Новости

25.05.2016 22:00
Рубрика: Общество

Уран почти не виден

Почему уезжает в Америку один из тех, кто создавал ядерный щит
- Извините за непорядок, - пригласил меня в зал Виктор Иванович.
Сотрудники "Сосновгеологии", изрядно пополнившие счет СССР в части урановых месторождений. Фото: Из архива "Сосновгеологии" Сотрудники "Сосновгеологии", изрядно пополнившие счет СССР в части урановых месторождений. Фото: Из архива "Сосновгеологии"
Сотрудники "Сосновгеологии", изрядно пополнившие счет СССР в части урановых месторождений. Фото: Из архива "Сосновгеологии"

Некогда ему было блеск наводить. За последнюю неделю Пулин собрал десять коробок старья. Что-то отдал родственникам, но большую часть нажитого, включая пожелтевшие бумаги и раритетные фотокарточки, отправил на помойку:

- Все с собой не увезешь.

Причина первая: поближе к детям

До его отлета из Иркутска оставалось несколько дней. Пару недель он планировал провести у старшей дочери во Владимирской области, дождаться там визы в США. А потом - к младшей, которая живет на окраине Бостона.

Есть на том континенте у него еще сын - живет "где-то под Монреалем". Он прилетит в Иркутск через два дня после нашей встречи - поможет в хлопотах, которые сопровождают всякий отъезд. Быть поближе к детям и внукам - такова первая причина, по которой лауреат Государственной премии СССР Виктор Иванович намерен завершить свой жизненный путь в США.

Дело, прямо говоря, почти обыкновенное. Но есть в нем одно обстоятельство. Госпремию в 1981-м старший геолог Сосновской ордена Ленина Краснознаменной экспедиции (Сосновгеологии) Пулин получил за то, что изрядно пополнил счет СССР в части урановых месторождений. Как писали тогда - за создание сырьевой базы ядерного щита. А теперь, получается, едет в страну, от которой этот щит потребовался.

Когда на время преддипломной практики 1963 года молодой "уранщик" Пулин впервые приехал к берегам Аргуни, ситуация была, можно сказать, прямо противоположная:

- Был там у нас Константин Степанович Метцгер - начальник 324-й партии. Мужик умный. Хоть и немец, а в разведку ходил во время войны за нас, а не за немцев.

Понятно, что никаких гостайн Пулин при себе уже не носит - вся некогда архисекретная информация нынче в открытом доступе. Но разве его опыт не мог бы пригодиться действующим и будущим геологам и геофизикам? Так ведь нет: ни один человек из власти, академической и вузовской науки не пытался отговорить его от переезда. Больше того, жизнь складывалась так, будто хотела выдавить его из России.

Началось все с детей:

- Сын работал на авиазаводе. Техникум окончил. Но здесь же в свое время обвал был с работой. А специалист-то он хороший: из Канады уже раз 10 приезжал по самолетным делам - в Москву, Рыбинск, Комсомольск-на-Амуре. Был бы плохим, разве бы тратились так на его командировки?

Какое-то время его придерживала здесь болезнь жены. О ее причинах можно было и так догадаться, но Пулин все равно внес ясность:

- Те лица, к которым отношусь и я, и Тамара Прокопьевна, и ряд других товарищей, которые близко работали с урановыми рудами, конечно, получали определенную дозу радиации. И эта доза повлияла на их заболевания. Онкологию.

Больше супруга Виктора Ивановича в Иркутске не держит. Этой зимой она ушла. По меркам "уранщиков" прожила она жизни полторы - было ей 75 лет. Виктору Ивановичу - 78.

- И возраст, конечно, - возвращается он к разговору о причинах отъезда. - И понятно уже стало, что с "Сосной" будет. Сейчас уволят потихоньку весь состав, а потом начнется продажа всего, что имеется, - зданий, оборудования.

Причина вторая: распил "Сосны"

На счету легендарного ПО "Сосновгеология", которая в ноябре 2017-го отметит свое 70-летие, 82 месторождения урана. Руды первого - Мраморного - использовались для реализации атомного проекта в 1949-1950 годах.

Всего достоверные запасы урана, выявленные и разведанные "Сосновгеологией", составляют 12% от мировых. Ну а помимо радиоактивных руд сосновичи открыли 53 месторождения других полезных ископаемых - золота, полиметаллов, олова, молибдена, железа, редких металлов, флюорита, каменных и бурых углей, драгоценных камней.

7 лауреатов Ленинской премии, 8 - Государственной, 14 кавалеров ордена Ленина, 68 - Трудового Красного Знамени, 4 - Октябрьской Революции, 3 - ордена Дружбы народов, 71 - ордена "Знак Почета", 36 - ордена Трудовой Славы II и III степени.

