Новости

04.05.2016 20:23
Рубрика: Экономика

Разделенные зарплатой

В России стал нормой шестикратный разрыв в доходах топ-менеджеров и рядовых сотрудников
Пяти-, шести- и даже семикратный разрыв в оплате труда руководителя подразделения и его подчиненного в России - обычное явление.
 Фото: Depositphotos  Фото: Depositphotos
Фото: Depositphotos

Такой вывод напрашивается из данных портала HeadHunter, который для "Российской газеты" проанализировал зарплаты в финансовом секторе, строительстве, розничной торговле и IT-компаниях в трех мегаполисах.

По данным за 1-й квартал этого года, самые высокие зарплаты из выборки - в сфере информационных технологий, там стартовый заработок составляет 49 тысяч рублей в Москве (здесь и далее - до вычета налогов), 42 тысячи в Петербурге, 25 тысяч в Нижнем Новгороде, рассказывает Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter.

В остальных сферах оклады на начальных позициях примерно одинаковые: в Москве они колеблются в пределах 28-33 тысячи рублей, в Петербурге - 25-27 тысяч, в Нижнем Новгороде - 20-23 тысячи рублей.

16 раз - так сильно различаются денежные доходы 10 процентов самых обеспеченных россиян и доходы 10 процентов самых бедных граждан

Начальники в IT-компаниях получают в 4-5 раз больше. В Москве руководители подразделений в среднем имеют 233 тысячи рублей, в Петербурге - 183 тысячи, а в Нижнем - 125 тысяч. В Петербурге, работая в розничной торговле или в секторе страхования, можно при продвижении по карьерной лестнице рассчитывать на пятикратный рост зарплаты, в банковской отрасли - на шестикратный. Чем крупнее компания, тем разрыв в доходах рядовых сотрудников и руководителей больше.

Если смотреть в среднем по рынку, разрыв менее драматичен. Как рассказала "Российской газете" ведущий аналитик портала Superjob.ru Дарья Шурыгина, в частном секторе оклады руководителей высшего звена в среднем в 1,6 раза выше, чем у менеджеров среднего звена, столько же составляет разрыв между зарплатами руководителей среднего звена и специалистов.

По данным Superjob.ru, разница в зарплатах руководителей наиболее заметна в IT-сфере (у топов в два раза выше, чем у руководителей отделов), но здесь меньше разрыв в доходах специалистов и руководителей среднего звена (в 1,2 раза). В сфере бухгалтерии и финансов зарплата линейных специалистов в два раза ниже, чем у руководителей среднего звена, это самая высокая разница.

В кризис этот разрыв может сокращаться. Однако резко он меняться не будет, так как решение по зарплатам часто принимается на основании эффективности работы того или иного направления, то есть затрагивает как руководителей, так и линейных сотрудников конкретного блока в компании.

В частном секторе выражение "незаменимых у нас нет" к руководящим сотрудникам уже не применяется

Но чем выше уровень позиции, тем большую долю в общем доходе составляет бонусная часть, обращает внимание Дарья Шурыгина. С учетом бонусов топы могут зарабатывать в несколько раз больше специалистов. Но в условиях экономической нестабильности бонусная часть может заметно проседать.

Почему разрыв такой большой, и нормально ли это?

В отличие от бюджетной сферы в частном секторе выражение "незаменимых у нас нет" к руководящим сотрудникам уже не применяется, объясняет вице-президент "Деловой России" Николай Остарков. Топ-персонал - в современных условиях фактически часть нематериальных активов компании, носители системы связей, контактов, люди, владеющие финансовой информацией. Очень часто набирающие обороты компании переманивают топ-менеджеров, тем самым они могут обрушить бизнес конкурентов и усилить свои позиции.

Надо, говорит Остарков, учитывать и еще одну важную вещь: в связи с невероятно высокой налоговой нагрузкой на фонд заработной платы предприниматели прибегают к различным теневым схемам оптимизации расходов, в которые в той или иной степени вовлечен менеджмент. И повышенная зарплата здесь - своеобразная премия за лояльность.

