Новости

14.07.2016 07:37

Формула сплава

Объединение предприятий позволит повысить эффективность бизнеса и сплотить коллективы
В ноябре прошлого года организационная структура компании ЕВРАЗ была изменена - вместо отраслевых подразделений созданы дивизионы по географическому признаку. Дивизион "Урал", в который вошли два комбината, расположенные в Свердловской области, возглавил новый вице-президент холдинга Максим Андриасов. Какие задачи были поставлены перед управленческой командой, выполнены ли они к сегодняшнему дню, с какими трудностями пришлось столкнуться, руководитель дивизиона "Урал" рассказал в интервью "РГ".
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Максим Андриасов: Диалог, дающий возможность слышать друг друга, и поиск компромисса - более современный метод, чем "дипломатия угроз". Фото: Татьяна Андреева/РГ
Максим Андриасов: Диалог, дающий возможность слышать друг друга, и поиск компромисса - более современный метод, чем "дипломатия угроз". Фото: Татьяна Андреева/РГ

Какова цель структурных преобразований?

Максим Андриасов: Любая развивающаяся компания ищет наиболее эффективные с точки зрения текущей ситуации методы управления, и эта модель постоянно меняется. Я считаю, что принято правильное решение - максимально передать функции, полномочия и ответственность на места. Второй момент - объединение в рамках дивизиона двух предприятий одной производственной цепочки, осуществляющих добычу руды и собственно производство стали. Оно призвано повысить эффективность этой связки.

Качканарский горно-обогатительный (ЕВРАЗ КГОК) и Нижнетагильский металлургический (ЕВРАЗ НТМК) комбинаты изначально были неразделимы. Вероятно, когда они были в разных дивизионах, эта связка несколько ослабла. Сейчас ее предстоит усилить?

Максим Андриасов: Производственная цепочка никогда не разрывалась, эти два комбината действительно друг без друга существовать не могут. То, что они находились в разных дивизионах, подразумевало наличие двух групп управленцев. И, когда есть два по сути независимых подразделения, между ними может возникнуть конкуренция. Она не всегда идет на пользу делу, особенно если это конкуренция внутри одной компании. Теперь создан единый производственный комплекс, который имеет общее управление.

Каков, по вашей оценке, потенциал предприятий дивизиона? Как минимум, удастся ли удержаться на плаву в это непростое время, а как максимум, возможен ли рывок?

Максим Андриасов: Я не считаю, что рынок металлов фундаментально сейчас имеет потенциал для рывка. Здесь все зависит не столько от возможностей конкретного предприятия, сколько от внешнеэкономической ситуации, включая курсы валют, биржевые котировки. Связка КГОК-НТМК сама по себе эффективна с точки зрения качества продукции, ее ассортимента и себестоимости. Эти три показателя формируют серьезные конкурентные преимущества. То есть ситуация однозначно устойчива, есть все условия для плавного эволюционного развития. Но предпосылок для бурного всплеска нет - ну, разве что если Китай прекратит поставлять сталь на мировой рынок. Но мы, конечно, свою стратегию строим, исходя из объективной действительности.

Какие наиболее масштабные проекты планируете реализовать в ближайшее время?

Максим Андриасов: Стратегических проектов на сегодня три. Прежде всего, новая доменная печь на ЕВРАЗ НТМК - знаковый проект не только для самого комбината, но и для всего Уральского округа, да и для металлургической отрасли России в целом. Еще два проекта планируется реализовать в Качканаре: это разработка перспективного Собственно-Качканарского месторождения (СКМ) и строительство нового хвостохранилища для ГОКа.

На НТМК люди понимают: успешная работа комбината - это благополучие работников и их семей. И я бы хотел, чтобы подобное отношение к своему предприятию переняли и работники КГОКа

Сроки старта этих проектов уже определены?

Максим Андриасов: Мы стояли перед дилеммой: ремонтировать ли капитально старые печи, что всегда сопряжено с определенными рисками, или строить новую. Сегодня решение о строительстве новой домны принято, идут тендеры по выбору партнеров.

Разработка СКМ, безусловно, важный проект для самого Качканара: это новые рабочие места, гарантия социальной стабильности в городе, работа на перспективу. Но экономическая эффективность СКМ в условиях высокой волатильности рынка не очевидна. К тому же мы продолжаем интенсивную отработку действующего Гусевогорского месторождения, развивая Северный карьер, что обеспечивает объем добычи ГОКа на уровне 58 миллионов тонн в год. Поэтому решения о направлении инвестиций будут приниматься исходя из общих приоритетов, и среди них доменная печь - основной.