Сегодня при входе в здание соседствуют две вывески: ФГУГП "Урангеологоразведка" и его Байкальского филиала - "Сосновгеологии". ФГУГП, которое для краткости называют "Урангео", было учреждено в 2001 году из осколков 1-го Главного геологоразведочного управления. Но до 2001-го были еще 90-е годы. Годы, когда в "Сосне" поняли, что государству стало не до них. Пристали тут, понимаешь, со своим ураном, ядерный щит из запасников "холодной войны" им подавай! Многие специалисты разбрелись тогда кто куда. Так что сбор под государственной вывеской остатков 1-го главка поначалу породил у них иллюзию: Москва взялась за ум.

- Но уже по результатам проверки "Урангео" в 2010 году, - говорит главный геофизик "Сосновгеологии" Сергей Никулин, - зафиксировано 600 млн рублей нецелевого использования средств его директором Дегтяренко. Дело передали в следственные органы, которые благополучно спустили его на тормозах и ни копейки похищенного "Урангео" не вернули.

К концу 2011-го задолженность "Урангео" перед "Сосной" достигла 110 млн руб.

Под угрозу было поставлено выполнение госконтрактов, обычными стали задержки зарплаты.

- В этой ситуации, - продолжает Никулин, - наш коллектив поднял вопрос о выделении из "Урангео" в самостоятельное предприятие.

Есть протокол совещания в Роснедрах от 23 ноября 2011 года, где прописаны выделение "Сосны" и необходимость возврата денег. Но никто ничего никуда не вернул. Вместо выделения "Сосны" в отдельное предприятие этот филиал "Урангео" ее фактически поглотил - у нее сейчас нет ни своего счета, ни даже директора.

- После перевода офиса "Урангео" из Москвы в Иркутск в здание "Сосны", - отмечает Никулин, - оно сумело остаться на плаву и рассчитаться с кредиторами за разворованные деньги. Но какую цену за это заплатила "Сосна"? Была высокорентабельной организацией - теперь на грани убыточности.

По-разному жили в последние годы работники "Сосны". Например, дочь гендиректора, начальник общего отдела "Урангео" Анна Дундукова и сестра его жены, гидрогеолог Светлана Жигалова зарегистрировали в феврале 2014 года ООО "Сосновгеологоразведка". В качестве основного вида деятельности указано бурение скважин. И понятно, с какими буровыми они собирались заниматься этой деятельностью.

В это же время многие работники геолого-физической службы постоянно находились в отпусках без содержания или на неполной рабочей неделе. Им предлагали потерпеть. Зарплаты ведущих геофизиков - 35-40 тысяч. А у техника Михаила Зотова, например, 15 тысяч. Ровно столько же он платит за аренду "однушки", которую снял поблизости от работы, чтобы не тратить деньги на общественный транспорт.

На что живет отец полуторагодовалой дочки?

- Полевые работы и калым по выходным. Друг у меня в строительной сфере, и, когда ему помощь нужна, я откликаюсь: стелим теплые полы.

В общем, они терпели маленькие зарплаты, неполные рабочие недели и отпуска без содержания только потому, что любят свое занятие. И терпели бы, поди, еще. Но в конце ноября выплыли наружу вещи, которые указывали на то, что выгодоприобретателем их самоотверженного отношения к делу были интересы весьма узкой группы лиц.

- Кто-то из геологов, - рисует картину тех дней Сергей Никулин, - обнаружил папку "Канцелярия" с приказами "Урангео". Оказалось, что наша нищета оказалась на руку руководителям!

Так родилось заявление группы работников БФ "Сосновгеология" ФГУГП "Урангео" на имя руководителя следственного отдела Следственного комитета по Свердловскому округу г. Иркутска Н. Букановича:

"Приказами N 51 от 17.04.2015 г. и N 89/1 от 27.07.2015 г., подписанными гендиректором ФГУГП "Урангео" Дундуковым Н.Н., осуществлено премирование по итогам 2014 г. и 1-го полугодия 2015 г. собственно гендиректора в суммах 1500 тыс. руб. и 925 тыс. руб. и заместителя гендиректора - главного бухгалтера Кремневой Н.А. в суммах 360 тыс. руб. и 800 тыс. руб. Всего указанные руководители самовольно начислили себе премиальные суммы в размере 3585 тыс. рублей".

18 мая Никулина вызвали в следственный отдел и показали результаты проверки: ничего противозаконного в выдаче премий нет. Ну а моральная сторона - это не по части следствия.

Но вернемся в квартиру лауреата Госпремии Виктора Пулина. Спрашиваю его: что бы он посоветовал технику Михаилу Зотову, который любит свою работу, но получает столько, что хватает только на аренду однокомнатной квартиры?

- А ничего я ему не могу посоветовать.

И решили мы на этом закончить интервью.

Общество Наука