Во-вторых, появляется дополнительная возможность развивать малый и средний бизнес. Если он почувствует, что к нему повернулись, что его воспринимают как партнера, он закупит новое, более совершенное оборудование и будет работать еще лучше. Если долгосрочные планы предприятий будут обнародованы, то бизнес начнет развиваться, чтобы участвовать в конкурсе на тот или иной перспективный заказ. Это же все взаимосвязано! И если мы не начнем в этом направлении двигаться, мы никогда не добьемся выгодного для всей страны взаимодействия крупных компаний и малого бизнеса.

Что касается не государственных, а частных инвестиций, то, как известно, деньги любят тишину. Они не любят также резких изменений в законодательстве. И, наконец, любой частный инвестор, конечно же, исходит из того, что проект, который ему предлагается для инвестиций, поддерживается на местном уровне муниципальной или региональной властью, предпринимательским сообществом, Торгово-промышленной палатой. Понимание того, что есть поддержка проекта, важно и для зарубежных партнеров. Здесь позиция ТПП РФ такова: конечно, в стране должно быть много разных проектов, но с каждым нужно работать индивидуально, у каждого проекта должен быть автор, носитель идеи. Мой учитель, Евгений Максимович (Евгений Примаков. - Прим. "РГ") всегда говорил: а кто это будет делать? Есть конкретный человек, который за это отвечает? Если есть, тогда будем разговаривать. Еще лучше, чтобы носитель идеи вложил в проект свои средства. Тогда он будет биться за него в любых ситуациях.

Если же говорить о возможности привлечения инвестиций в разрезе отраслей, то надо смотреть на то, что у нас уже есть и что мы можем сделать дополнительно. У нас работает огромный нефтегазовый комплекс - у него есть экспорт, средства. Нужно сделать "обвязку" этого нефтегазового сектора, чтобы и технологии, и технику, и оборудование, необходимое для его обеспечения, начали производить российские предприятия. Да, на это потребуется не один день. Некоторые вещи надо начинать с нуля, потому что мы многое утеряли, особенно в станкостроении. Но кое-что сохранили, и уже появляются очень интересные ростки. Уже есть проекты, которые берет себе тот же нефтегазовый комплекс, - проекты станций перекачки и многое другое. То же самое можно сказать и о космической отрасли, атомной. Нужно наконец однозначно ответить: надо нам создавать в отраслях упомянутую "обвязку" из своих предприятий? Если да, то возможности для этого у нас есть. Считаю, что нужно оттолкнуться от того, что уже наработано, что у нас уже состоялось, и двигаться дальше.

Анатолий Аксаков, председатель Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству:

Фото: Сергей Фадичев/ ТАСС

- Ключевое условие для роста инвестиций в экономику - определенность. То есть когда понятно, что собирается делать власть - федеральная, региональная, муниципальная. Тогда инвестору легче определиться: стоит ли вкладываться в те или иные проекты или нет. Поэтому очень важно как можно быстрее на основе закона о стратегическом планировании разработать стратегию развития экономики на долгосрочный период. Причем стратегию с разбивкой по этапам. И самый детализированный этап - краткосрочный, на ближайшие три года.

Стратегия должна определить некие неизменные правила игры. И зафиксировать тот факт, что если даже что-то в правилах игры меняется, то оно не имеет обратной силы по уже реализуемым проектам. Это главное, первое, ключевое условие. А дальше надо показать пример инвесторам, что само государство активно участвует в реализации этой стратегии, в том числе финансово, будь то бюджетная поддержка или гарантирование.

К сожалению, сейчас мы видим, что многие из уже сформированных институтов развития работают в основном неэффективно. Да, пока трудно говорить о новых. Например, я вижу, как действует корпорация развития малого и среднего предпринимательства, и у меня есть ощущение, что этот институт будет эффективным. Есть результаты и у Российского экспортного центра.

Что касается остальных, то ли это болезнь роста, то ли болезнь формирования принципов работы, но мы видим проблемы. И по Сколково, и по "Роснано", и по Российской венчурной компании. Вроде бы и идея хорошая, и средства были выделены немалые, но результативность намного ниже ожиданий. Определенным исключением является фонд поддержки инноваций, но и к нему есть претензии - со стороны Счетной палаты, например. Важна существенная инвентаризация деятельности институтов развития для того, чтобы определить - почему возникают проблемы.

