Новости

13.04.2016 15:00
Рубрика: Культура

Вживаюсь в 220-ю роль

Гость "СОЮЗа" - народный артист РСФСР Сергей Никоненко
Сергей Петрович Никоненко перед своим 75-летним юбилеем не знает отдыха. Потому и общались мы в четыре захода: первые полчаса этого интервью прошли между московской репетицией спектакля "Экспресс "Калифорния" и самолетом в Курск, где он давал концерт с есенинской программой.
Сергей Петрович признается: в бильярд дома играет с сыном, а сейчас и внук до стола достает. А вот рисовать не успевает - времени совсем нет. Фото: PhotoXpress Сергей Петрович признается: в бильярд дома играет с сыном, а сейчас и внук до стола достает. А вот рисовать не успевает - времени совсем нет. Фото: PhotoXpress
Сергей Петрович признается: в бильярд дома играет с сыном, а сейчас и внук до стола достает. А вот рисовать не успевает - времени совсем нет. Фото: PhotoXpress

На другой день была антреприза в Королеве, на третий - спектакль в Балашихе, и перед ним у Сергея Петровича было еще полчаса, и мы говорили в музее Есенина на Арбате...

- Вот только что прошла премьера "Опасных каникул" по повести Устиновой, - продолжает о работе Сергей Петрович. - Сейчас заканчиваю свою 220-ю роль, это фильм "Со дна вершины", я играю тренера будущего паралимпийского чемпиона. Изучаю сейчас Юрия Полякова, есть идея поставить фильм по его "Гипсовому горнисту"...

Качество по-мински

А случается вам отказываться от ролей?

Сергей Никоненко: Конечно. Вот недавно отказался от очередной роли мента. В сценарии реки крови, стрельба, насилие, сплошной "ба-бах". Нет только хорошей драматургии.

Такой, как в "Каменской"?

Сергей Никоненко: Ну, такого уровня сериалов сейчас нет, "Каменскую" потому и повторяют без конца. Там тоже есть стрельба, но главное - размышления героев, внутренняя работа! Лена Яковлева блестяще справилась с ролью аналитика, бедная, она по шесть ночей в неделю проводила в поездах, успевая и в Москве спектакли играть, и в Минск на съемки. Все наши сцены с Леной хороши, я люблю серию, где я "охрип" - и свищу, и жестикулирую вместо слов. Помню, Маринина сказала: "Сергей Петрович, вы сыграли лучше, чем я написала".

"Каменская" ведь от и до снималась в Минске.

Сергей Никоненко: Да, но в каждой серии был один день съемок в Москве, на выходе из Петровки, 38, снимали железный забор и проходную. А Минск выбрали потому, что при высоком качестве кинопроизводства оно там дешевле: декорации, проживание, питание. Да и народ очень обстоятельный, обязательный. В минской студии я еще в начале 90-х снимался в комедии "Семьянин", потом снимал там свою "Брюнетку за 30 копеек".

Адрес на ладони

Получается, в актерской профессии вы больше всего цените самоотверженность...

Сергей Никоненко: Главное, по Станиславскому - обаяние таланта. Вот у Яковлевой оно есть, на площадке это позволяет ей блестяще импровизировать. Для меня вершина - Николай Гриценко. Помню его в Вахтанговском князем Мышкиным, а на другой день - в ровно полярной роли, он был пьяным волосато-мохнатым чудовищем, купцом Молоковым в "На золотом дне". Помню, я еще в программке смотрел, может, не он, опечатка? Сел поближе - он, у меня мороз по коже! И у меня было счастье в 66-м в "Места тут тихие" быть с ним в одном кадре.

Кроме обаяния таланта актеру, наверное, помогает личный опыт.

Сергей Никоненко: Опыт! Наблюдения! Эмоциональная память! Когда я увлекся театром, стал плохо учиться, я ушел из школы и пошел кондуктором. Сколько же людей я тогда пересмотрел! Помню, еще в 47-м стоим с прабабушкой за хлебом, подходит очередь, снимаю варежку, протягиваю дядьке облизанную руку, где химическим карандашом он пишет номер очереди. Через 15 лет снимаемся у Герасимова в "Люди и звери", Жанна Болотова задает вопрос: "А адрес, адрес какой?" - и я ей также ладонь - р-раз! Вот адрес, на руке! Герасимов аж руками всплеснул - браво! Молодец!

