Новости

11.07.2016 00:49
Рубрика: Экономика

Рубль тихо курит

В реальном секторе наблюдается хронический кредитный голод
Реальный вклад обрабатывающей промышленности намного больше, чем добавленная стоимость, создаваемая непосредственно в заводских цехах. К такому выводу в недавно появившемся исследовании, проведенном под руководством Д. Мекстрота (Daniel J. Meckstroth), пришел американский исследовательский фонд "Альянс производителей за производительность и инновации" (MAPI). Аналитики уверены: реальный вклад обрабатывающей промышленности в ВВП США в три раза выше официальных оценок.
Банки охотно дают кредиты табачным компаниям, на производство машин и оборудования - реже.  Фото: Сергей Михеев/РГ Банки охотно дают кредиты табачным компаниям, на производство машин и оборудования - реже.  Фото: Сергей Михеев/РГ
Банки охотно дают кредиты табачным компаниям, на производство машин и оборудования - реже. Фото: Сергей Михеев/РГ

MAPI считает, что обрабатывающая промышленность должна включать как "верхнее течение" цепочки поставок - сети ученых и инженеров, поставщиков специальных материалов, оборудования, транспортных средств, сервисные службы", так и "нижнее течение" - цепочки сбыта, включающие логистику, лизинг, деятельность оптовых и розничных продавцов

Вверху по течению находятся поставщики сырья и полуфабрикатов, а также те подразделения, которые обеспечивают производственные услуги.

3,1 трлн долларов общей добавленной стоимости, создаваемой в "верхних" отраслях, обеспечивает предложение для собственно "узкой" обрабатывающей промышленности.

Высокотехнологичные отрасли обречены на дальнейшее скукоживание

Цепочка стоимости, расположенная "вниз по течению", включает в себя деятельность транспортных предприятий, доставляющих продукцию до оптовых торговцев, саму сферу оптовой и розничной торговли и сферу послепродажного обслуживания. Общая добавленная стоимость "нижних" отраслей составляет 3,6 трлн долларов.

После такого трехкратного увеличения экономического веса обрабатывающей промышленности (и только обрабатывающей, помимо добывающей и сферы ЖКХ, также входящих в промышленность) становится понятной значимость денежно-кредитной политики, способствующей т.н. прогрессивным структурным сдвигам, т.е. росту удельного веса обрабатывающих отраслей за счет других сфер экономики. В этом плане за Америку можно не беспокоиться. Там уже давно проводится монетарно-промышленная политика, обеспечивающая расцвет прогрессивных отраслей.

А что у нас?

Для рефинансирования коммерческих банков Банк России использует рублевые и валютные инструменты. Какое же влияние они оказывают на российскую промышленность?

Прежде всего объемы денежных ресурсов, получаемых банками, находятся в пределах потребности финансирования структурного дефицита ликвидности. Это приводит к ситуации хронического "кредитного голода" в реальном секторе. Так, если отношение выданных европейскими банками кредитов к ВВП составляет примерно 250-500%, то для России этот показатель в 2009-2015 гг. колебался на уровне 42-51%.

Во-вторых, стоимость использования упомянутых инструментов, определяемая ключевой ставкой ЦБ РФ (10,5 процента), формирует рыночные ставки процента, превышающие среднюю рентабельность для обрабатывающей промышленности. Исключение, пожалуй, составляют только предприятия металлургической, добывающей и химической промышленности со среднеотраслевой рентабельностью продаж 16,7, 22,2 и 22,4%, что позволяет им рассматривать кредиты банков как долгосрочный источник финансирования.

Кроме того, эти инструменты ограничены сроком от 1 дня до 1 года, а для финансирования инвестиционных проектов требуются "длинные деньги".

И, наконец, расчет коэффициентов корреляции между долей кредитов отрасли (сектора) в общем объеме кредитования экономики и долей отрасли (сектора) в ВВП выявил высокую положительную связь (0,70-0,89) лишь для таких секторов обрабатывающей промышленности, как производство пищевых продуктов, целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность, металлургическое производство, производство транспортных средств и оборудования. Эти данные свидетельствуют, что российская банковская система "настроена" на кредитную поддержку в основном низко- и среднетехнологичных отраслей промышленности. Высокотехнологичные отрасли обречены на дальнейшее скукоживание.

В 2015 году ЦБ РФ более активно стал использовать ранее введенные специализированные механизмы рефинансирования со стоимостью кредитных ресурсов от 6,50 до 10,75%. Хотя объем таких ресурсов оставался значительно меньше объема операций по управлению ликвидностью банковского сектора, их использование, по всей видимости, оказало влияние на динамику кредитования в обрабатывающей промышленности.

Если объем всех выданных кредитов в прошлом году упал более чем на 3 триллиона рублей, то кредиты для обрабатывающей промышленности выросли примерно на 2 триллиона рублей. Однако почти весь прирост кредитования пришелся на пищевую и табачную промышленность. Тем временем обладающие высокотехнологичным потенциалом сегменты экономики (химическое производство и производство машин и оборудования) испытали сокращение кредитных вливаний (на 36 и 21% соответственно).

Очевидно, что и дальше будет сокращаться удельный вес тех отраслей обрабатывающей промышленности, которые обладают наиболее длинными потенциальными цепочками добавленных стоимостей. На наш взгляд, Банк России должен играть более существенную роль в технологической модернизации российской промышленности. Для этого необходимо во главу угла поставить адресную поддержку высокотехнологичных отраслей.