Новости

22.05.2016 21:34
Рубрика: Общество

Киты и бабочки

Кто наживается на сайтах, подталкивающих к суициду
Провокация детских самоубийств в социальных сетях - тема общественного дискурса последних нескольких дней. На одной стороне этих дискуссий почти животный страх перед негодяями из интернета, которые буквально прямым текстом приглашают детей выходить из окна. На другой - строгие голоса, отчитывающие нерадивых родителей, которые хотят скинуть с себя ответственность за жизнь и здоровье собственных чад.
Образ кита, который выбрасывает на берег, или двух людей, стоящих на краю крыши. Эти картинки не предполагают толкования, а потому сила их воздействия увеличивается в разы. Фото: AP Образ кита, который выбрасывает на берег, или двух людей, стоящих на краю крыши. Эти картинки не предполагают толкования, а потому сила их воздействия увеличивается в разы. Фото: AP
Образ кита, который выбрасывает на берег, или двух людей, стоящих на краю крыши. Эти картинки не предполагают толкования, а потому сила их воздействия увеличивается в разы. Фото: AP

Руководитель центра информационной безопасности "Лиги безопасного Интернета" Никита Медведев рассказал "РГ" об истинных причинах детского синдрома Вертера в сети.

Никита Медведев: Я считаю, что самая главная причина - это семья. Я не нашел ни одного ребенка, выкладывавшего фотографии порезанных рук в сети, который был бы при этом из полной благополучной семьи. Трудные ситуации ведут к дальнейшим проблемам. Всегда бывают моменты в детстве, когда хочется выйти из окна, чтобы посмотреть, как надо мной плачет мама. И эти мысли могут закрепиться, когда психологическое состояние ребенка нестабильное.

И в этот момент его подхватывают социальные сети, которые склоняют к самоубийству?

Никита Медведев: Никакой страшной организации, которая решила поубивать наших детей, конечно, нет. Основной двигатель - деньги. Блогеры, владельцы пабликов (открытое сообщество в социальной сети. - Прим. "РГ") решили собрать публику на теме суицидов. Этому к тому же поспособствовал регламент сети "ВКонтакте", который номинально запрещает склонение к самоубийству, но в реальности чаще всего игнорирует жалобы на такой контент.

Каковы масштабы этой беды? Сколько детей действительно покончило с собой из-за сообществ в социальной сети?

Никита Медведев: Очень сложно просто найти страницу ребенка, совершившего самоубийство. И тем более понять, что причиной ему было какое-то сообщество. Взять, к примеру, десятки тысяч поклонников Рины Паленковой (виртуальный псевдоним девочки, бросившейся под колеса поезда в ноябре прошлого года, опубликовав предварительно на своей странице фотографии с комментарием "ня.пока" - они стали очень популярны в интернете. - Прим. "РГ"). Сам по себе взрыв интереса к ней и ее истории сказался на картине детских самоубийств этого полугода. При этом я знаю три случая подражательных самоубийств - я видел страницы, опросил друзей, - причиной которых стало восхищение поступком Рины.

Что привлекает детей в этих группах, чем они заманивают?

Никита Медведев: Чаще всего ребенок закрывается от родителей из-за нехватки внимания. Он начинает искать в сети отражение своих внутренних переживаний и единомышленников. И вначале находит группы с разными картинками - неспециалист даже не определит, что они относятся к суицидальной тематике. Ножики розового цвета, фотография кисти руки на фоне неба, люди, держащиеся за руки, летящие киты. Это вторит его настроению - одновременно грусти, уныния с одной стороны и парящему ощущению восторженности, мечтательности, такого романтизма - с другой.

На следующем уровне группы с более жестким содержанием. В конце концов, ребенок может оказаться в закрытой группе, где выкладывают видеозаписи самоубийств и призывают самих участников фотографировать, как они режут себе руку. Для ребенка в этом важно ощущение принадлежности к какой-то субкультуре, которой он, в отличие от собственной семьи, нужен. Но даже из числа детей, которые попадают на этот уровень, тех, кто готов совершить самоубийство, - единицы.

Как бороться с этой бедой?

Никита Медведев: Огромная ответственность за все происходящее в жизни детей лежит на родителях. С другой стороны, задача государства в том, чтобы предоставить им инструмент, чтобы они могли защитить своих детей в интернете. Мы давно говорим о необходимости введения предустановленной фильтрации контента на уровне операторов связи, которая могла бы стать таким инструментом. А пока необходимо, чтобы мама могла увидеть, что ее сын или дочь зашли в группу с суицидальным контентом, нажать кнопку и заблокировать ее.

Разве на каждую закрытую группу не приходится десять вновь созданных, со всеми восстановленными фото, видео и комментариями?

Никита Медведев: Можно повысить ответственность самой социальной сети за существование таких групп. Можно предоставить группе экспертов право закрывать паблики, не обращаясь к администрации сети. Но с должным уровнем ответственности, можно следить за появлением новых групп и жаловаться на них. И их просто устанут открывать снова и снова, когда будут знать, что через десять минут их заблокируют.

Суицидальные картинки и видео имеют исключительно российскую прописку?

Никита Медведев: Конечно нет. Более того, соответствующие видео, снятые у нас, просто примитивны по сравнению с тем, что делают на Западе. Там целые студии снимают, привлекают трехмерных аниматоров. Я думаю, что это просто тренд на романтические образы, на грусть. И они попадают в этот тренд, чтобы заработать денег.

Текст публикуется в авторской редакции и может отличаться от вышедшего в номере "РГ"

Общество СМИ и соцсети ProРодитель Подростковый суицид
Добавьте RG.RU 
в избранные источники