Новости

21.04.2016 00:00

Лизинг: возможность или угроза для бизнеса?

Корпоративные лизинговые споры могут, оказывается, приносить выгоду лишь одной стороне
Недавно в системе размещения судебных актов арбитражных судов "Картотека арбитражных дел" появился текст постановления Арбитражного суда Московского округа по делу А40-83841/2013.

Арбитражный суд Московского округа уже второй раз направляет дело на новое рассмотрение, то есть суд первой инстанции должен будет третий раз разбираться в деле.

Возможно, данное дело осталось бы незамеченным для прессы, если бы в нем не участвовал крупный американский инвестор. Ведь именно нарушение прав инвестора на возвратность активов вызывает пристальное внимание.

Однако в гонке за мечтой восстановить благоприятный инвестиционный климат в России многие уже начинают забывать, а для чего он, собственно, нужен России. Неужели только для обогащения самого инвестора? Или все-таки имеют значение права и интересы отечественного предприятия, которое получает финансирование для развития?

Приведенный выше судебный спор касался, к сожалению, достаточно актуальной в современных условиях экономики ситуации, когда происходит расторжение договора лизинга в связи с неплатежами со стороны лизингополучателя.

Для лизинговой компании это относится к разряду нормального предпринимательского риска. Так же, как для банков возможные неплатежи заемщика.

Многие лизинговые компании, пытаясь вернуть свои активы, в подобной ситуации проводят достаточно агрессивную политику вплоть до самоуправства в некоторых случаях. Высший арбитражный суд РФ до его расформирования последовательно принял ряд документов, целью которых было восстановление баланса интересов сторон лизинговой сделки в случае ее расторжения.

До некоторого момента казалось, что статус-кво восстановлен. Однако суд кассационной инстанции своим постановлением поставил данный вывод под сомнение.

В данном деле лизинговая компания "Катерпиллар Файнэншнл" (дочерняя структура американской Caterpillar) по степени пренебрежения интересами контрагента отличилась даже на фоне остальных "иностранных инвесторов".

Из содержания судебных актов по данному делу, которое длится уже более трех лет, следует, что между лизинговой компанией и лизингополучателем были заключены 29 договоров лизинга. Лизингополучатель представлял собой крупную строительную компанию, насчитывающую более 500 сотрудников и возводящую ключевые объекты инфраструктуры на Севере.

Примерно за год до окончания срока лизинга у лизингополучателя возникли сложности в погашении лизинговых платежей.

Лизинговая компания в судебном порядке расторгла договоры лизинга, взыскала задолженность по лизинговым платежам и изъяла строительную технику. Всего лизинговая компания получила 15,5 млн долларов из чуть более 22 млн долларов, то есть примерно 70% от общей суммы лизинговых платежей.

В принципе, судебная практика уже выработала цивилизованный способ "развода" между лизинговой компанией и лизингополучателем. Кроме того, он также закреплен в постановлении Пленума ВАС РФ "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" от 14.03.2014 N 17. По мнению ВАС РФ, сторонам необходимо соотнести взаимные обязательства сторон к моменту расторжения договора. При этом лизинговая компания вправе претендовать на возврат средств, потраченных на приобретение предмета лизинга, и плату за пользование финансированием (аналог процентов по кредиту).

В случае если в совокупности эти величины окажутся меньше фактических выплат лизинговых платежей и стоимости предмета лизинга на момент возврата лизингодателю, то разница выплачивается лизингополучателю. Если наоборот, то лизингополучатель обязан заплатить лизинговой компании.

Следовательно, стоимость имущества важна для расчета взаимных обязательств. Но вот как раз с реализацией в данном деле и начинаются странности. Здесь стоит заметить, что Caterpillar не только производит, но и торгует своей техникой по всему миру.

Вряд ли такая компания не имеет достаточных ресурсов для реализации своей же техники. Но только не в данном деле! Как будто внезапно компания разучилась продавать свою технику, решив реализовать ее другой лизинговой компании оптом.

