Новости

05.05.2016 22:50
Рубрика: В мире

С молитвой о Пальмире

Уникальный концерт Валерия Гергиева и оркестра Мариинки прошел в Сирии
Валерий Гергиев приехал в Сирию. Не один, конечно. С ним - оркестр Мариинского театра. В Сирию - где не просто жара, где не просто стреляют, где смертельно опасно. В Пальмиру, нашпигованную минами, от которых очищают древний город наши саперы.

Зачем, спрашивается? Приехал - дать концерт. Баха сыграть над руинами. Прокофьева. Родиона Щедрина.

Иначе говоря, акция получила название "С молитвой о Пальмире. Музыка оживляет древние стены".

Странный он, этот Гергиев. Ему что, больше всех надо? "Когда-то в Северной Ирландии взорвали школу, мы давали концерт, - вспоминал он недавно. - Концерт тогда прозвучал на всю Великобританию. Я лично давал концерт в Амстердаме, когда страшный цунами в Таиланде унес жизни тысяч людей. После нескольких землетрясений в Японии - с оркестром Венской филармонии давали концерт, собирали средства для них. А оркестр Венской филармонии давал благотворительный концерт, собирали средства для Беслана..."

Теперь вот - Пальмира. Город из учебников истории. Не сирийской - общечеловеческой истории.

Его спрашивают - никто из музыкантов не отказывался? Никого не заставляли? Нет, конечно. Так спрашивали и телевизионщиков - десятки специалистов канала "Россия", тонны оборудования с великим риском - все это добровольно? А именно так: добровольно.

Наверное, объяснить логически это трудно.

Амфитеатр Пальмиры не очень приспособлен для симфонического оркестра. Ничего, нашли решение. Разместились. Солдаты, жители, понемногу возвращающиеся в Пальмиру, женщины и дети - все, кто мог, пришли сюда. На концерт. Ярусы древнего театра под открытым небом, вмещающего около 500 человек, были заполнены зрителями до отказа. После пуль, бомбежек, после звериных рож террористов им - давали Баха. Пусть даже Бах среди пустыни кому-то до лампочки - их возвращали к жизни.

Среди зрителей, кстати, и министр культуры Владимир Мединский, и директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. А сколько еще народу по всему миру прильнуло к мониторам компьютеров, к телевизорам - выступление музыкантов под управлением маэстро Валерия Гергиева транслировали телеканалы "Россия 1" и "Россия 24". Победитель конкурса им. Чайковского скрипач Павел Милюков исполнил "Чакону" Баха. Народный артист России виолончелист Сергей Ролдугин - кадриль Родиона Щедрина. В программе концерта прозвучала также классическая симфония Сергея Прокофьева.

А зачем это было надо Гергиеву? Чтобы жить. Чтобы помнить, кто мы

На связь с Пальмирой вышел президент России. В режиме видеоконференции он обратился из Сочи, из своей резиденции "Бочаров ручей", к зрителям, собравшимся на концерт среди пустыни. Этот концерт - память о жертвах террора и знак надежды, сказал президент. "Уважаемые представители правительства Сирийской Арабской Республики! Уважаемый маэстро Гергиев! Дорогие музыканты оркестра Санкт-Петербургского Мариинского театра, исполнители, послы ЮНЕСКО, ученые! Дорогие жители Пальмиры!" - обратился глава государства, благодаря всех за удивительную гуманитарную акцию памяти. "Памяти о всех жертвах террора, вне зависимости от места и времени совершения преступлений против человечности, - продолжил глава государства. - И конечно, надежды - надежды не только на возрождение Пальмиры как достояния всего человечества, но и на избавление современной цивилизации от этой страшной заразы, от международного терроризма".

Как победить абсолютное зло? Тут невозможно без личного мужества. Без чувства сопричастности. Президент отметил, что акция сопряжена для всех ее участников с большими бытовыми неудобствами и опасностями. Поблагодарил за мужество и пожелал всем участникам удачи.

Над ними плыла жара. И удача была с ними.

Концерт завершился - а звуки музыки будто плыли еще долго в зыбком расплавленном воздухе. Звуки человеческой жизни. Звуки надежды.

Зачем это было Гергиеву? А зачем это нужно всем нам? Чтобы жить. Чтобы помнить, кто мы и откуда. И людьми оставаться.

Кстати, начальник инженерных войск ВС РФ Юрий Ставицкий сообщил журналистам, что саперы полностью выполнили задачу по разминированию города.

Как было

В сирийскую Пальмиру Валерий Гергиев и оркестр Мариинского театра вылетели из Екатеринбурга, где выступали в рамках Пасхального фестиваля. Сразу после вечернего концерта музыканты выехали в аэропорт. В Сирию летели всю ночь. Путь в Пальмиру занял около 7 часов. В Пальмире пробыли 3,5 часа, затем назад - в аэропорт, и оттуда перелет в Пермь. В общей сложности в дороге музыканты провели 30 часов. Сегодня Валерий Гергиев и Симфонический оркестр Мариинского театра уже выступают в Перми, не нарушив график Пасхального фестиваля. На сцене Театра оперы и балета звучат сочинения Сергея Прокофьева, Сергея Рахманинова, Николая Римского-Корсакова. После концерта музыканты отправятся в Воткинск, на родину Петра Ильича Чайковского, где выступят в день рождения композитора.

