Новости

10.05.2016 00:19
Рубрика: Культура

Концерт в Пальмире: как это было

Телетрансляция из Сирии глазами очевидцев
В сирийскую Пальмиру Валерий Гергиев и оркестр Мариинского театра вылетели из Екатеринбурга, где выступали в рамках Пасхального фестиваля. Сразу после вечернего концерта музыканты выехали в аэропорт. В Сирию летели всю ночь. Путь в Пальмиру занял около 7 часов. В Пальмире пробыли 3,5 часа, затем назад - в аэропорт, и оттуда перелет в Пермь.
Все СМИ комментировали это событие. Но кто знает, что происходило "за кулисами" амфитеатра? Фото: РИА Новости Все СМИ комментировали это событие. Но кто знает, что происходило "за кулисами" амфитеатра? Фото: РИА Новости
Все СМИ комментировали это событие. Но кто знает, что происходило "за кулисами" амфитеатра? Фото: РИА Новости

В общей сложности в дороге музыканты провели 30 часов. И в этот же день Валерий Гергиев и Симфонический оркестр Мариинского театра уже выступали в Перми, не нарушив график Пасхального фестиваля. На сцене Театра оперы и балета звучали сочинения Сергея Прокофьева, Сергея Рахманинова, Николая Римского-Корсакова. После концерта музыканты отправились в Воткинск, на родину Петра Ильича Чайковского, где выступили в день рождения композитора.

Перед началом концерта в Перми дирижер, художественный руководитель и директор Мариинского театра Валерий Гергиев прокомментировал для "Российской газеты" эти события:

- Мы сохраним память о выступлении в Пальмире, и я думаю, многие из нас и через десять-двадцать лет будут вспоминать этот концерт. Мы играли под палящим солнцем. И было очень много счастливых удивленных лиц. Этот концерт готовился в обстановке строжайшей конфиденциальности. Я лично никому не говорил об этом вообще. За восемь часов до вылета я собрал музыкантов и сказал, что попрошу определиться всех, кто может войти в такой проект и полететь со мной в Сирию. Идея была совместная - и мастеров искусств, и ответственных за безопасность, и людей, которые видят, как Россия сегодня может и как должна себя вести в международном поле - как сверхдержава, как страна, ответственная за свои международные поступки. И мне кажется, что нам в этом плане очень повезло: люди, которые предлагают подобные проекты, видят их во всей огромной сложности, а не только как какой-то пиар-ход. Это далеко не пиар. Это гуманитарная акция. Это жест и акт сочувствия и поддержки. Люди там пережили страшные события и еще, к сожалению, переживают. Мы слышали взрывы в Пальмире в нескольких километрах, когда готовились к репетиции. Там театр насчитывает около двух тысяч лет истории. Театр великолепный, красивый. Это грандиозный архитектурный ансамбль, достояние всего человечества. Его, к счастью, не уничтожили.

Концерт в Пальмире: как это было

Концерт Симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева "С молитвой о Пальмире" прошел на площадке всемирно известного амфитеатра древнего сирийского города. В эти дни все мировые СМИ активно комментировали событие. Но мало кто знает, что происходило "за кулисами" амфитеатра. Обозреватель "РГ" расспросила Александра Кормилицына - заместителя главного продюсера канала "Россия 1" (организатора события, также на нем шла прямая трансляция концерта), как все было сделано с телевизионной точки зрения.

Александр, вы прилетели из Пальмиры только 7 мая. Сколько дней там провели?

Александр Кормилицин: Из Москвы с автомобилями, которые везли все необходимое, лично я уехал 30 апреля. И 7 мая в 15.00 самолет приземлился. Последний борт прилетел чуть позже. Остальные  - технический и творческий персонал - уже 6 мая были дома. Перед отлетом все собрались вовремя - в два ночи поставили машины на стоянку, в пять утра встали, в шесть загрузились и выдвинулись. Долгие, конечно, перелеты, но все уже были во власти наших военных на авиабазе. И спокойно ждали, когда логистика закончится, и мы улетим.

ВГТРК уже делал подобный концерт с Валерием Гергиевым в Осетии. А как все происходило на этот раз? Кому пришла в голову идея такого мероприятия?

Александр Кормилицин: Да, действительно, в 2008 году в Цхинвале подобный концерт уже проходил, так что опыт у нас был. Думаю, что идея провести концерт в Сирии - это совместное решение. Оно прозвучало за неделю до мероприятия. Я был на предварительном совещании, когда перед нами  поставили задачу. Первая сложность была - загранпаспорта, которые нужно было организовывать. Потому что иллюзия того, что у каждого человека в России есть загранпаспорт - она так иллюзией и осталась. К сожалению, не все те люди, которые строят, монтируют и прочее, обладают загранпаспортами. Поэтому получилась штучная работа, когда людей собирали буквально по нитке - тех, у кого паспорта есть. Плюс сама по себе дорога и все остальное. Так что в плане организации - главным было подобрать людей. Вплоть до водителей, которые везли необходимую  технику. Я три дня занимался  тем, что мы собирали  списки людей - кто кого будет везти и на какой машине. Ехало туда всего 9 машин. И по крайней мере у девяти водителей должны были быть загранпаспорта.

