Новости

28.04.2016 06:09
Рубрика: Общество

Кому он нужен?

Для выдачи паспорта 15-летнему неходячему инвалиду требуют подтвердить гражданство
В центре Ростова, в бывшем доходном доме 1896 года постройки, живет несчастный юноша, который ни разу не выходил из своей квартиры на свежий воздух. Он вместе с мамой Олесей делит комнату в коммуналке на 16 человек. Я поднимаюсь по пролетам лестницы с потолками, уходящими ввысь метров на шесть, за обшарпанной дверью - длинный коридор с двумя рядами старых почтовых ящиков и такими же рядами закрытых дверей. Кухня 15 метров - одна на восемь семей, тесная ванная с разномастными тазиками. Потолки испещрены трещинами, а угол вообще грозит обвалиться. Но люди живут, деваться им некуда.
 Фото: Лариса Ионова/РГ  Фото: Лариса Ионова/РГ
Фото: Лариса Ионова/РГ

Борис родился в феврале 2001 года в центральной городской больнице Ростова, нормального веса и роста. У мальчика были густые, темные волосы и длинные ресницы. Что случилось сразу после родов, теперь уже не выяснить. Но ребенка срочно унесли в реанимацию, где он провел четырнадцать дней. Потом мать с малышом выписали, а спустя несколько недель родители заметили, что ребенок не держит голову. Диагноз был приговором: перелом атлант-позвонка, тяжелая форма ДЦП.

Дальше болезнь только усугублялась. Ребенок полностью обездвижен, периодически его ломают страшные судороги, от лежания на боку деформирована голова. Он требует постоянного присмотра и ухода, и мать дни и ночи все пятнадцать лет не отходит от него. У Бори живут только глаза, взрослые глаза измученного ребенка. Отец ушел из семьи, не выдержав и года. Он настаивал, чтобы сына отдали в детдом. Ни мама Олеся, ни бабушка Ольга не согласились. "Мы котов беспризорных приютили, неужели же родного дитя отдадим!" Теперь отец присылает алименты. Тысячу рублей в месяц.

При этом никаких условий для жизни обездвиженного инвалида нет. Даже искупать его проблема. Две женщины, мать и бабушка, несут его на руках по узким коридорам в тесную ванную и там пытаются помыть, обтереть. Три года назад добрые люди подсказали, что тяжелобольному инвалиду обязаны предоставить квартиру. В отделе социальной поддержки потребовали справку из поликлиники о том, что ребенок в тяжелой форме. Когда мать принесла бумагу чиновникам, те отругали ее, что справка не такая, как положено. "А перед этим три часа, с шести утра, стояла в очереди. Мне мою справку бросили в лицо - большего унижения я не испытывала, - вспоминает Олеся. - Типа я подделываю документы, чтобы выхлопотать квартиру. Больше я туда не пошла".

Когда начинаешь чего-то добиваться, на нас злятся, считают, что мы хотим нажиться. На чем? На нашем несчастье? В чем наша вина? Что не отказались от ребенка?

С тех пор Борис Магиря и его мать забыты всеми. К ним почти не ходят врачи. А те, кто приходит, качают головами и говорят, что ребенку ничего не поможет.

- Мы уже никуда не обращаемся. Лекарства берем за свой счет, - рассказывает Олеся. - Мы даже не знаем, что у него болит. Ему положены томография, массажи. С трех лет ни одного анализа, его ни разу не обследовали. Нам нужно сделать исследования желудка, печени, сердца, но мы не можем никуда его везти. А на дому такое обследование провести невозможно: сдать один анализ - три тысячи рублей.

Бабушка получает пенсию 8400 рублей после индексаций. Но вся она уходит на оплату коммунальных услуг. 12 тысяч - пенсия Бори и 5500 получает Олеся по уходу за ним. Едва хватает на продукты и лекарства.

В центре социальной помощи семье и детям обещали адресную помощь как малоимущей семье, имеющей тяжелого ребенка-инвалида.

- Мы снова побеспокоили чиновников, - рассказывает Олеся. - Потому что в этот раз понадобилась справка - о том, что ребенок нуждается в постоянном медикаментозном лечении. Но у нас и назначений врачей толком нет. В истории болезни нет никаких записей. Если врач приходит, пишет на бумажке названия лекарств. Во вторник пришла целая комиссия - убедиться, что ребенок не стал здоровее.

А теперь Магири живут под угрозой штрафа. Уже год как не поднимающемуся с постели Борису нужно было выправить паспорт. В миграционной службе Олесе сказали: "Несите справки, подтверждающие российское гражданство". Это притом что он как родился в ростовском роддоме, так больше никуда дальше своего дома выйти не мог. И вся родня до третьего колена - коренные ростовчане. Но и получение паспорта грозит обернуться для него большой и надуманной проблемой.

Официально

Губернатор Василий Голубев внес законодательную инициативу в Заксобрание области о создании в Ростове-на-Дону реабилитационного центра для детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями. В нем ребятам от 3 до 18 лет будут оказывать медицинскую, социальную, правовую и другие необходимые для их полной адаптации виды помощи. Также планируется организовать обучение родителей по уходу за детьми с ограниченными возможностями здоровья.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону