20.07.2016 00:41
    Рубрика:

    Расширение географии экспорта нефти сделает Россию более мощной

    Существующая сеть нефтепроводов решает экономические и геополитические задачи
    О сегодняшнем состоянии системы российских нефтетрубопроводов, о значимости экономики и политики для экспортных поставок нефти и о технических решениях нетривиальных задач рассказывает президент компании "Транснефть" Николай Токарев.

    Николай Петрович, как сейчас меняется трубопроводная система внутри страны? Есть ли участки, требующие модернизации, или, наоборот, ветки, потребность в которых отпала?

    Николай Токарев: За последние 15 лет "Транснефть" изменилась принципиально. Прежде всего, поменялась геометрия трубопроводной инфраструктуры. Это позволяет России диверсифицировать направление экспорта и на Запад, и на Восток, и внутри страны появляется более разумная и оптимальная логистика.

    Например, еще недавно у России был один-единственный нефтеналивной порт - Новороссийск и нефтепровод "Дружба", который поставлял нефть в западном направлении. Сегодня у России уже четыре собственных порта, через которые идут экспортные потоки нефти: Новороссийск, балтийские Усть-Луга и Приморск, Козьмино на Дальнем Востоке. Теперь проложен нефтепроводный маршрут в сторону Китая, и в этом году завершаются очень крупные инвестиционные проекты: ветки Куюмба - Тайшет и Заполярье - Пурпе.

    Существующая сеть транспорта нефти дает все возможности для эффективной эксплуатации нефтепроводов и для обеспечения геополитических и экономических интересов страны.

    Значительная часть нефтепроводов построена в 1960-е годы, и технический ресурс у трубы все-таки ограничен. Конечно, мы это учитываем, и программа капитального ремонта и реконструкции у нас емкая. Цифры говорят сами за себя: за пять лет на обновление трубопроводов будет выделено 2,2 трлн рублей. Две трети от этой суммы - как раз реконструкция, модернизация, капитальный ремонт, и остальные инвестиции - это новое строительство. То есть замена старой линейной части, обновление резервуарного и насосного парков, приведение в порядок всех прежних направлений трубы, построенных во времена СССР. Мы этим занимаемся, существуют рабочие графики, определены источники финансирования - я не вижу оснований, чтобы переживать или сомневаться в надежности и качестве трубопроводного транспорта.

    Как изменились нефтяные экспортные потоки в связи с последними событиями? Повлияли ли санкции на объемы российской нефти, поставляемой на Запад? Используется ли сейчас украинский транзит?

    НТ: Западные рынки для нас являются традиционными направлениями и, конечно, мы стараемся сохранить их для российских нефтяников. Еще с советского времени все европейские нефтеперерабатывающие предприятия были ориентированы на нашу нефть. Сегодня у потребителей нет резона менять технологию и переходить на какие-то другие сорта углеводородов - такая переориентация связана со значительными инвестициями, затратами. Их вполне устраивает наша нефть и ее качество, и нам эти рынки тоже интересны, поскольку они премиальные. Поэтому транзит через Украину, естественно, остается в направлении Южной Европы - это Словакия, Венгрия, Чехия. Точно так же через Белоруссию поставляется нефть в Польшу и Германию. Объемы поставок из года в год немного меняются, но это вызвано чисто экономическими, рыночными причинами, а не политическими, и политического контекста в этом нет.

    Сегодня у России уже четыре собственных порта, через которые идут экспортные потоки нефти

    Мы надеемся, что такое положение сохранится и в ближайшей перспективе: наши партнеры на Западе также заинтересованы, чтобы ситуация с поставками была стабильной. В рамках так называемого Пражского клуба, который объединяет нефтепроводчиков Восточной Европы, Китая, Казахстана, высказывались сомнения по поводу сохранения объема западного потока. Коллеги предполагали, что санкции или какая-то политическая конъюнктура может повлиять на поставки. Всем нашим партнерам можем гарантировать, что для этих сомнений нет оснований, и не нужно лихорадочно искать какие-то новые варианты.

    Что касается других экспортных направлений, то сегодня набирают обороты поставки в Азиатско-Тихоокеанский регион. Порт Козьмино уже перешагнул 30-миллионную отметку отгрузки по году, вышел практически на проектную мощность. Мы в соответствии с нашими инвестиционными программами ведем расширение нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан, и к 2021 году эти магистрали дадут уже 80 млн тонн через ВСТО-1 и 50 млн - через ВСТО-2. Кроме того, наращиваются перекачивающие мощности в сторону Китая через нефтепроводное плечо Сковородино - Мохе. Работа идет по графику, и она является для нас приоритетной.

    Кроме того, сохраняются партнерские отношения с Казахстаном. Наши партнеры поставляют свои объемы транзитом через территорию России: Каспийский трубопроводный консорциум - это кооперация, в которой мы участвуем в качестве акционеров.

    Единственный поток, который сократился, - это поставки в направлении Прибалтийских государств. Но, в конце концов, было бы не по-хозяйски, имея у себя профицит мощностей (на той же Балтике или на юге страны), отдавать в другие страны нефтепродукты или нефть для дальнейшего экспорта. Такие решения в первую очередь диктует экономика. Сегодня мы почти вдвое сократили объемы с Вентспилса и Риги и дальше эта работа будет проводиться.

    Изменилась геометрия трубопроводной инфраструктуры, что позволяет России диверсифицировать направление экспорта и на Запад, и на Восток, а внутри страны появляется более разумная и оптимальная логистика

    По аналогии с розой ветров получается вот такая роза направлений, роза векторов поставок. В итоге текущая ситуация подтверждает, что мы имеем разветвленную, диверсифицированную, эффективную нефтепроводную систему, которая позволяет решать как экономические, так и геополитические задачи.

    Каким вы видите развитие танкерного транспорта, какая часть экспортных поставок ориентирована на этот канал?

    НТ: Доставка морем - это традиционный вид экспорта, а танкерные поставки составляют значительную часть отгружаемых объемов, и пока есть нефть на экспорт, они будут эксплуатироваться.

    Сегодня, чтобы увеличить мощности, скажем, порта Козьмино, мы проводим там дноуглубительные работы. После этого к причалу смогут приходить танкеры дедвейтом 150 тысяч тонн, что значительно увеличит объемы экспортируемой нефти через этот порт. Также проводится модернизация Новороссийского порта. Приморск и Усть-Луга - это относительно новые порты, и они гарантируют те объемы, которые предусмотрены проектами.

    Недавно "Транснефть" выступила с инициативой создания нового высокосернистого сорта нефти именно российской марки. Когда этот сорт появится на рынке?

    НТ: Внедрение или сепарирование нового сорта пока обсуждается, поскольку процесс затрагивает интересы ряда нефтяных компаний. Очень много придется поработать юристам, еще раз просчитать экономику. В конце концов мы, конечно, придем к однозначному решению.

    Сама идея очень правильная, экономически целесообразная, и все ее поддерживают, потому что понимают такую необходимость. Это надо делать, и, хотим мы того или нет, как бы не складывалась ситуация, идея будет воплощена в жизнь. Потому что без этого решения качество нашего экспортного потока будет падать, а значит, неизбежно снижение цен на него. Как следствие - финансовые потери нефтяников и потери бюджета. Пока расходимся, может быть, только в сроках. По нашему мнению, реализовать идею надо было еще вчера. Некоторые партнеры по переговорам считают, что это можно сделать и попозже, ситуация не критична. Точные сроки выхода на рынок нового сорта пока назвать не могу, поскольку еще продолжается переговорный процесс.

    Готовится к запуску новая трубопроводная ветка Заполярье - Пурпе. В чем необходимость расширения сети трубопроводов?

