03.06.2016 09:52
    Рубрика:

    Воронежцы увидят, какие картины раздражали КГБ

    "Другое искусство", которое при Хрущеве клеймили в газетах, а при Брежневе встречали бульдозерами, увидят гости Платоновского фестиваля в Воронеже на выставке "Живу и вижу". В нее вошло около сотни полотен, фотографий и графических листов из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А. Пушкина.

    Эти работы - ядро коллекции поэта Всеволода Некрасова. Он был одним из лидеров "второго русского авангарда" и московского концептуализма, дружил со многими художниками. Будучи талантливым зрителем, буквально впитывал каждую новую работу - сам становясь источником вдохновения для авторов. Частное собрание Некрасова складывалось почти полвека, 325 произведений после смерти поэта было подарено ГМИИ.

    - Коллекция впервые выставляется в таком объеме. Кое-что отреставрировали специально для показа в Воронеже, - сообщила одна из наследниц Некрасова, профессор филфака МГУ Галина Зыкова.
    Для Платоновского фестиваля из музея привезли прежде всего картины художников "лианозовской группы" - неформального объединения периода "оттепели". Среди них Евгений Кропивницкий и Ольга Потапова, Лидия Мастеркова и Владимир Немухин, Оскар Рабин и Олег Васильев, Эрик Булатов и Франциско Инфанте-Арана. Приятели часто собирались в квартире барачного дома близ станции Лианозово в Подмосковье. Спорили об искусстве. Писали разговорным языком стихи о немудреной обывательской жизни. Рисовали ее - вслед за авангардистами начала ХХ века ища оригинальную форму. Подпольную организацию за всем этим усмотрели наблюдатели из КГБ. Особое внимание к ней проявилось после скандально известной выставки в Манеже 1962 года, где Никита Сергеевич заявил, что авангард советскому народу не нужен.

    В тогдашних газетах "лианозовцев" ругали за формализм и низкие темы (называя, например, "жрецами помойки"). Сегодня очевидно, что их поиски во многом определили развитие отечественного искусства.

    "я хотя / не хочу / и не ищу / живу и вижу" - можно сказать, что это стихотворение Всеволода Некрасова выражает программу нонконформистов. Художник Эрик Булатов создал по нему целую серию работ. Оттого и выставка в Воронеже так названа.

    - Конечно, посетителю здесь нужна определенная подготовка - знание эпохи, конкретных художников, того, что не очень точно называют "вторым авангардом" (более верный термин - "другое искусство"). Человек, привыкший видеть в музее пейзажи в реалистической манере, будет обескуражен, - отметила куратор экспозиции, старший научный сотрудник отдела личных коллекций ГМИИ имени А. Пушкина Анна Чудецкая. - Да, эти авторы находились в конфронтации с официальным искусством своего времени. Но - не из стремления к борьбе как таковой, а из стремления найти собственную художественную позицию.

    Зрителям, которые пока не очень глубоко разбираются в стилях и течениях, Чудецкая предложила прежде всего вспомнить, что такое русский авангард - где цвет, форма и линия порой существуют автономно, где художник не пытается отображать жизнь "фотографически".

    - Развитие авангарда в России было прервано, так как стране требовалось серьезное идеологическое искусство, оно жестко выстраивалось с помощью различных институций. Но, как сказал мой коллега, если ветку обрезать, на ее месте все равно что-то вырастет. И вот такие ростки появились в период "оттепели", - пояснила куратор выставки. - Шестидесятники хотели "вычеркнуть" период соцреализма, каждый шел к возрождению авангарда своим путем. Оскар Рабин - через социальный протест: ах, вы хотите портреты генералов и букеты сирени - получите то, что есть в обычной жизни, бутылку водки, помойку, мусорные баки… Но у него это не беспросветная "чернуха". На одном из рисунков барак отражается в луже как храм. Эти проторелигиозные поиски - характерны. Владимир Немухин ходил в заброшенные храмы, смотрел фрески… В коллекции Некрасова нет топовых вещей, но есть "питательный бульон", с которого все началось.

    Нонконформисты играли с расхожими образами эпохи (Геннадий Гущин изобразил "Закат в Большом театре", Виктор Пивоваров снабдил девушку с веслом лозунгом "Социализм или смерть!"), с объемами, с самой плоскостью листа. Это хорошо видно в рисунке Булатова "Свобода есть свобода": в левой части красный мавзолей свободы, в правой, куда ведет лестница из букв, - голубая высь. В "чеховском проекте" Олега Васильева игрушкой становится пространство памяти: образ дома с мезонином вписан в личные и общекультурные ассоциации.

    - Эти художники были превосходные рисовальщиками. Присмотритесь, как сделана та или иная работа, - тогда уже не захочется говорить: "Ой, и я так сумею!" - добавила Анна Чудецкая. - Для восприятия здесь нужна внутренняя работа. Может быть, если человек ее осилит, ему станет мало "современного искусства" вроде портретов Шилова. К сожалению, опыт художников "оттепели" недостаточно осмыслен - в 1980-е тех же "лианозовцев" затмил более примитивный соц-арт. В результате сегодня нет внятных критериев для оценки новых произведений, анализ подменяется "глубокомысленными" наукообразными описаниями. В растерянности пребывают и авторы, и зрители, и ученые. Это на руку галеристам: под видом актуального искусства можно продать что угодно.

    Выставка "Живу и вижу" работает со 2 июня по 31 июля в областном художественном музее имени И. Крамского. Адрес: Воронеж, пр-т Революции, 18. График: со среды по воскресенье с 10 до 18 часов, по пятницам с 11 до 18, по четвергам с 12 до 20. Касса прекращает работу за 45 минут до закрытия музея. Билет стоит 150 рублей. Телефон для справок: (473) 255-38-67.

    9 июня воронежские поэты прочтут в антураже выставки стихи "лианозовцев". Начало в 18 часов, вход свободный.

    Кстати

    Увидеть часть художественной коллекции Всеволода Некрасова, почитать его стихи и статьи о нонконформистах можно на мемориальном сайте.