Новости

25.07.2016 00:40

Покорение вороного Эвереста

Пожалуй, у каждого есть что-то, что является символом его детства. Для меня это конный спорт, которым я начала заниматься в шесть лет. Помню первое занятие, на которое меня отвела мама: статный арабский жеребец в кожаной амуниции и я, маленькая испуганная девочка в детской экипировке, пытающаяся взобраться на вороной Эверест. Попытка увенчалась успехом, и так я влюбилась в лошадей, которые стали ассоциироваться у меня с чувством независимости, непредсказуемости и дикости, смешанной с аристократической грациозностью.

Мой день определяла двухчасовая тренировка на ипподроме. Постепенно я научилась ездить трусцой, рысью и так доскакала до галопа. В моих планах было участие в подмосковных и столичных юношеских соревнованиях, я предвкушала карьеру всадника, демонстрирующего искусство верховой езды. В общении с лошадьми я находила то, что искала и не могла найти в людях: безграничную свободу, стремление вперед, жажду скорости. Думаю, моя жизнь развивалась бы по заданной траектории, если бы не один случай. Я помню все как на кинопленке: продолжительные, сменяющиеся кадры движения, соскальзывание с седла, медленное приближение к земле, по которой недавно мчалась галопом.

В реальности все случилось в одно мгновенье: лошадь резко встала на дыбы, и я, не удержавшись, выскочила из седла и неудачно упала на траву. Вот она, эта гордость, желание вечной свободы и непредсказуемость. Опомнившись, я взглянула на свою руку, которая приобрела форму извивающейся мягкой змеи. В этот же день врачи диагностировали мне открытый двойной перелом лучевой кости. Тренировки пришлось оставить, вместо них начались бесконечные встречи со травматологами, операции и реабилитации. Очарование вороными у меня сменилось непреодолимым страхом перед ними: я любовалась лошадьми только с экрана своего компьютера, а в жизни обходила ипподромы стороной.

И только спустя 13 лет, накануне моего 21-летия, впервые после травмы я села на лошадь. Мой молодой человек подарил мне конную прогулку. Мне попался арабский вороной жеребец, напомнивший мне мою первую лошадь. Я будто впервые взобралась на коня, отрегулировала длину стремян, ухватилась за уздечку и дала команду "вперед". Конечно, я потеряла все те навыки, которыми владела в детстве, но приобрела нечто большее. Мне наконец удалось избавиться от страха и вновь ощутить ту силу непредсказуемости и свободы лошадей, история с которыми еще не закончена.