Новости

01.06.2016 20:03
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

Яблоки попали под гусеницы

На Южном Урале пресекают незаконный ввоз санкционной продукции
 Фото: Виталий Визаулин/РГ Сергей Наумов: В результате налаживания взаимодействия с коллегами из Казахстана количество грузового транспорта, следующего без сопроводительных документов из этой страны, стало сокращаться. Фото: Виталий Визаулин/РГ
Сергей Наумов: В результате налаживания взаимодействия с коллегами из Казахстана количество грузового транспорта, следующего без сопроводительных документов из этой страны, стало сокращаться. Фото: Виталий Визаулин/РГ
За пять месяцев 2016 года Россельхознадзор не допустил к ввозу на Южный Урал свыше 75,5 тонны санкционной продукции - на девять тонн больше, чем за весь прошлый год. Откуда в регион везут "серый" импорт и как контролеры пресекают продуктовую контрабанду, "РГ" рассказал руководитель управления Россельхознадзора по Челябинской области Сергей Наумов.

Сергей Яковлевич, почему именно наш регион стал центром незаконных перевозок?

Сергей Наумов: После введения санкций в отношении стран Евросоюза, Канады и США запрещенные грузы стали пытаться провезти в Россию через Белоруссию и Казахстан. Как известно, Челябинская область граничит с Казахстаном, откуда поток нелегальных грузов - без документов или с поддельными - нарастает. Особенно в последние два месяца: только в апреле наши специалисты пресекли четыре попытки провезти через границу крупные партии польских яблок и груш - более 65 тонн, которые, согласно сопроводительным документам, якобы следовали из Молдовы и Китая. Чуть раньше утилизировали полтонны испанских лимонов и свыше 300 килограммов итальянских киви. Уже в мае уничтожено более девяти тонн польских яблок.

Как определить, что фрукты санкционные?

Сергей Наумов: Обычно поставщики пытаются скрыть данные о стране-производителе, и только досмотр позволяет с точностью установить по остаткам этикеток, маркировке поддонов, внутренней упаковке настоящее происхождение товара.

Откуда на Южный Урал поступают запрещенные к ввозу продукты и какие?

Сергей Наумов: В основном фрукты и овощи из Польши, Бельгии, Нидерландов, а также из Италии, Франции и Германии. Чаще всего у перевозчиков отсутствует фитосанитарный сертификат страны-отправителя либо груз вообще не тот, что указан в документах. Нелегальных поставок из Турции мы не выявляли, хотя до введения временных ограничений из этой страны в регион поступало много плодоовощной продукции - порядка 40 процентов от общего объема. Сегодня турецкую продукцию заменили овощи и фрукты из бывших стран СНГ и Южной Америки.

Фирмы-однодневки, которым важно сорвать куш, даже этикетки не утруждаются переклеивать - разве что на первых двух рядах коробок

А кто нарушители?

Сергей Наумов: Большинство компаний, которые давно представлены на рынке и реализуют продукцию под известными брендами, соблюдает законодательство. Среди нарушителей в основном фирмы-однодневки, для которых важно сорвать куш здесь и сейчас. Иногда даже этикетки не утруждаются переклеивать - разве что на первых двух рядах коробок. Мы десятками тонн уничтожаем запрещенную к ввозу продукцию, но все равно продолжают везти, надеясь на легкие и быстрые деньги.

Как уничтожаются "запретные плоды" и за чей счет?

 

Сергей Наумов: Прежде чем отправить изъятую продукцию на утилизационный завод в Увельском районе, проводятся ее лабораторные исследования. Ведь если будет выявлена угроза здоровью или жизни населения, закон предусматривает более суровые санкции - вплоть до уголовной ответственности. По нашим данным, в Казахстане есть очаги особо опасных заболеваний животных, поэтому контроль усилен.

В прошлом году на заводе уничтожено 66,5 тонны овощей и фруктов: они попали под гусеницы тяжелой техники. Оплата утилизации за счет средств собственников не практиковалась: хотя мы и уведомляем владельцев о задержании и изъятии груза, в основном они заявляют, что не имеют никакого отношения к изъятому товару - чаще всего документы оформляют на подставное физлицо.

Чтобы уйти от уплаты больших штрафов?

Сергей Наумов: Да, ведь если для физических лиц размеры штрафов варьируются от 300 рублей, то для юридических - от 5 до 15 тысяч. Чаще всего под административную ответственность за перевозку санкционного груза попадает именно физлицо, к примеру, водитель фуры, который даже не является жителем Челябинской области и гражданином России, поэтому отследить уплату им штрафа крайне сложно.

Как же сдержать поток контрабанды?

Сергей Наумов: Мы инициировали переговоры с коллегами из Костанайской области Казахстана, чтобы понять, как наиболее эффективно взаимодействовать в этой ситуации. Налаживаем сотрудничество и обмен информацией для более оперативного реагирования. С их стороны встретили полное понимание и поддержку, уже есть первые результаты: количество грузового транспорта, следующего без сопроводительных документов из Казахстана, стало сокращаться. Наш опыт взяли на заметку в федеральном ведомстве, чтобы транслировать в другие регионы.

Усиление контроля предполагается не только на границе?

Сергей Наумов: За четыре месяца 2016 года специалисты Челябинского Россельхознадзора провели 335 проверок предприятий, из них 225 плановых. Для сравнения: за тот же период прошлого года было 376 проверок, из них плановых - 186. Если в отношении юрлиц контроль усилен, то субъекты малого предпринимательства до 2018 года полностью освобождены от визитов контролеров, которые теперь возможны только в крайних случаях - по обращениям граждан. В перечне плановых проверок сегодня нет ни одного малого предприятия. Но при этом к нам часто обращаются жители региона с просьбами навести порядок на стихийных розничных рынках, устранить уличную торговлю мясом и рыбой сомнительного качества из багажников машин, проверить торговые сети. Мы не можем не реагировать на обращения граждан, поэтому выезжаем с проверкой.

В этом году планируется посещение скандально известных китайских теплиц?

Сергей Наумов: Мы держим ситуацию в них на постоянном контроле, и многое удалось изменить в лучшую сторону. Прежнего безобразия, когда практиковались самозахват земель, применение опасных ядохимикатов, загрязнение водоемов, там уже нет. Большую роль сыграло обнуление региональными властями квоты на привлечение трудовых мигрантов из стран дальнего зарубежья.

Но сейчас областной минсельхоз просит увеличить квоту на тысячу китайцев.

Сергей Наумов: Не путайте: в данном случае речь идет о привлечении граждан КНР в качестве рабочей силы в местные хозяйства, которые занимаются выращиванием овощей в открытом грунте. Это нормальная практика, она действует на протяжении нескольких десятилетий. Контроль за сезонными китайскими теплицами мы ослаблять не намерены, но будем действовать в рамках своих полномочий. Дело в том, что в последние годы часть функций передана субъекту РФ, в частности, контроль за использованием минеральных удобрений и ядохимикатов.