Перед началом концерта в Перми дирижер, художественный руководитель и директор Мариинского театра Валерий Гергиев прокомментировал для "Российской газеты" вчерашние события:

- Мы сохраним память о вчерашнем выступлении в Пальмире, и я думаю, многие из нас и через десять-двадцать лет будут вспоминать этот концерт. Мы играли под палящим солнцем. И было очень много счастливых удивленных лиц. Этот концерт готовился в обстановке строжайшей конфиденциальности. Я лично никому не говорил об этом вообще. За восемь часов до вылета я собрал музыкантов и сказал, что попрошу определиться всех, кто может войти в такой проект и полететь со мной в Сирию. Идея была совместная - и мастеров искусств, и ответственных за безопасность, и людей, которые видят, как Россия сегодня может и как должна себя вести в международном поле - как сверхдержава, как страна, ответственная за свои международные поступки. И мне кажется, что нам в этом плане очень повезло: люди, которые предлагают подобные проекты, видят их во всей огромной сложности, а не только как какой-то пиар ход. Это далеко не пиар. Это гуманитарная акция. Это жест и акт сочувствия и поддержки. Люди там пережили страшные события и еще, к сожалению, переживают. Мы слышали взрывы в Пальмире в нескольких километрах, когда готовились к репетиции. Там театр насчитывает около двух тысяч лет истории. Театр великолепный, красивый. Это грандиозный архитектурный ансамбль, достояние всего человечества. Его к счастью, не уничтожили.

Прямая речь

Михаил Борисович Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, прилетел в Пальмиру не только в качестве одного из зрителей концерта симфонического оркестра Мариинского театра, но и как представитель музейного сообщества России.

Михаил Пиотровский: Мы только что завершили обход разрушенных памятников Пальмиры и провели заседание с нашими сирийскими коллегами по поводу возможной помощи России в сохранении памятников Пальмиры. Академик Макаров, директор Института археологии, и я представляем музейщиков и археологов России. Кроме того, в Пальмире находится большая делегация ЮНЕСКО. Это члены Совета культурного наследия ЮНЕСКО, в основном послы разных стран при ЮНЕСКО. Мы будем обсуждать возможность координации действий, участия России в программе возрождения Пальмиры, которую разрабатывает ЮНЕСКО.

Если говорить о потерях древнего наследия Пальмиры в результате войны и варварского уничтожения, то какие из них практически невосполнимы?

Михаил Пиотровский: Почти полностью разрушена знаменитая Триумфальная арка. Остался только один столб, который, кстати, реставрировали в ХХ веке. Остальная ее часть - в руинах. Да, часть ее камней, с фризами, узорами, надеюсь, можно будет поднять. Речь не идет о полном восстановлении арки. Но какую-то ее часть можно будет воссоздать, учитывая правила реставрации каменных строений на Ближнем Востоке.

Следующая потеря - храм Бэла. Это был громадный храм. Вся его центральная часть сейчас взорвана. Только один портик стоит. И то немножко качается. Там тоже предстоит громадная работа - долгая, многолетняя работа ученых, археологов, историков, строителей. Она, разумеется, требует поддержки разных стран и международных организаций.

Также был взорван один из самых красивых храмов - храм Баал-Шамин. От него осталось только несколько колонн. Надо смотреть, что осталось, разбирать камни. Предстоит очень тщательная научная съемка всего, что осталось. Дальше надо будет заняться восстановлением. Хотя бы частичным.

К сожалению, взорваны несколько погребальных камер, где были фрески, скульптуры. В Пальмире в древности хоронили в больших башнях - с тремя погребальными помещениями, украшенными фресками, скульптурами. Увы, некоторые из них, видимо, утрачены уже навсегда.

В одном из интервью вы говорили о том, что нужно говорить не о реконструкции и восстановлении, а именно о возрождении Пальмиры. Что вы имели в виду?

Михаил Пиотровский: Это целый комплекс работ. Речь идет о реставрации древних зданий, тех, что можно отреставрировать. Кроме того, речь о реставрации скульптур, которые мы сейчас видели в музее. Скульптуры полуразрушены, у них отбиты носы, головы. Варвары уничтожали эти скульптуры как идолов. С ними сейчас уже работают польские реставраторы, которые много лет работали в Пальмире. Они здесь, можно сказать, старожилы. Наконец, речь идет о том, что чтобы страшная трагедия, которую пережила Пальмира в ХХI веке, вошла в память людей как часть истории этого древнего города. Чтобы она напоминала о том, какой ценой отстаиваются культурные ценности. Например, о трагической мученической смерти 82-летнего археолога Халееда аль-Асаада, хранителя Национального музея, убитого фанатиками ДАИШ. Памяти этого замечательного ученого посвящен концерт симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Его большой портрет стоит перед театром на мольберте.

И еще. Возрождение немыслимо без памяти о героизме музейщиков, которые в последние дни перед захватом города ДАИШ, смогли организовать вывоз вещей из музея. Благодаря их мужеству громадная часть наследия Пальмиры спасена.

История того, как Пальмиру защищали, как за нее умирали, как сохраняли и как отбивали обратно - все это входит в понятие возрождения Пальмиры. Теперь весь мир знает, что такое Пальмира. А раньше знали в основном жители Северной Пальмиры.

Город на военном положении. Местные жители остались?

Михаил Пиотровский: Остались. Их немного. Большинство местных - сирийские военные, специалисты. Но все радуются, приветствуют нас и все благодарят, потому что, если бы мы задержались, от исторической Пальмиры не осталось бы ничего.

В мире Ближний Восток Сирия Восстановление Пальмиры РГ-Видео РГ-Фото Ситуация в Сирии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники