Новости

16.05.2016 18:40
Рубрика: Культура

Вундеркинды на рынке

Денис Мацуев о том, как сложится судьба лауреатов конкурса молодых пианистов Grand Piano
Первый международный конкурс молодых пианистов Grand Piano Дениса Мацуева стал сенсацией для музыкального мира. Суть не в том, что все услышали вундеркиндов из разных стран, а в итогах.
Для Мацуева важно, что его конкурс позволяет новому поколению юных пианистов ощутить себя не просто конкурентами, но единой командой. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС Для Мацуева важно, что его конкурс позволяет новому поколению юных пианистов ощутить себя не просто конкурентами, но единой командой. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Для Мацуева важно, что его конкурс позволяет новому поколению юных пианистов ощутить себя не просто конкурентами, но единой командой. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Grand Piano дал возможность увидеть поколение музыкантов, которые выходят на концертный рынок, почувствовать ценности разных фортепианных школ, а главное - самим участникам ощущать себя не конкурентами, а единой командой. В этом - абсолютно новое качество конкурса. Итоги первого Grand Piano для "РГ" прокомментировал его худ­рук Денис Мацуев.

Как это вышло - два Гран-при и семь лауреатов? Все ваши решения оказались поперек вашего же регламента?

Денис Мацуев: А я - за такое нарушение регламента! Это происходит на всех моих конкурсах. В Астане, например, у меня было четыре первые премии в младшей группе, потому что невозможно было их делить: каждый из юных музыкантов был дорог мне. И сейчас в Москве я предложил сделать не пять, а семь лауреатств - так сердце мое говорило. И члены жюри меня поддержали. Я все время повторяю: любой мой конкурс имеет приставку "фестиваль", и распределение наград - это формальность.

Какая аудитория была у конкурса? Как прошли трансляции?

Денис Мацуев: Если говорить о мировом охвате, то наши трансляции смотрели сотни тысяч человек. Соцсети просто рухнули: у всех было потрясение и шок от того, что слышали. Ни один юный пианист не то что не сбился, но в какие-то моменты от этой игры было не по себе: как вообще возможно выходить в таком возрасте на сцену Большого зала консерватории и играть с Госоркестром им. Е.Ф. Светланова в прямом эфире! Александру Сладковскому с оркестром - отдельное спасибо: они не просто аккомпанировали, а были соучастниками потрясающего процесса и сыграли 15 разных аккомпанементов с разными солистами за кратчайшее время репетиций.

Теперь все говорят: гениально, потрясающе, но что с этими вундеркиндами будет дальше?

Денис Мацуев: Именно, что дальше, если в 12-летнем возрасте китайский пианист Тинхун Ляо уже так играет Концерт Шумана, а Ольга Иваненко в свои 11 лет - блестящая пианистка? Мы, кстати, позвали ее в Анси играть со мной Тройной концерт Моцарта. А 12-летняя Варя Кутузова будет играть сольный концерт в "Геликон-опере" - спецприз от Дмитрия Бертмана, поставившего нам церемонии открытия и закрытия конкурса. А Владик Хандогий из Беларуси? Мне очень жаль, что он не стал лауреатом, но он получил потрясающие спецпризы: участие в фестивале в Анси, концерт с Юрием Башметом, запись CD на "Мелодии", участие в моих проектах. Я давно знаю его и вижу, как он здорово развивается. И в таком возрасте он рискнул играть в третьем туре Второй концерт Рахманинова в Большом зале консерватории! А это очень неудобный для конкурса концерт, требующий полной сыгранности с оркестром. Я уверен, что Владика ждет огромное будущее. Так же, как и Илью Ломтатидзе из Грузии, которого я считаю выдающимся талантом. В 12 лет он играет любой репертуар, причем - блестяще.

Трансляции конкурса смотрели сотни тысяч человек. Соцсети рухнули: у всех был шок от того, что слышали

И Иван Бессонов из Петербурга - уникальное явление, универсальный музыкант. В третьем туре он играл концерт Моцарта. Но как он играл в первом туре Прокофьева, фантазию-экспромт Шопена - совершенно неизведанные, глубинные вещи, которые просто поразили меня и всех членов жюри! На лица жюри надо было вообще ставить во время конкурса отдельную камеру.

Поразительно, но и в сольном туре, и в туре с симфоническим оркестром у юных конкурсантов не ощущалось никакой стрессовости в игре. Этому есть объяснение?

Денис Мацуев: По поводу их нервов скажу, что у нас была совершенно уникальная атмосфера. Все, кто сидел в зале, получали удовольствие от их игры, в том числе и члены жюри, которые стали первыми фанатами этих ребят. После обсуждения результатов каждый из членов жюри попросил слово, и все они - Сергей Доренский, Арье Варди, Ванесса Латарш, Мартин Энгстрём, Валерий Пясецкий, Хёнджун Чан - говорили, что сидели на разных конкурсах, но никогда ничего подобного не слышали. Но, конечно, детей пока надо контролировать, дозировать выступления, иметь к каждому свой подход, правильно подбирать репертуар. Критический возраст у ранних талантов наступает обычно в 15-16 лет, когда становится понятно, развиваются ли они дальше. И может так сложиться, что у кого-то расцвет случился именно сейчас. Так бывает: Оскар Питерсон играл свои лучшие концерты в 50 лет, Горовиц - в 75, а кто-то в 12 играл так, как больше уже никогда не сыграл. Это тонкая история.

Что хотелось бы передать из своего опыта юным пианистам?

Денис Мацуев: Всем им надо понимать, что каждый раз, выходя на сцену, тем более с титулами лауреата Grand Piano или Конкурса Чайковского, надо играть так, как в последний раз, отдаваться на 150 процентов. И я знаю примеры, когда лауреаты последних Конкурсов Чайковского не все свои концерты проводили на высоком уровне, считая, что раз они лауреаты, то достаточно выучить концерт за неделю, приехать в знаменитый концертный зал, забитый до отказа, и просто сыграть. Но одно-два таких проходных выступления, и все может закончиться в одно мгновение: тебя больше не пригласят, пойдет слух, и точка. Бренд победителя - это огромная ответственность. Расслабляться нельзя: каждый концерт должен быть триумфом. Если уже вы вошли в эту историю, если вам дали шанс, вы его не должны упустить. Ну, а мы будем продолжать наш конкурс. Второй Grand Piano состоится через два года, в канун чемпионата мира по футболу.

Прямая речь

Сандро Небиеридзе (Грузия), обладатель Гран-при Первого конкурса Grand Piano:

- Когда мы узнали про новый конкурс в Москве, я очень захотел здесь выступить. Я уже участвовал в проектах Дениса Леонидовича в Астане в 2015 году и в 2013 году Киеве. Но в Москве в жюри собрались такие знаменитые музыканты, что очень захотелось перед ними сыграть. В сольном туре я исполнил свою Сонату №1. Композицией занимаюсь уже несколько лет, и у меня есть Фортепианный концерт, посвященный Прокофьеву, камерная опера на сюжет грузинской сказки, которую обещали поставить на фестивале в Аугсбурге в 2017 году. По заказу фестиваля пишу сейчас Трио для фортепиано. Мой педагог по фортепиано - профессор Тбилисской консерватории Лали Саникидзе. Она закончила Гнесинский институт, и во время конкурса мы приходили в ее класс, были в музее института. По ее совету я начал два года назад учить русский язык, чтобы читать русскую классическую литературу. Пока, правда, лучше говорю по-английски. Но я очень рад, что впервые приехал в Москву.

Культура Музыка Классика Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники