20idei_media20
    30.05.2016 20:20
    Рубрика:

    На Урале суд признал укус комара производственной травмой

    На Урале суд признал укус комара производственной травмой
    Насекомое, переносчик опасного заболевания, заразило работника "Уралвагонзавода" во время его командировки в Индию. На родину специалист вернулся фактически инвалидом, но на предприятии отказывались признавать, что трагическое происшествие связано с его трудовой деятельностью. Однако Свердловский областной суд обязал корпорацию "Уралвагонзавод" признать производственной травмой укус малярийного комара.

    В командировку в Индию один из опытнейших разработчиков техники Петр А. был отправлен в августе 2012 года. В это время УВЗ выполнял масштабный контракт по поставке индийской стороне комплектующих для танков Т-90. Проект сопровождался поддержкой уральских специалистов. Они налаживали на одном из индийских предприятий лицензионную сборку и производство деталей танка Т-90С, а также вели гарантийное сопровождение техники на полигонах.

    В общем, делали работу, о которой не принято давать интервью журналистам. И даже спустя годы, несмотря на публичные судебные разбирательства, Петр отказался встречаться с представителями прессы.

    Только из показаний свидетелей на суде было понятно: российские кураторы в джунглях не отдыхали.

    - В тот день наша группа добиралась на полигон. По дороге застряла машина. Пришлось ее вытаскивать из грязи, но бесполезно. К вечеру пошел дождь, и появилось много насекомых, которые кусали всех - никакая защита не помогала. Позже к нам прибыл другой автомобиль и увез всех в лагерь. Вскоре Петр почувствовал недомогание, через неделю обратился к медикам, а потом мы узнали, что он подхватил малярию, - рассказал на суде один из очевидцев тех событий.

    Но экзотический рассказ представителей корпорации не особо впечатлил. Они настаивали: к несчастному случаю "Уралвагонзавод" отношения не имеет и уж тем более не считает его производственной травмой. Свои трудовые обязанности потерпевший в тот период осуществлял на территории другого предприятия, расположенного в другой стране. "Несчастный случай не был расследован на территории работодателя, у которого произошел укус малярийным комаром... не предоставлены и не исследованы документы, подтверждающие временную нетрудоспособность истца", - цитируется позиция представителя УВЗ в определении суда.

    Понятно, что потерпевшему во время командировки было не до ловли насекомых и тем более не до документов, подтверждающих комариный укус. По возвращении на родину состояние его резко ухудшилось, уральские врачи подтвердили диагноз "малярия". А через десять месяцев после обострения заболевания по заключению медико-социальной экспертизы мужчина вначале получил вторую группу инвалидности, затем был признан инвалидом первой группы бессрочно.

    Когда же обратился на родное предприятие с заявлением признать случившееся производственной травмой, что гарантировало пожизненные выплаты, в несколько раз превышающие пенсию по инвалидности, бывшему специалисту наотрез отказали. Тогда Петр и обратился в суд.

    Судьи встали на сторону пострадавшего, посчитав, что на его защите находится фактически все трудовое законодательство, которое предусматривает "в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда". Ну, а на доводы "где документы об укусе?" в суде ответили просто: а где ваши доказательства, что укус произошел в не свободное от работы время?

    - Случаи, когда укус насекомого признается производственной травмой - не такие редкие, - сообщил корреспонденту "РГ" представитель регионального отделения Фонда социального страхования РФ Максим Бестфатер. - Наиболее часто подобные ситуации провоцируют клещи. Проблема не в экзотичности источника травмы, а в том, что для законного оформления социальных выплат действительно нужны подтверждающие документы. Со странами СНГ Россия подписала договор о составлении подобных актов при оформлении производственной травмы. С Индией таких договоренностей нет. Поэтому в данной ситуации решение суда дает основание для признания случая страховым.

    И наверняка такие ситуации в заботе о безопасности своих сотрудников должно предусматривать само предприятие. Тем более что от малярии прививок нет, и заранее обезопасить работника от заразы невозможно.

    К тому же, по сути, никаких дополнительных денег от предприятия вроде компенсаций за пережитое или возмещения моральных страданий Петр А. не просил.

    Он действовал честно: хотел, чтобы завод, отправивший его в командировку, признал факт производственной травмы и оформил акт о несчастном случае. Это давало ему возможность реализовывать законное право на получение выплат по потере трудоспособности из фонда соцстрахования.

    Поделиться: