Новости

21.07.2016 00:05
Рубрика: Культура

"Мы победу одержали в мае, ну, а ты в июне родилась..."

Ищем стихи лейтенанта Рыженкова и автора песни о Наташе
Мы не знаем имя этой счастливой девушки со снимка, сделанного сразу после войны. Почему-то кажется, что ее звали Наташа... Фото: ТАСС Мы не знаем имя этой счастливой девушки со снимка, сделанного сразу после войны. Почему-то кажется, что ее звали Наташа... Фото: ТАСС
Мы не знаем имя этой счастливой девушки со снимка, сделанного сразу после войны. Почему-то кажется, что ее звали Наташа... Фото: ТАСС

В списках поэтов не значится

Дмитрий, добрый день!

Вам пишет дочь фронтовика, участника и инвалида Великой Отечественной войны Владимира Васильевича Каютина, пишу Вам по его просьбе.

Сейчас он много вспоминает из прошлого, в том числе из фронтовых лет. Одним из самых волнующих моментов он считает те немногие часы затишья, когда солдаты могли слушать стихи, сочиненные их однополчанином, который записывал их в тетрадь каждую свободную минутку, а на привалах проникновенно читал, да так, что слезы наворачивались, ком в горле стоял. Писал он поэму об истории участия в боях 237-го Гвардейского стрелкового полка, 76-й стрелковой дивизии. Владимир Васильевич хорошо помнит фамилию поэта: лейтенант Рыженков. К сожалению, поэту не удалось дописать поэму - он погиб в 1943 году.

Не могли бы Вы, Дмитрий, сообщить, есть ли у Вас сведения о таком фронтовом поэте? А в самом лучшем случае было бы прекрасно найти его стихи. Папа очень бы хотел прочесть их вновь.

Марина Владимировна Пензина

Дорогие Марина Владимировна и Владимир Васильевич!

О фронтовом поэте лейтенанте Рыженкове до вашего письма ничего не знал. Его имени нет ни в одной из известных мне антологий военной поэзии. Будем надеяться, что наши читатели - поисковики, историки и архивисты - помогут нам восстановить память о погибшем поэте, а также найти его без вести пропавшие строки. А быть может, откликнутся и его потомки?

Автор песни остался неизвестен

Я служил срочную в начале 1960-х. Тогда еще так широко и торжественно День Победы не праздновали. Фронтовики сорокалетние, а то и моложе были вокруг. Так, три старшины рот, в которых я служил, прошли войну. Три комбата - орденоносцы.

Еще не было табличек "Инвалиды и участники ВОВ обслуживаются вне очереди". Как жаль, что такие таблички сейчас уже не нужны...

Вспоминаю свою командировку в Крым со своей САУ-100. Палаточный городок. Палатка замполита. Вечером мы часто собирались у его палатки. Говорили о жизни, о политике и пели песни. Замполит прекрасно играл на гитаре. Одну из песен, которые мы тогда пели, я не забыл, хотя ни разу ее потом не слышал.

Спи, Наташа, ты не понимаешь,

Отчего тебе такая сласть:

Мы победу одержали в мае,

Ну, а ты в июне родилась.

Нет на свете краше

маленькой Наташи!

Ей не страшен

Серый волк в степи.

Так прикрой ресницы,

Пусть тебе приснится

Золотая рыбка.

Спи, Наташка, спи...

Над тобой фугасы не свистели,

Только теплый ветер песни пел.

Над твоею маленькой постелью

Мессершмитт фашистский не летал.

Что ты знаешь: соски, да пеленки.

Ты со мной, Наташка, не шути.

Есть на свете дядя Трумэн жесткий,

У него ты встала на пути...

Последнего куплета я не помню. Сейчас я как-то по-новому увидел, что каждая из моих ровесниц, разменявших восьмой десяток, могла бы быть Наташей из песни. Есть еще стройные и моложавые, но многие уже с палочкой. Подойти бы к любой из них и спросить: как жилось тебе, Наташа, в стране, которую отстоял твой отец? Держала ли ты наяву в руках Золотую рыбку или только во сне?

Ответы на эти вопросы я предвижу... Выпускной бал, учеба, работа, первая любовь, первый ребенок, первая отдельная квартира. Хлопоты, заботы, радости и огорчения. А тут уже и на пенсию проводили. Дети выросли. С внуками забот не меньше. Наверное, давно похоронила отца-героя...

Опять вспомнилось: крымская степь, и мы, двадцатилетние, поем про Наташу и представляем себе фронтовика, склонившегося над кроваткой своей дочурки.

Кто автор этой песни, я не знаю. Может, известный поэт, а может, старлей-замполит. Слова простые, емкие. Чем-то "Катюшу" Исаковского напоминают.

Василий Владимирович Полищук, г. Кисловодск

Василий Владимирович! Последний куплет в песне звучит так:

Нет на свете краше

Маленькой Наташи,

Нам с тобой не страшен

Серый волк в степи.

Ты закрой ресницы,

Пусть тебе приснится

Золотая птица,

Спи, Наташка, спи...

Имя же автора "Наташки" мы, очевидно, никогда не узнаем. Как и ее первоначального текста. Претендентов на авторство в Интернете много, но это лишь запутывает дело. Песня появилась примерно в 1947 году, и ее автором, похоже, действительно был фронтовик, сочинивший ее как колыбельную для маленькой дочки. Был ли он профессиональным поэтом? Скорее всего, нет.

Песня звучала под аккордеон и гитару в электричках, на рынках и вокзалах, обрастая новыми куплетами и сюжетными поворотами. Неизменным оставалось лишь имя девочки - Наташа.

Свечка на ветру

Время от времени перечитываю выпуски "Календаря поэзии". Многое напоминает мою юность. Я давно, работая на заводе, была цеховым редактором газеты. В стране отмечали сорокалетие Победы. К этому дню я выпустила газету на пятнадцати листах ватмана. Там были воспоминания старых рабочих, страницы из фронтовой жизни и половина листов - стихи поэтов, не вернувшихся с войны. Я уревелась, пока делала подборку. Под каждым стихом стояла дата "погиб через два дня", "погиб через месяц", "погиб на следующий день"...

Жил у нас в деревне старичок, дядя Саша. Бывший участник войны, добрый, разговорчивый. Ласточки свили у него во дворе гнездо. Однажды, когда птиц не было, дядя Саша решил посмотреть, как устроено гнездышко. И каково же было его удивление: в гнезде сидели птенцы, лапки их были связаны конским волосом. Это чтоб они не вывалились! А осенью ласточки улетели. Недавно узнала, что нет больше дяди Саши. Тихо умер и не расскажет больше историй. Сейчас мне почему-то вспомнилась песня моего друга Володи Якушевича (мы ходили вместе в походы, сидели у костра и пели):

Дай мне Бог умереть не в постели

под пологом дряхлеющей пыли.

Я хочу, чтоб мохнатые ели

в путь последний меня проводили.

Я хочу умереть на просторе

у прозрачной таежной речушки,

а не с пьяным угаром во взоре

быть убитым в разгаре пирушки.

Пусть сгорю, пусть замерзну - не ново.

Я умру не душою, а телом.

Помяните, враги, добрым словом,

помяните, друзья, добрым делом.

Ждать не буду я смерти за печкой,

И тепличным растением из сада.

На ветру быть загашенной свечкой...

Больше мне ничего и не надо...

Наталья Потапьева, село Верхнемакарово, Свердловская область

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники