Бенедикт Камбербэтч рассказал о роли Ричарда III

Журнал
    16.05.2016, 18:08
Текст:   Юлия Авакова
Британский актер Бенедикт Камбербэтч, сыгравший Ричарда III в мини-сериале "Пустая корона" (The hollow crown), основанном на историческом цикле пьес Уильяма Шекспира, дал интервью изданию The Independent о своей работе над ролью как раз в те дни, когда канал BBC Two начал показ заключительных эпизодов сериала, приурочив их выход на экраны к 400-летию со дня смерти великого драматурга.

Его актерская игра во втором эпизоде "Генриха VI", где молодой Ричард делает свои первые самостоятельные шаги в борьбе за власть, заслужила похвалу со стороны многих кинокритиков и вселила в зрителей нетерпеливое ожидание следующей серии (она должна стать самой захватывающей), в основе которой лежат мрачные события пьесы "Ричард III".

Рассказывая о своей трактовке образа одного из хрестоматийных злодеев мировой драмы, Камбербэтч отмечает, что Ричард III как историческая личность нам практически неизвестен в силу сильной мифологизации, и не в последнюю очередь - благодаря Шекспиру. Мнения об этом монархе всегда полярны: в глазах одних он - убийца маленьких принцев в лондонском Тауэре, другие же считают, что пьеса великого драматурга его опорочила. Мы не знаем точного ответа на вопрос, кем он был на самом деле. Текст пьесы, например, могла бы предварять такая надпись: "Она написана Уильямом Шекспиром, драматургом елизаветинской эпохи, во время правления Елизаветы I из династии Тюдоров, и рассказывает о последнем короле из рода Плантагенетов, и, следовательно, необъективна".

Бенедикт Камбербэтч говорит, что жестокость Ричарда всегда чем-то обусловлена, она не является попыткой шокировать людей, но как бы показывает: "Смотрите, на что мы способны". Ее проявления вплетаются в определенный контекст и всегда представляют собой проверку на нравственность.

В прошлом году Камбербэтч, которому Ричард III приходится дальним родственником, принял участие в торжественном перезахоронении праха монарха в Лейстерском соборе и выступил на церемонии с декламацией поэмы Кэрол Энн Даффи. Говоря об возможных истоках неуемной жажды власти Ричарда, актер отдельно останавливается на глубоко несчастном детстве будущего короля. Он родился в "семье Адонисов", людей, прекрасно сложенных физически, и в ней он был паршивой овцой. Он был изолирован, его оставили там, где мужчине средневековья по умолчанию невозможно было находиться - дома, присматривать за детьми, в то время как основным мужским занятием было сражаться на поле брани.

Развитие его характера имеет четкую траекторию - он не является квинтэссенцией образа средневекового злодея, что бы там ни говорили критики. У этого персонажа есть предыстория, и его внутренний мир очень многообразен. Ричард притягателен своими обращениями к аудитории - они оставляют след, потому что людей всегда противоестественно привлекает к себе страшное и неотвратимое. Ричард показывает, что для человека власть является серьезным соблазном.

По словам Бенедикта Камбербэтча, одна из задач сериала состояла в том, чтобы показать одиозного монарха с человеческой стороны, рассказать историю его жизни. Он теряет себя, и в самом конце к нему приходит холодное, беспощадное осознание - ничего больше нет. Остались только гнев и ярость. Получить роль, которая позволяет показать в кадре весь жизненный путь Ричарда - уже истинное удовольствие, а возможность установить особый диалог со зрителем, которую предоставляет кинокамера - вообще подарок для любого актера.

Бенедикт Камбербэтч надеется, что помимо привлечения внимания к литературному наследию Шекспира в целом, новая экранизация напомнит о том, что его произведения - вне времени. Даже без параллелей с происходящим в мире в наши дни - всем очевидно, насколько Шекспир современен. Неважно, через сколько лет эти пьесы снова экранизируют или поставят в театре -  пять или десять, реакция будет такой же, потому что они представляют собой бессмертный материал для изучения такого человеческого феномена, как тяга к власти.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram: https://telegram.me/cinemacracy