Это, наверное, безумно интересно смотреть на мир "из чужой шкуры"...

Сергей Никоненко: Самое интересное - овладеть другой профессией, стать другим. Я потому молодежи говорю - учитесь в жизни всему! Учитесь вышивать, лепить пельмени, строгать рубанком, смотрите, как открывают бутылки - все пригодится.

Вам пригождалось?

Сергей Никоненко: Я вот занимался верховой ездой еще студентом, и меня это потом очень выручало в работе. Помню, 10 лет назад в "Парке советского периода" снимали сцену, когда героев окружили бандиты, и мой персонаж со своим отрядом их выручает. Поставили за мной джигитов из конного театра: "Мотор!", лава пошла - а я впереди, кручу шашкой, в руке повод, шенкель даю. Три дубля сняли - стоп, так нельзя, говорит режиссер, на экране один Никоненко, вы не поспеваете за ним!

Творчество под картошку

А еще вы же жили в арбатской коммуналке, вот где опыт...

Сергей Никоненко: У нас, наверное, была образцовая коммуналка, вокруг женщины, мужчин после войны мало. В комнате на 13 метрах жили отец с мамой, бабушка, я с братом... Деревенская родня вся шла к отцу, к Петру, и ночевала у нас на полу.

А потом там же ночевали ваши друзья-однокурсники.

Сергей Никоненко: Сначала я сам приглашал и Кольку Губенко, вечно голодного, мама к нему прониклась, оба сироты. Кормила его, обстирывала. А потом Шукшину ночевать было негде, Шпаликову, правда, было где ночевать, но он просто не знал, куда себя деть...

Еще и Никита Михалков жил у вас на раскладушке, как из семьи уходил...

Сергей Никоненко: А уж когда Никита поселился, то комната моя просто превратилась в филиал Щуки! Тут гостили уже и Леня Филатов, и Юра Богатырев, и Володя Качан, и Таня Сидоренко. Приходили с Никитой репетировать, порепетируют, повыясняют творческие отношения, а я им сковородку картошки и другую - котлет! Поди кисло!? И все рядом, Арбат! Да, творческая жизнь у нас кипела почти круглые сутки.

Сейчас не так?

Сергей Никоненко: Сейчас система потогонная. Вот сериал, 250 серий. Всегда давали по 20 страниц диалога, а тут однажды - 35! Молодежь тут как тут: уже готовы, уже выучили! А порепетировать? А подумать, как отношения выстроить с другим персонажем? Не говорили тебе, что слова не говорить надо, а жить ими? Слова, по Чехову, даны для того, чтобы скрыть то, что чувствуешь.

Вы зато на своих картинах все выстраиваете, как нужно

Сергей Никоненко: Да и народ ко мне идет, отказов пока не знал. Вот снимал "Охоту жить" по Шукшину, только я Нине Усатовой сказал, что жду ее, так она: "к тебе с радостью, Сереж!" Ни Баринова, ни Любшина - никого уговаривать не пришлось. Я тогда всем перед началом работы сказал: ребята, у нас мало денег, но у нас есть Шукшин. У них миллионы, но нет Шукшина! И пять призов на разных фестивалях картина получила!

Сергей Петрович, а отдыхать-то вы успеваете? Наверное, живопись свою любимую забросили уже. А бильярд? А охота?

Сергей Никоненко: Рисовать совсем перестал, времени нет, в бильярд дома играю с сыном, а сейчас и внук до стола достает. А охота... Меня позвали тут знакомые госслужащие. Но я увидел их оружие, их супероптику, представил, как они сидят в машине в штиблетах, в нужный момент высовываются из люка... Нет, говорю, ребята, это убийство, а не охота, вы ни одного шанса зверю не оставляете, это не по-честному.

А как по-честному?

Сергей Никоненко: А по-честному - садись на лошадь, бери лук, догоняй на ходу эту самую косулю - и стрелой ее! Вот это настоящая охота!

Культура Кино и ТВ Наше кино