А техника? Пальмира - это же не то место, где можно арендовать все необходимое. Вам все пришлось везти с собой?

Александр Кормилицин: Из Москвы мы выдвигались туда, как улитка, которая несет на себе свой дом - у нас было с собой все. Передвижная телевизионная станция, две спутниковые станции для эфира и, возможно, еще для каких-то других вещей. Таких, как перегоны, например. Не только наших журналистов, но и других, потому что международный пул СМИ там был довольно-таки большой.

Сколько примерно человек?

Александр Кормилицин: Я не считал, но, по информации военных, порядка 150 человек только журналисты. И часть из них были те специалисты, которые имели отношение к  видео, перегоняли материалы через наши спутниковые станции.

Концерт был днем, не вечером. Как вы выбирали время? В зависимости от света?

Александр Кормилицин: Мы как раз отталкивались не от того, что выбирали сами, а от возможностей маэстро Гергиева. Он ведь прилетал из Екатеринбурга со своим оркестром. Это была довольно сложносочиненная история, которой занимались военные - мы в этом не участвовали. Маэстро отыграл концерт в Екатеринбурге, затем у него и музыкантов был перелет в Сирию. После этого их автобусами доставляли на место, где будет концерт. То есть логистика была довольно-таки долгой и серьезной. Все зависело от мельчайших деталей. Где-то могла быть непогода, тогда аэропорт принимает - не принимает. Инструменты отдельно летели от оркестра. Любые задержки могли быть. Мы ориентировались на 6 вечера именно с расчетом того, что маэстро надо потом доставить в аэропорт, потому что у него на следующий день должен был быть концерт уже в Перми. Поэтому мы шли от обратного - когда Гергиеву и музыкантам надо было улететь из Пальмиры. Так все и выстраивали. Между гастролями в Екатеринбурге и Перми маэстро нашел время, и под этот график военные все силы свои задействовали - а мы уже стояли наготове. Потому что были готовы к любым неожиданностям. И осветительные приборы с собой привезли, если все вдруг "переползет" в ночь. Ведь южные страны славятся тем, что вот сейчас еще светло, а через 20 минут  - уже темень. Свет у нас во время выступления тем не менее светил - мы организовали подсветку. Может быть, не в том объеме, в котором могли это сделать. Однако, когда мы поняли, что концерт стоит во временной рамке 17.00-18.00 и мероприятие окончится засветло, то сделали максимум необходимого. При этом были готовы и к ночному варианту. С 12 часов дня "держали руку на пульсе" - как идет продвижение оркестра, как они прилетели, как переезжают. Так что могли в любой момент "усилиться" и ночную красоту показать.

А я, честно говоря, думала, что время концерта зависело еще от безопасности, потому что ночью могли стрелять.

Александр Кормилицин: В этом есть истина, потому что отдельно взятая освещенная площадка в пустыне, конечно, привлекает внимание. Но, как нас уверяли те же военные, и не было смысла им не доверять - все необходимые работы по этому поводу велись. И площадка была вне зоны досягаемости от того, что могло туда прилететь. Все-таки они периметр взяли под свой контроль. И мы себя мысленно чувствовали довольно-таки уверенно. К счастью, ничего не произошло.

А президента выводить туда в прямой трансляции - это потребовало дополнительных усилий?

Александр Кормилицин: На случай, если у президента возникло бы желание выступить с обращением к сирийскому народу или к нашим военнослужащим - у нас были с собой две спутниковые станции. Это обычная практика. Все готовы, все профессионалы. Мы развернули спутниковые станции. Одна была основной, другая - резервной. Соответственно, накануне мы связались с городом, откуда глава государства с обращением выступал, проверили все сигналы, все отработали и подтвердили. Все это - нормально для телевидения - так бывает на любом мероприятии, даже не связанном с первым или со вторым  лицом государства.

Сколько человек поехало в Пальмиру от ВГТРК?

Александр Кормилицин: Не только от нас, но и от тех людей которых мы взяли внаем, потому что есть опции, которых у ВГТРК не существует. Так, дополнительно у нас "приезжало" звуковое и световое оборудование, металлические конструкции для постройки сцены. Спецтехника, подсъемки - первый кран, второй кран...Так что, если учитывать контрагентов, то порядка 80 человек.

Вы выпускали в свое время диск DVD с концертом Гергиева в Осетии - у меня такой даже дома есть. Будете ли вы выпускать DVD после Пальмиры, и повторят ли концерт еще раз по ТВ?

Александр Кормилицин: Я уверен, что такой диск обязательно появится. Повторят или нет - вопрос не столько ко мне, сколько к специалистам, которые строят сетку вещания.

Культура Музыка Восстановление Пальмиры Ситуация в Сирии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники