20idei_media20
    06.04.2016 20:31
    Рубрика:

    На Урале начал формироваться арт-рынок

    На Урале активно формируется рынок современного искусства
    Мы живем в удивительно интересное и бурное время, констатируют участники екатеринбургского арт-сообщества: рынок формируется прямо на глазах, интерес к современному искусству растет.

    - Екатеринбург - из немногих городов за пределами столиц, где художникам удается находить спрос на свои произведения, - утверждает Елена Шипицына, арт-директор екатеринбургской галереи современного искусства. - Однако говорить о цивилизованном рынке преждевременно. Арт-рынок предполагает непременное существование таких институций, как экспертиза и оценка, таких механизмов, как галереи и аукционы. У нас же процесс идет, но в виде, так сказать, бесконечной импровизации со спросом и предложением. В массе сделки совершаются без участия экспертов, по демпинговой схеме: покупатель приезжает к художнику и норовит до минимума сбить цену.

    По оценкам экспертов, больше половины рынка купли-продажи произведений изобразительного искусства существует латентно - так сказать, в форме натурального обмена. За экспертную оценку отвечает сам творец.

    - Быстренько собирайтесь ко мне в мастерскую за моими "помазюшками", иначе дождетесь, что маленький художник с голоду помрет, - так, например, иронизирует на тему зазыва "инвесторов" Сергей Григорьев.

    Как свойственно творческим и непонятым личностям, местные живописцы дружно ругают галереи, которые никак не поддерживают их таланты, а также публику, которая ничего не понимает в их изысканном творчестве.

    - Все приходится делать самому, продвигать молодого художника никто не хочет, потому что понимают: он раскрутится и уйдет на Запад, никакого дохода от него не получишь, - сетует, например, один из самых востребованных екатеринбургских авторов Кирилл Бородин. - Вот и сейчас на выставку в Китай меня вывозит не галерея, а ребята с Уралмаша…

    У галерейщиков, которые только накануне договорились с художником о выставке, такие стенания вызывают искреннее недоумение. Жалобам на непонимание, наверное, изрядно удивились бы и владельцы модного ресторана, где стены сплошь покрыты картинами Бородина.

    - Устойчивый интерес к современному изобразительному искусству зафиксирован, - констатирует Алиса Прудникова, директор Екатеринбургского филиала Государственного центра современного искусства. - Процесс затягивает все больше людей, недаром появился такой мем, как "очередь на Серова". Это позитивный процесс, и стоит, засучив рукава, принять в нем активное участие.

    Сделки совершаются без участия экспертов, по демпинговой схеме: покупатель приезжает к художнику и норовит до минимума сбить цену

    Итак, спрос на изобразительное искусство в городе есть. Но сам бизнес пока даже не малый - микроскопический, хотя в производителях - профессиональных художниках - недостатка нет. В Екатеринбурге их работами торгуют полтора десятка галерей, причем треть из них открылась в последние четыре года. Подавляющее большинство (за исключением двух) работает по старинке, в режиме художественного салона или "комиссионки": художники сдают свои произведения на комиссию по договорной цене и обычно получают от четверти до половины выручки. В таких заведениях на ценники в десятки тысяч рублей можно не обращать внимания: тут действуют сугубо рыночные (в прямом смысле) механизмы - торг уместен, и картину обычно продают за столько, сколько согласен заплатить покупатель. В этом масс-сегменте хорошо продаются небольшие по размерам пейзажи и натюрморты, красная цена которым - пять тысяч рублей. Цены в премиум-сегменте, где возможны более серьезные цифры, тоже не заоблачные.

    - Какие бы великие люди ни ходили рядом с нами по улицам Екатеринбурга, они наши современники, и сегодня цена их полотен - тысяча долларов, максимум десятки тысяч, - считает коллекционер Олег Гусев. - Чтобы она поднялась, должно пройти время, при этом требуется серьезная работа экспертов, которые оценят значимость работ художника - кто он такой и что намалевал: картинку по цене краски или произведение искусства. В последнем случае в него можно будет вкладывать миллионы.

    Необходимая экспертная прослойка сейчас также находится в стадии формирования. Эксперты тоже являются объектом инвестиций: чтобы достигнуть приемлемого профессионального уровня, помимо диплома искусствоведа, нужна репутация, создание которой - нелегкий труд в течение многих лет.

    - И все же энтузиазм имеется, - подытоживает Елена Шипицына. - Он связан с появлением на этом рынке серьезных игроков, которые пользуются услугами экспертов. Могу привести примеры: "Новый музей" петербургского бизнесмена Аслана Чехоева, над созданием его коллекции современного российского искусства работал Сергей Попов; Санкт-Петербургская галерея современного русского искусства "Эрарта", курирует которую Владимир Назанский; художественная галерея Благотворительного Фонда "Поколение" в Ханты-Мансийске. Цивилизованный бизнес пришел на этот рынок, готов его изучать и пытаться прогнозировать.

    Между тем

    Одно из свидетельств внимания к изобразительному искусству - издание в Екатеринбурге затратных и трудоемких альбомов. Например, на альбом Германа Метелева часть средств собрана на аукционе в галерее Татьяны Егеревой: в качестве лотов отдали свои работы шестеро художников, работы отца выставила Анна Метелева. Правда, миллиона с лишним, необходимого для выпуска книги, аукцион не собрал, но тут в соиздатели попросился Уральский федеральный университет, добавив нужную сумму. А 2,3 миллиона рублей, необходимых для издания 630-страничного альбома графики Виталия Воловича, сейчас собирают методом краудфандинга по инициативе мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана и музыканта Владимира Шахрина.