20idei_media20
    20.07.2016 19:30
    Рубрика:

    Комитет ЮНЕСКО не изменил своего решения по Байкалу

    Комитет по Всемирному наследию ЮНЕСКО не изменил своего решения по Байкалу
    Строительство комплекса гидроэнергетических плотин и водохранилищ длиной в несколько тысяч километров на реке Селенге и ее монгольских притоках остается под вопросом.

    ...Они вернулись в Москву из Стамбула, поблагодарив турецкую сторону за поддержку нашей позиции по Байкалу, довольные: пока можно не опасаться за озеро, что оно потеряет часть селенгинского притока.

    Еще год назад назначенный на этот день в Царьграде сбор Комитета по Всемирному наследию ЮНЕСКО должен был обсудить несколько важных вопросов. Монгольские представители проталкивали "свою рубашку" - о начале строительства гидроэнергетического узла на реке Эгийн-гол: плотины высотой 65 метров и длиной 1230 метров для Шуренской ГЭС. Река Эгийн-гол вытекает из озера Хубсугул, в котором "лишней" воды нет. Как это отразится на байкальском притоке?

    Впрочем, "Российская газета" подробно рассказывала об этой запланированной новостройке Монгольской Народной Республики, вызывающей кучу проблем для Байкала, совсем недавно - 7 июня 2016 года в статье "Байкал утопят в плотинах". И вот стамбульское заседание комитета ЮНЕСКО.

    Амирхан Амирханов, заместитель руководителя Росприроднадзора, не скрывает, что доволен стамбульскими результатами.

    - Все закончилось с нашими друзьями из Монголии в рамках добрососедских отношений. Мы к этому стремились.

    - А они?

    Он немного замялся.

    - А что вы хотите? В Монголии опять засуха.

    - Так какое решение принял комитет ЮНЕСКО?

    - По Байкалу? Никакого. Вопрос даже не обсуждался.

    - То есть?

    - Осталось в силе предыдущее решение по Байкалу Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. Вернее, тот пункт 6-й статьи конвенции, в котором записано, что на территориях Всемирного природного наследия нельзя предпринимать ничего такого, что грозит ухудшением экологии "подмандатной" территории.

    - Монгольская сторона чего добивалась?

    - Они хотели внести поправки в эту статью, чтобы никто и ничто не мешало им развернуть грандиозные гидроэнергетические стройки на притоках Селенги.

    - И как проголосовали члены комитета?

    - В том-то и дело, что до голосования не дошло. Никто не поддержал предложение монголов включить этот вопрос в повестку дня. И они отказались от своего намерения.

    Амирханов дотошно объясняет, в чем изюминка образовавшейся проблемы.

    Монгольские специалисты при своих расчетах строительства брали за основу результаты максимально водных годов. Получалось, что и приток Селенги в Байкал почти что не уменьшится, а если и сократится, то только на период заполнения водохранилища, ну на 2 - 3 года. А потом восстановится вековой статус-кво.

    Наши специалисты-гидрологи ориентируются на маловодный период, который во всю силу дал о себе знать в последние годы. Байкал недобрал воды в 2014 - 2015 гг., что вызывало лихорадочную реакцию потребителей. Наиболее вероятный прогноз на будущее: потепление климата продолжится, засушливые периоды, не исключено, участятся и станут длиннее по времени. Нынешняя засуха в Монголии подталкивает к таким выводам. Тогда и наполнение монгольских проектируемых водохранилищ растянется на годы. За счет Байкала. Словом, эта разница в подходах к расчетным базам и вызывает дискуссии.

    - Если российская сторона ошибается, - говорит Амирхан Амирханов, - это в данном случае никому не грозит неприятными последствиями. Если ошибаются наши монгольские соседи, то все потребители байкальской воды, расположенные ниже Иркутска по Ангаре, вынуждены будут затянуть пояса потуже. Все! Маловодные 2014 - 2015 годы нас в этом убеждают.

    Нужно искать приемлемые варианты, суть которых коротка и ясна: не навреди! Байкалу, памятуя, что в нем хранится неприкосновенный запас - пятая часть лучшей естественной питьевой воды на планете. Водный голод страшит человечество, и оно уже торопится: на байкальскую воду начали поступать запросы из-за рубежа. Идет проработка технической и финансовой сторон проектов. И этому процессу никто в мире не осмелится (и не должен!) помешать?

    Задумаемся над этим.