Но даже это не обратило бы на себя внимание, если бы не 70-процентный дисконт, с которым продавалась техника. Да, новая стоимость техники с учетом износа была согласована сторонами, как следует из судебных документов, но она слишком мала, по мнению некоторых экспертов.

ВАС РФ допускал возможные злоупотребления со стороны лизинговых компаний при реализации изъятого имущества в отсутствие какого-либо контроля со стороны лизингополучателя.

Поэтому он включил в постановление право лизингополучателей доказать недобросовестность лизинговой компании, в том числе путем проведения рыночной оценки имущества. Как пояснил партнер Консалтинговой группы WiseAdvice Абрамов Алексей, который участвовал в процессе, в материалах дела был представлен отчет о рыночной стоимости предметов лизинга на дату их изъятия. В отчет, о котором идет речь, вошли данные, предоставленные официальным дилером Caterpillar в России, то есть не доверять таким данным, как считает господин Абрамов, было просто невозможно. Ведь именно по таким ценам аналогичная техника с соответствующим износом продавалась представителями этой же компании. Если говорить о цифрах, продолжает Абрамов, то получается следующая арифметика:

18,4 млн долларов - затраты лизинговой компании на покупку имущества;

15,5 млн долларов - американцы получили напрямую от лизингополучателя;

6,5 млн долларов - американцы получили от перепродажи имущества по заниженной, по мнению экспертов, хотя и согласованной ранее сторонами цене.

Видимо, от данной сделки лизинговая компания не только компенсировала свои издержки, но и все лизинговые платежи до конца срока лизинга? Но выходит, что лизингополучатель остался ни с чем и обанкротился.

Возврат техники при этом произошел досрочно. Так действительно ли нужны российской экономике такие инвестиции?

Почему-то ни столь очевидный экономический расчет, ни отчет с учетом данных связанной с лизинговой компанией организации не смогли убедить суд. Более того, фактически исчез весь накопленный ВАС РФ инструментарий восстановления справедливости в данных отношениях.

По мнению советника Адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Алины Кудрявцевой, "занятая судом округа позиция словно под копирку воспроизводит судебные акты по лизинговым спорам конца девяностых - начала нулевых. Исторически российский рынок лизинга лишен какого-либо надзора со стороны государства. Это неизбежно приводит к перекосам в правоприменении в сторону лизинговых компаний: последние лоббируют свои интересы через высокоорганизованные профессиональные сообщества, в то время как разобщенные лизингополучатели зачастую оказываются просто неспособны отстоять свои права".

В настоящее время данное постановление обжаловано истцом в Верховный суд РФ. Захочет ли он заняться этим делом и восстановить нарушенный на рынке лизинговых услуг статус-кво, покажет только время.

Ведь для некоторых лизинговых компаний продажа имущества по ценам, отличающихся от рыночных, становится системой. Например, в деле N А40-133111/2015 та же лизинговая компания, но уже с другим лизингополучателем реализует предмет лизинга с дисконтом 82% и, получив 79% всех лизинговых платежей, обращается за взысканием остатка задолженности.

В деле А40-7164/2013 из судебных актов следует, что при первоначальной стоимости предмета лизинга около 6 млн рублей техника была продана по цене 3 млн рублей, то есть с 50-процентным дисконтом.

Возникает своего рода тупик, при котором отчет о рыночной стоимости имущества суд не принимает во внимание, но и воспрепятствовать продаже по заниженной стоимости лизингополучатель тоже не может.

В последнее время часто ведутся разговоры о необходимости введения в отношении лизинговых компаний надзора, который будет осуществлять государственный регулятор. В случае с банками таким регулятором является ЦБ РФ.

И, видимо, учитывая беспомощность судебной системы перед такими злоупотреблениями лизингодателей, включение в данную систему регулятора является единственным способом воспрепятствовать превращению "развода" между лизингодателем и лизингополучателем в "развод" лизингополучателя.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники