Новости

30.06.2016 13:02
Рубрика: Общество

Отменить приговор

Стоит ли опускать руки, услышав диагноз "онкология"
Онкологические заболевания если не всегда, то в большинстве случаев люди воспринимают как приговор. Мол, даже если медикам удастся продлить больному жизнь, то маловероятно, что это время можно будет назвать полноценной жизнью. В то же время сами врачи говорят, что наука не стоит на месте. Часть онкозаболеваний специалисты побеждают успешно, с другими предстоит справиться уже в обозримом будущем. Об этом и многом другом рассказал "РГ" главный врач Нижегородского областного клинического онкодиспансера Олег Железин.
 Фото: Илья Поносов/РГ  Фото: Илья Поносов/РГ
Фото: Илья Поносов/РГ

По статистике, основной причиной смертности остаются сердечно-сосудистые заболевания. Но в то же время люди больше всего боятся рака. Почему этот диагноз в большинстве случае воспринимается как приговор?

Олег Железин: Первая причина - мы до сих пор не умеем убивать раковую клетку. Мы можем эффективно бороться с ней, запрещать ей питаться, развиваться. Существуют различные формы блокировки - химическое лечение, противоопухолевые лекарственные препараты. Сейчас мы уходим от слова "химиотерапия", потому что в арсенале врача появляется все больше препаратов для таргетной терапии, бьющей по определенному участку. Причем для одного онкологического заболевания может быть несколько таргетных препаратов, которые по-разному действуют на клетку. Для врача стоит задача правильно подобрать это лекарство, не методом проб и ошибок, а дополнительными исследованиями. Также используется радиологическое лечение - различные сильные энергии для того, чтобы подавлять клетку. Самым эффективным до последнего времени являлось хирургическое лечение, позволяющее удалить локализованный процесс. Но онкология - это не болезнь одного органа, а системное поражение организма, которое может проявиться во всем теле. Хирургия решить эти вопросы одномоментно не может. Все это цепочки одного процесса.

Что запускает этот процесс?

Олег Железин: Тот, кто найдет ответ на этот вопрос, получит Нобелевскую премию. Я сам размышляю, почему люди так боятся рака. Сердечно-сосудистые заболевания возникают внезапно и могут тут же привести к кончине. Если все обошлось, боязнь смерти пропадает. В случае с раком человек воспринимает диагноз как обозначенную дату смерти. С этим надо жить. Рак - это механизм быстрой смерти в отличие от медленной - старости. Это вторая причина, почему люди так боятся онкологии. Но наше сознание достаточно инертно, внешняя среда меняется быстрее, чем человек к ней адаптируется. Появляются новые методы лечения, продолжительность жизни растет - это общая тенденция в борьбе с раковыми заболеваниями. Я недавно читал статью американца, который получил Нобелевскую премию за разработку лечения ряда опухолевых заболеваний. Он говорит, что мы близки к разгадке механизмов умерщвления раковой клетки. Ученые проникают во все более глубинные процессы физиологии человека. Сейчас исследования ведут на генном уровне, при ряде заболеваний выявлена поломка ДНК. Но пока нет единого метода борьбы с онкологией. Включается даже психотерапия. Японцы говорят, что онкология - это болезнь печали.

К вопросу о новых методах лечения: на базе Нижегородского онкоцентра запущена новая методика радиохирургической лучевой терапии метастаза в печень. Скольким пациентам она сможет помочь?

Олег Железин: Используя этот метод, мы можем помогать примерно 50 пациентам в год. Много это или мало? Не знаю, но каждый человек - это спасенная жизнь. Раньше для лечения этих опухолей использовали менее эффективные методики. Сами оперативные вмешательства, наркозы могут быть более травматичны, чем само удаление этого маленького участка. Теперь все происходит бескровно. Над этим работает целая группа специалистов - физики, медики, они проводят точные расчеты в каждом конкретном случае. Потом все выполняет машина. Мы стали первыми в ПФО, кто внедрил этот метод. Следующий шаг - применение "киберножа" для лечения рака легких. При наличии средств можно купить новейшее оборудование, отремонтировать стены, но куда сложнее запустить технологию.

Технологию работы с оборудованием?

Олег Железин: Я называю технологией некий алгоритм действий в той или иной ситуации. Почему произошло снижение смертности по сердечно-сосудистым заболеваниям? Потому что была запущена технология. Во всей цепочке, начиная с участкового врача и заканчивая сосудистым центром. Врач сначала спасает больному жизнь. Да, есть определенный процент гипердиагностики, когда больного пропускают через весь механизм. А в результате там не оказывается, к примеру, ни инсульта, ни инфаркта. Но цена такой бдительности - человеческая жизнь.

Сейчас мы пытаемся внедрить свои алгоритмы в сфере онкологии. Эта задача определена Минздравом РФ. Мы должны создать технологическую цепочку, которая стартует от фельдшерского акушерского пункта. Сейчас все звенья от ФАПа до онкологического диспансера работают плохо. Часто пациент не имеет претензий непосредственно к лечению или врачу. Но после операции он уходит в никуда, чувствует себя брошенным. Алгоритм работает по отдельным ниточкам, но нам надо наладить его в целом. Эти стандарты уже описаны и начинают внедряться. Онкодиспансер - это еще не вся служба, это звено цепочки. К примеру, мы знаем, что обращаемость людей по поводу онкологических заболеваний носит сезонный характер. В марте-апреле поток огромный, сейчас их нет. В сентябре будет опять пик. В определенные дни у нас до 5 тысяч звонков. Для того чтобы обработать такое количество обращений, мы должны посадить порядка 50 регистраторов. А ведь не всем людям ответишь в рамках стандарта, который отведен. В нашу поликлинику в один день обратилось 640 человек. Чтобы принять их, нужно дополнительно 5 врачей. Где я их возьму? Сейчас пошел спад - около 400 человек в день. Куда я врачей, взятых на дополнительную нагрузку, дену, даже если я их найду?

Чтобы не ухудшать качество медицинской помощи и ее доступность, нам надо заставить работать первичный онкокабинет в каждом амбулаторном поликлиническом отделении. Стоит задача организовать более тесное взаимодействие между нашими службами. Сегодня часть наших врачей принимает в поликлиниках, чтобы отработать технологию взаимодействия с пациентом на момент постановки диагноза и после того, как он уже прошел у нас курс лечения. Также мы закрепили 85 врачей онкодиспансера за каждым районом и каждой поликлиникой. Цель простая - чтобы они начали взаимодействовать. Да, нагрузка на врачей большая. Но на чем базируется медицина? Я как врач определил для себя три кита: профессионализм, ответственность за принятые решения и пациентов, милосердие.

Если говорить о милосердии, существует ли подготовка онкологов к разговорам с больными, с родственниками? Насколько сильно профессиональное выгорание, из-за которого милосердие может отступить на второй план?

Олег Железин: Мы находимся в самом начале пути. Основной причиной неудовлетворенности наших пациентов является общение с персоналом. Это не только врачи - это регистратура, гардероб, уборщица, руководители. В Европе доктор, оканчивая вуз, сдает два направления. Одно связано с медициной, второе - с психологией, этикой общения с пациентом. Этому нужно учиться. Есть системы восстановления врачей от профессионального выгорания. Пока что все находится на уровне некоммерческих организаций. Я не знаю, должно ли это быть отдано на откуп государству, но что такая работа должна вестись - это однозначно. Ежегодно мы отправляем 4-5 человек в Москву на занятия по предупреждению профессионального выгорания.

Как часто должен сам человек проверяться и какие обследования нужно проходить?

Олег Железин: Первое - это наше мышление, желание заботиться о своем здоровье, образ жизни. Второе - это диспансеризация. Для каждого возраста человека характерен набор определенных заболеваний, расписан перечень исследований, которые надо пройти. Проверять себя надо раз в три года. У участкового врача есть график диспансеризации своего населения. Эта программа в системе ОМС, для пациентов она бесплатна. Благодаря ей мы видим рост ранней выявляемости злокачественных образований - порядка 4 процентов за последний год.

Как вы оцениваете уровень онкозаболеваемости в Нижегородской области? Какие виды рака мы научились лечить успешно, а с каким пока справиться не в состоянии?

Олег Железин: В Нижегородской области на сегодняшний день около 86 тысяч человек получили диагноз "онкология" и живут с ним. Эти цифры сопоставимы с соседними регионами. Ежегодно диагностируем порядка 13,5 - 14 тысяч новых и вновь выявляемых случаев. В Дзержинске, который постоянно звучит в плане неблагоприятной экологии, уровень онкозаболеваний не выше. В масштабах страны структура заболеваемости одинаковая. У женщин первое место - органы репродуктивной системы, рак молочной железы. У мужчин - опухоли желудочно-кишечного тракта, предстательной железы. В структуре смертности первое место занимает рак легких. Это наиболее тяжело протекающее заболевание, а самое главное - поздно диагностируемое. Мы научились лечить ранние формы: когда объемы поражения организма малы, тогда эффективны и химиотерапия, и хирургия, и радиология. Нет большого желания у людей следить за своим здоровьем, к сожалению.

В регионах Общество Здоровье Общество Наука Филиалы РГ Приволжье ПФО Нижегородская область Нижний Новгород Онкология: как победить рак