Новости

05.05.2016 19:25
Рубрика: Культура

Последняя любовь полковника

В Школе драматического искусства поставили Хемингуэя
У Дмитрия Крымова уже третья премьера за сезон. В Школе драматического искусства он поставил "Последнее свидание в Венеции" по мотивам романа Эрнеста Хемингуэя "За рекой, в тени деревьев". Ему - за 50. Ей - 19. Он американский полковник. Она - венецианская аристократка. У них любовь, и он отправляется в Венецию, догадываясь, что это будет последняя поездка. Но Ричарду нужно попрощаться и с городом, и со своей Ренатой.
Полковник (А. Филиппенко) остается с носом (клоунским) и, кажется, не замечает, что его возлюбленную играют вперемежку сразу три актрисы. Фото: Пресс-служба Школы драматического искусства Полковник (А. Филиппенко) остается с носом (клоунским) и, кажется, не замечает, что его возлюбленную играют вперемежку сразу три актрисы. Фото: Пресс-служба Школы драматического искусства
Полковник (А. Филиппенко) остается с носом (клоунским) и, кажется, не замечает, что его возлюбленную играют вперемежку сразу три актрисы. Фото: Пресс-служба Школы драматического искусства

Дмитрий Крымов историю о завершении жизни и начал так же: с конца. То, что перед нами исход, - очевидно. Зрителей запускают в пустой, замусоренный зал. Официанты уличными пылесосами убирают залитую водой площадь. Гонят струями воздуха прямо на зрителей скомканные газеты, сломанные зонты, затоптанные красные гвоздики.

А по периметру зала иногда проходит полковник (Александр Филиппенко). Пока еще живой. Но уже из ушедшей жизни. Его пути не пересекаются с оперной дивой, которая ходит в домашнем. На ней атласный халат, на голове - бигуди, на лице маска, она жует и напевает арии.

В это же время официанты собирают дощатый настил - такие ставят в Венеции при наводнении. На настиле и вокруг - стулья. Зрители наконец рассаживаются. Будто перед коробочкой юного энтомолога - сосудом с крышкой из увеличительного стекла.

Дмитрий Крымов впервые работал с художником Александром Боровским, и тот нашел точнейший визуальный эквивалент режиссерскому прочтению романа Хемингуэя. Режиссер будто вооружился увеличительным стеклом - прожег книгу, выжег целые страницы. Все перетасовал. Выхватывая целые фразы, укрупнил смыслы и спрессовал персонажей. Нарушил логику, сместил события и героев - как цирковой эксцентрик. И экипировал полковника красным клоунским носом. Обычным поролоновым на резинке, который тот вынул из кармана после комичного падения. Так и играет в нем.

Лица трех Ренат сливаются, когда есть красное платье и блондинистый кудрявый парик

Боровский прием режиссера подхватил - изменил пропорции вещей, сделал их алогичными. Закрыл ресторанный столик большим двухстворчатым окном с особыми стеклами-линзами. Они гротескно искажают все. Официант то открывает, то закрывает окна, делая происходящее то интимным, то публичным. Не сразу и заметны подмены - главную героиню играют одновременно то Мария Смольникова, то Кристина Пивнева, то Алина Ходжеванова. Лица сливаются, когда есть красное платье и блондинистый кудрявый парик. В романе же Ренаты две - реальная и та, что на портрете. У Крымова их три. И это нормально для мутного, как воды Венеции сознания полковника.

Всех официантов Дмитрий Крымов спрессовал в одного. Рената взяла на себя и роль водителя Джексона - надев фуражку, она слушает рассказ полковника о войне по пути в Венецию.

Полковник рисует на стекле кровавые реки ее губной помадой, а она все просит продолжать. И поправляет, если он неточен. Так дети заставляют читать им одну и ту же сказку, и чтоб без ошибок! Но она не ребенок. А он не отец. Хотя и называет ее дочкой. Ее фуражка и декольте - скорее из ролевой игры для очень взрослых.

Полковника не хватит удар, он застрелится. Крымов отдал герою смерть самого Хемингуэя. И подменил блондинками брюнетку - писатель был известный ловелас, предпочитал блондинок.

Кстати

Ближайшие спектакли "Последнее свидание в Венеции" пройдут 23-26 июня в зале "Манеж". Но о билетах лучше позаботиться заранее. Кто не успел - тот опоздал.

Культура Театр Драматический театр