Определить причины этих проблем очень важно, в том числе для того, чтобы запустить эффективное проектное финансирование. Возможно, с помощью Центрального банка. Если мы хотим использовать опыт ФРС США, где средства системы используются для поддержки экономики, то очень важно отработать действенный порядок отбора проектов. И в процедуре отбора могут участвовать как раз оправдавшие себя институты развития. Отбор - через метод двух ключей. Первый - например, Фонд прямых инвестиций, в работе которого участвует и иностранный капитал. Они отбирают только эффективные и окупаемые проекты, те, которые принесут неплохую доходность. И он мог бы стать тем экспертным органом, который определяет перспективность проекта. Далее - у нас, как ни странно, есть довольно большой задел несырьевых экспортно ориентированных предприятий. Они уже поставляют продукцию на экспорт, но им нужны финансовые средства для того, чтобы расширить производство. Зачастую тот уровень капитализации, который есть у экспортного центра, такую помощь в полном объеме предоставить не может. А здесь риски еще меньше. Если продукция идет на экспорт, значит, она соответствует мировым стандартам и уже доказала свою конкурентоспособность. Соответственно, если экспортный центр - как институт развития и как второй ключ - провел работу, оценил проекты, оценил всю деятельность компании и выступил гарантом, поручителем по этому проекту, то ЦБ может выделить ресурсы. Это должна быть очень аккуратная, взвешенная работа, она не должна идти широким фронтом. Но именно через ЦБ перспективные компании могут получить доступ к финансовым источникам, замещающим отрезанное внешнее кредитование.

Именно долгосрочные инвестиции будут способствовать изменению структуры экономики и в конечном счете обеспечат ее стратегическую конкурентоспособность

Существенное направление привлечения инвестиций - локализация импорта у нас в стране. В любом случае мы нуждаемся в импортной продукции, прежде всего высокотехнологичной. И очевидно, что необходимы определенные преференции для того, чтобы обеспечить локализацию высокотехнологичных производств. У меня очень много контактов с зарубежными партнерами, и они говорят о том, что они готовы локализовать производство внутри России. И этот процесс уже идет. Например, электрические жгуты для автопрома японцы начали производить в Чувашии, раньше это все завозилось из-за рубежа. Пришли японцы, потом, возможно, придут корейцы - плацдарм уже освоен, есть положительный пример, все это начинает работать.

Плюс, конечно, я вижу очень большие заделы в электротехнике и приборостроении - в каких-то направлениях мы уже подтянулись, конкуренция заставила нас выходить на более высокий уровень. Есть прогресс и в станкостроении. Например, недавно был на предприятии, выпускающем композитные материалы, так они даже не дали фотографировать у себя в цехах - ноу-хау, собственные разработки, промышленный секрет. Заделы есть, есть десятки предприятий, которые готовы поставлять конкурентную технологичную продукцию на российский и даже зарубежный рынок. Но у них нет длинного и дешевого кредитного ресурса. И задача институтов развития - этот ресурс предоставить. Напрямую или через механизмы гарантирования.

Хорошие предприятия есть во всех регионах, но необходимо организовать именно проектную работу по привлечению инвестиций - со всеми фильтрами по изучению рисков. Если мы сможем такую работу реализовать, то будет и рост производства высокотехнологичной продукции. Росткам нового нужно дать возможность пробиться. Это как полив сухой почвы, которая потенциально может дать очень хороший урожай. Но нужна вот эта влага в виде целевых финансов.

Александр Браверман, генеральный директор Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорация МСП):

Фото: Станислав Красильников/ ТАСС

- Существенным препятствием для создания условий интенсивного роста сегмента малого и среднего бизнеса на сегодняшний день является отсутствие у предпринимателей доступа к длинным и недорогим кредитным ресурсам для финансирования инвестиционных проектов, низкий уровень интереса к таким проектам со стороны инвесторов.

Для решения этой проблемы Корпорацией МСП совместно с Банком России создана и с 2015 года успешно реализуется Программа стимулирования кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства ("Программа 6,5"). Программа представляет собой новый инструмент государственной поддержки кредитования малых и средних предприятий, реализующих инвестиционные проекты в приоритетных отраслях экономики. Ее особенность состоит в ограничении процентной ставки по кредитам до уровня не более 10 процентов годовых для субъектов среднего бизнеса и не более 11 процентов годовых - для малого. Такие кредиты по льготной ставке предоставляются коммерческими банками предпринимателям на три года и рефинансируются Банком России. В настоящее время в программе принимают участие 12 крупнейших отечественных банков.