    НТ: Не секрет, что базовым для России регионом по добыче нефти является Западная Сибирь. Эти месторождения эксплуатируются уже много лет, поэтому совершенно естественно, что добыча там снижается, и надо думать о перспективе возмещения объемов. Заполярье - Пурпе подведет трубопроводные мощности к новой нефтеносной провинции. При достижении проектных отметок по добыче отсюда ежегодно будет идти поток в 45 млн тонн нефти.

    Такие объемы, конечно, будут достигнуты не сразу, со временем, но появление новой ветки дает стране и нефтяникам возможность освоить новый регион и получить доступ к транспортировке добытой нефти через нашу магистраль. Заполярье - Пурпе - очень сложный проект, дорогой: инвестиции в него сегодня оцениваются более чем в 200 млрд рублей. Но задача, которую новая ветка позволит решить, того стоит. Поскольку на суше осталось немного столь же мощных месторождений, которые находятся в этом новом регионе.

    Кстати, проект уникальный с технической точки зрения. При его реализации было получено 29 патентов на изобретения, проектировщики получили Государственную премию.

    Есть и другие отстроенные ветки. В частности, магистраль Куюмба - Тайшет. Это тоже нефтепровод, который строится по инициативе нефтяников, которые выходили с такой просьбой в правительство, и нам было дано государственное поручение. Здесь также находится крупная нефтеносная провинция, сегодня нефтяники имеют возможность ее осваивать. Новая ветка трубопровода рассчитана на ежегодные поставки сначала порядка 8,5 млн т с нарастанием до 15 млн - это хороший прирост добычи и замещение падающих объемов Западной Сибири.

    Примерно месяц назад "Транснефть" открыла в Челябинске новый завод нефтяных насосов. Эксперты называют предприятие первым примером импортозамещения в стратегической для России нефтянке. Вы не опасаетесь, что получится дешево и сердито: на месте будем делать свои комплектующие, но по качеству мы будем уступать западным аналогам?

    НТ: Этот завод мы строили совместно с итальянскими партнерами. И это не дешево и не сердито, это - самая высокая на сегодня планка качества. Даже сами итальянские партнеры при проектировании предприятия признавали, что в настоящее время лучше продукцию, чем наш челябинский завод, нигде в мире не производят. То есть это самое последнее слово в производстве насосной техники.

    Какие еще есть планы у компании по замене импортных комплектующих и по выходу на западные рынки со своим товаром?

    НТ: В том же Челябинске заложен новый завод, который будет производить электроприводное оборудование для насосов. Это тоже предприятие, которое освоило технологию итальянских партнеров и совместно с нашими коллегами-партнерами из челябинского предприятия КОНАР мы его начинаем строить.

    В целом в программе импортозамещения у нас много позиций: не только насосное оборудование и электроприводы, но и противотурбулентные присадки, например, которые мы раньше покупали у американских компаний. Теперь совместно с нашими партнерами из Татарстана мы будем производить их в России.

    Очень много позиций будут в ближайшее время замещены российскими аналогами: программа импортозамещения у нас емкая, предусмотрено финансирование в несколько миллиардов. Я не вижу каких-то серьезных проблем и не сомневаюсь, что у нас все получится.

    справка

    Среди основных направлений деятельности "Транснефти": оказание услуг в области транспортировки нефти и нефтепродуктов по системе магистральных трубопроводов в РФ и за ее пределами; проведение профилактических, диагностических и аварийно-восстановительных работ на магистральных трубопроводах; координация деятельности по комплексному развитию сети магистральных трубопроводов и других объектов трубопроводного транспорта; взаимодействие с трубопроводными предприятиями других государств по вопросам транспортировки нефти и нефтепродуктов в соответствии с межправительственными соглашениями.

    Кроме того, компания принимает участие в решении задач научно-технического и инновационного развития в трубопроводном транспорте, внедрение нового оборудования, технологий и материалов. В сферу ее деятельности входит также привлечение инвестиций для развития производственной базы, расширения и реконструкции объектов организаций системы "Транснефть"; организация работы по обеспечению охраны окружающей среды в районах размещения объектов трубопроводного транспорта.