В курсе этих схем - финансовый директор, бухгалтер, поэтому они, не являясь учредителями и собственниками бизнеса, в связи с нашей спецификой составляют тот ближний круг, который фактически обладает партнерским статусом. Нигде больше такого нет. Во всем мире бухгалтер - это просто бухгалтер.

С другой стороны, очень часто в небольших компаниях постоянная текучка кадров низового звена, получающих маленькую зарплату, фактически является частью бизнес-модели, на которой строятся конкурентные преимущества. Это способ снизить издержки.

Владелец частного бизнеса никогда просто так не станет переплачивать менеджеру, и его высокая зарплата - это всегда отражение ситуации на рынке труда высококвалифицированных специалистов, добавляет проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Александр Сафонов.

А как же быть с социальной справедливостью?

Инфографика "РГ" / Михаил Шипов / Игорь Зубков

Неравенство в доходах, в значительной мере обусловленное разной оплатой труда, является одной из фундаментальных проблем в самых разных странах. Насколько она успешно решается, можно оценить с помощью так называемого коэффициента фондов, говорит эксперт Управления социальной политики Аналитического центра при правительстве России Владимир Трубин. Этот коэффициент показывает, во сколько раз средний уровень денежных доходов 10 процентов самого обеспеченного населения выше доходов 10 процентов самых бедных граждан.

В государствах Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей развитые страны, этот показатель равен 9, в России - 16, то есть практически в два раза выше.

"Каков оптимум - вопрос не философский и даже не столько экономический, сколько политический, - размышляет эксперт. - Социально ориентированные страны стремятся добиться минимальных различий в доходах богатых и бедных, для других такая цель является далеко не приоритетной. В результате значение коэффициента фондов в Дании, Бельгии, скандинавских странах, Германии, Чехии, Словакии, Словении не превышает 6-7, а в США составляет 17,9, то есть даже выше, чем в России".

Может, в таком случае государству пора вмешаться?

Ведь регулирует же оно, например, минимальный размер оплаты труда или продолжительность рабочего дня, так почему бы ему не ограничить ту пропасть, которая отделяет рядовых сотрудников от начальства?

Тем более что Государственная Дума уже одобрила в первом чтении законопроект минтруда, по которому зарплаты руководителей госучреждений будут зависеть от среднего оклада рядовых сотрудников (пока такая корреляция установлена только для федеральных органов власти и ФГУПов).

Впрочем, "вилка" все равно останется довольно существенной: как говорил глава минтруда Максим Топилин, соотношение зарплат работников и руководителей госучреждений составит от одного к шести до одного к восьми. Кроме того, зарплаты руководителей госкомпаний, скорее всего, так и останутся не связанными никакими формальными ограничениями. Иначе они не смогут конкурировать за топ-менеджмент с частными компаниями, с которыми они делят рынок.

Средства преодоления неравенства в доходах известны, и это отнюдь не прямое государственное регулирование, а налоговые инструменты - подоходный налог, налоги на доход, на собственность и наследство, налоговые льготы и так далее, считает Владимир Трубин.

С ним фактически согласен Николай Остарков: надо снижать налоговую нагрузку на фонд оплаты труда, резко повышать необлагаемый минимум зарплаты (и здесь 20 тысяч - это даже не предел). Тогда, считает он, будет меньше серых схем, люди начнут получать честную зарплату.

У государства два единственных способа повлиять на ситуацию, утверждает Александр Сафонов. Первый - существенно поднять минимальный размер оплаты труда и тем самым подтолкнуть работодателей к распределению ресурсов в пользу наименее оплачиваемых работников. Второй инструмент - введение прогрессивного подоходного налога. Во Франции он доходит до 80 процентов: парадоксально, но слишком много получать там теперь невыгодно. В российских условиях, однако, прогрессивная шкала может привести к массовому возврату зарплат в конверты.

Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов / Ангелина Жукова
Экономика Работа Зарплата Экономика Финансы Налоги
Добавьте RG.RU 
в избранные источники