А каков порядок цифр инвестиций?

Максим Андриасов: Пока могу назвать лишь приблизительно. Домна обойдется ориентировочно в 170 миллионов долларов. Инвестиции в СКМ пока на стадии оценки инвесткомитетом.

Вы упомянули о социальной стабильности в Качканаре. Известно, что на КГОКе непростые взаимоотношения с профсоюзным комитетом. Какова ситуация сейчас?

Максим Андриасов: Она не тупиковая, хотя и по-прежнему напряженная. Я встречался с председателем профкома КГОКа Анатолием Пьянковым, разговор был непростым, но мы, по сути, говорили об одном и том же: и у ЕВРАЗа, и у профсоюза общая задача - развитие комбината и города. Я считаю, что диалог, дающий возможность слышать друг друга, и поиск компромисса - более современный и продуктивный метод, чем "дипломатия угроз". Беда в том, что на КГОКе есть люди, которые с непонятной мне целью постоянно подогревают ситуацию, настраивают рабочих против компании, используя для этого профсоюз.

Анатолия Александровича я искренне уважаю, он действительно очень авторитетная фигура на комбинате. И, как мне кажется, мы поняли друг друга и пришли к общему мнению, что диалог между профсоюзом и руководством КГОКа - это "дорога с двусторонним движением". Все возникающие вопросы можно решать спокойно, без надрыва.

В этом году выборы нового профсоюзного лидера на КГОКе. Я за то, чтобы выборы прошли честно и легитимно.

Вам раньше случалось разрешать подобные конфликты?

Максим Андриасов: В моей практике эта ситуация новая, но сейчас она мне уже понятна. Коллективу нужно уделять гораздо больше внимания, и это то, чем я намерен заниматься в ближайшие годы. Когда люди высказывают кардинально противоположные мнения, это во многом вызвано, на мой взгляд, нехваткой информации, а иногда и отсутствием необходимого обучения. Я буду стараться, чтобы общий уровень владения информацией максимально повысился, чтобы все разговаривали на одном языке. В первую очередь нужно, чтобы коллектив хорошо понимал, что и почему делает компания-работодатель. У нас масса программ развития кадрового резерва, инженеров, мастеров. Я встречался с их участниками, активными, перспективными сотрудниками: я хочу, чтобы фокус был наведен на людей, которые хотят учиться, хотят расти и связывают свое будущее с компанией. Важно, чтобы был постоянный диалог работников с работодателем.

Анализируя ситуацию на КГОКе, я понял, что у комбината есть проблемы с материальным обеспечением. Видимо, необходимо поменять некоторые подходы, запланировать инвестиции. Я не буду рисовать воздушные замки. Но готов встречаться с руководителями и представителями подразделений и выслушать все их предложения.

Как я понимаю, на ЕВРАЗ НТМК ситуация совсем другая, иные отношения в коллективе?

Максим Андриасов: Да, и в этом, на мой взгляд, основная заслуга управляющего директора Алексея Кушнарева и председателя профсоюза Владимира Радаева. Между ними тоже бывают разногласия, и это нормально. Вопрос в том, умеют ли люди договариваться и эти разногласия снимать. НТМК - хороший пример эффективного взаимодействия менеджмента с коллективом и профсоюзом.

Люди понимают: успешная работа комбината - это благополучие работников и их семей. И я бы хотел, чтобы подобное отношение к своему предприятию переняли и сотрудники КГОКа. Я буду максимально объединять коллективы, ведь комбинаты работают в одном дивизионе, они должны в итоге стать действительно единым производственным комплексом. Мы уже начали проводить различные совместные мероприятия, чтобы работники КГОКа и НТМК познакомились и активно общались между собой.

Как вы формировали в дивизионе управленческую команду? Привезли кого-то с собой?

Максим Андриасов: Команду формировали на месте, в Нижнем Тагиле и Качканаре, и я ею доволен. Мы все разные - по возрасту, опыту, психотипу. Но стараемся общаться между собой откровенно. У меня правило простое: я категорически не приемлю никаких интриг внутри команды. На Урале люди искренние, без второго дна, говорят то, что думают. Для меня это очень важно - я сам такой. Несмотря на долгие годы работы в разных корпорациях, я не приобрел аппаратной хитрости. Для меня удача, что я со своим характером оказался именно на Урале - мы очень похожи ментально.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область