Данный инструмент поддержки субъектов МСП вызывает большой интерес у предпринимателей. Как результат - лимит рефинансирования кредитов, определенный Банком России для реализации программы в размере 50 млрд рублей, по данным на середину марта 2016 года, исчерпан более чем на 90 процентов. Советом директоров Центрального банка 18 марта 2016 года было принято решение о расширении лимита Программы рефинансирования для малого и среднего бизнеса на 25 млрд рублей. Такая мера позволит продлить программу и увеличить объем кредитования субъектов МСП, прежде всего осуществляющих свою деятельность в приоритетных отраслях экономики, имеющих высокий производственно-технический потенциал и перспективы реализации проектов в высокотехнологичных отраслях.

Развитие малого и среднего предпринимательства в инновационном секторе экономики является на сегодняшний день одним из наиболее актуальных вопросов. Задача Корпорации МСП - содействовать качественному росту таких предприятий, создать условия для включения таких компаний в цепочки поставок российских и зарубежных компаний, в том числе крупнейших заказчиков с государственным участием. Уже сегодня мы наблюдаем положительную динамику роста закупок таких заказчиков у субъектов МСП. Так, по итогам второго полугодия 2015 года общий объем прямых закупок крупными компаниями с госучастием у субъектов МСП составлял 62 млрд рублей, а за два месяца этого года - уже 64 млрд рублей.

По состоянию на 21 марта 2016 года планируемый общий объем прямых закупок у субъектов МСП 35 конкретными заказчиками составил 208,2 млрд рублей. Прирост планируемого объема закупок у субъектов МСП составил 74,2 млрд рублей (в среднем 8,2 млрд рублей в неделю). Средняя доля закупок составляет 24,7 процентов (от 10,05 до 88,35 процента), что в 2,5 раза превышает нормативно установленный уровень (10 процентов). Если в 2015 году в сфере таких закупок субъектам МСП было доступно всего 8,4 тысячи позиций, то сегодня крупнейшими заказчиками потенциально могут быть востребованы уже более 22 000 видов товаров и услуг, производимых малыми и средними компаниями. При этом существенные изменения наметились не только в объеме, но и в структуре закупочной деятельности. Это означает, что малые и средние компании постепенно переходят от предложения простых товаров и услуг (таких, как, к примеру, поставка канцелярских принадлежностей или оказание услуг по уборке) в сферу производственной деятельности и высоких технологий.

Корпорация ставит перед собой задачу организации системной поддержки малых и средних предприятий, формирования условий для развития инвестиционного потенциала малых и средних компаний. Решение этих задач ведется нами в тесном сотрудничестве с региональными властями, ведущими деловыми объединениями, банковскими ассоциациями, что позволяет обеспечить обратную связь с предпринимательским сообществом, проводить обобщение успешных практик поддержки субъектов МСП и привлекать все возможности для реализации поставленных совместных задач.

Игорь Максимцев, ректор Санкт-Петербургского государственного экономического университета (СПбГЭУ):

Фото: Анна Исакова/ Пресс-служба госдумы РФ/ ТАСС

- Надо для начала определиться, какие инвестиции нужны российской экономике.

Краткосрочные инвестиции носят скорее спекулятивный характер и не могут стратегически повлиять на улучшение реальной ситуации. На фондовых биржах и России, и всего мира регулярно наблюдаются спекулятивные всплески и спады, которые, конечно, не способствуют экономической стабильности.

С долгосрочными инвестициями дело обстоит сейчас сложно. Хотя именно за счет них можно стимулировать реальные сектора экономики, которые работают и на внутреннее, и на внешнее потребление, обеспечивают рабочие места в различных городах страны. Именно долгосрочные инвестиции будут способствовать изменению структуры экономики и в конечном счете обеспечат ее стратегическую конкурентоспособность.

Ученые проанализировали структуру долгосрочных инвестиций, сложившуюся в нашей стране в 2013-2015 годах. Это преимущественно был капитал самих российских компаний - на него в общей структуре приходилось 54 процента. То есть это те компании, которые старались вытащить свои внутренние резервы и вложить деньги в свое же производство, в его модернизацию и рост. Еще 21 процент в общей структуре - это бюджетные деньги, те программы поддержки, которые дает государство. Но тут желающих получить эти средства больше, чем возможностей их дать. И, наконец, доля банковских кредитов составляла 9,2 процента. Это, конечно, не очень много, но и в предшествующие годы доля банковских кредитов держалась на этом же примерно уровне, что говорит о том, что даже высокие ставки ЦБ многих не испугали. Таков общий срез структуры инвестиционно-финансовых потоков за 2013-2015 годы.

Сейчас на первое место выходит высокая степень неопределенности общеэкономической ситуации, высокие инвестиционные риски и недостаток собственных средств. 54 процента, которые мы видели ранее, - это тот "жирок", который был накоплен в достаточно хорошие годы, когда ситуация в экономике была более-менее стабильной. Сейчас эти деньги уже заканчиваются. Так что в 2016 году, скорее всего, будет перераспределение инвестиционной структуры.

В этих условиях необходимо развивать модели структурного финансирования крупных проектов, искать институциональные формы привлечения инвестиций. И задействовать многие механизмы: и потенциал негосударственных пенсионных фондов, и использование государственных гарантий, и возможность привлечения тех средств населения, которые находятся в банках. Может быть, подумать о выпуске государственных облигаций внутреннего займа - такой механизм уже не раз использовался в нашей истории.

Плюс к этому существуют еще и возможности привлечения международных инвестиций. Они во многом зависят от качества инвестиционного проекта, который предлагается иностранному партнеру. Партнеры в первую очередь хотят получить прибыль, это всегда основное правило экономики. И, как показывают итоги прошлого года, даже санкции, которые введены Европой и США, не влияют на международного инвестора, если он видит хорошо подготовленный инвестиционный продукт. Что это значит? Инвестору предлагается уже готовая площадка с инфраструктурой, проработанными деталями, с логистикой, с гарантиями того, что проект получит поддержку. Мы, например, активно сотрудничаем с Китаем (наш вуз возглавляет ассоциацию российско-китайских экономических университетов с нашей стороны) и понимаем, что тот же китайский инвестор имеет свой набор требований. Да, говорит он, мы понимаем, что вам выгодно развивать территории, но если там нет никакой инфраструктуры, туда никто не пойдет. Ему нужна ясность, а не площадка-болото, куда невозможно ничего подвезти. Если это понимать, об этом думать и готовить действительно хорошие проекты - придут и китайцы, и европейцы, и представители Северной Америки. Такая практика принята во всем мире, да и у нас уже есть достаточно много подобных примеров. И, наверное, эти примеры надо поднимать наверх, о них надо говорить, ими надо делиться - это наша внутренняя замечательная практика. И мы должны как можно больше таких вот хороших "пирожков" готовить по всей стране, предлагать их иностранным инвесторам.

Определенные ограничения создают санкции (хотя надеемся, что разум победит и санкции в конце этого года или в начале следующего будут отменены). Есть такие негативные вещи, как девальвация национальной валюты, но и она в конечном счете способствует инвестиционной привлекательности, особенно отраслей с высоким экспортным потенциалом (с учетом курса рубля они могут более эффективно инвестировать свою валютную прибыль). И рост есть: например, по Санкт-Петербургу компании машиностроительных отраслей за 2015 год нарастили экспорт продукции на 25 процентов.

Если говорить об инвестиционной привлекательности отдельных отраслей, то высоким потенциалом обладает агропромышленный сектор. Для него это очень хороший шанс пойти на развитие. Мы понимаем, что мы в состоянии не только сами себя прокормить, но и экспортировать хорошие, экологически чистые продукты. Здесь - масса возможностей. Кроме сельского хозяйства потенциалом обладают отрасли, работающие в сфере фармацевтики, производства медицинской техники. Это традиционно привлекательные отрасли с перспективными рынками сбыта продукции, в том числе экспортными, включая СНГ и Евразийское экономическое сообщество. Также перспективна сфера телекоммуникаций и информационных технологий. Ну и, естественно, строительство и ТЭК. Энергетический сектор не надо воспринимать только как сырьевой придаток. Это тот локомотив, который работает даже на фоне снижения цен на нефть, он может и обязан помогать реализации многих иных направлений в промышленности.

Я всегда говорю: коллеги, кризис - как раз то время, когда можно делать рывок. Самое время использовать стагнацию для будущего роста. И в этом смысле форум "ИнвестРос" успешен - там обсуждаются конкретные проекты, идет конкретный анализ ситуации. Примеры современных успешных практик многих вдохновляют. И в итоге появляется повод для оптимизма, потому что мы общаемся с сильным, талантливым, умным российским бизнесом.

Власть Работа власти Внутренняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники