Новости

30.07.2016 13:26
Рубрика: Общество

Федор Конюхов рассказал "РГ" о самых страшных эпизодах "кругосветки"

Когда тем, кто следит за достижениями знаменитого российского путешественника Федора Конюхова, показалось, что он установил уже все мыслимые достижения на земле, тот поднялся в небо и взялся за немыслимое. В июле всего за 11 суток с небольшим он провел воздушный шар вокруг всей планеты и вернулся на точку старта в Австралии. О том, что ему довелось испытать в течение этого времени, Федор Конюхов рассказал в эксклюзивном интервью "РГ".

Федор Филиппович, почему наиболее выдающимся достижением по итогам кругосветного полета на вашем персональном сайте названо прохождение того же аэродрома, с которого взлетел шар "Мортон"? В чем здесь особая сложность? И что лично вы считаете главным рекордом - может, время полета или его дальность?

Федор Конюхов: Для меня главным рекордом является завершение кругосветки с первого раза. Моему предшественнику, американскому пилоту Стиву Фоссетту, в 2002 году потребовалось шесть попыток. Шар облетел вокруг света за рекордное время - 11 дней и 6 часов - с первого раза. В завершении мне удалось пролететь над аэродромом Нортхэм (Западная Австралия) и пересечь свою стартовую линию! Это уникальное событие. Представьте, шар пролетел почти 35 000 километров и вышел в точку старта. И все это, используя только ветровые потоки! Для воздухоплавателей это высший класс.

Как отражалась на вашем здоровье постоянная смена часовых поясов? Сколько удавалось спать? Не страшно ли было засыпать, ведь шар могло унести куда угодно?

Федор Конюхов: Я ни разу не спал больше 30 минут без пробуждения. В таких экстремальных полетах ты не можешь надолго уснуть. Нужно все время контролировать шар. Утром, когда восходит солнце, гелий нагревается. И, если вовремя не стравить определенный объем гелия, то шар поднимется на высоту 14-15 километров - и там уже не выжить человеку даже с запасом кислорода.

Кроме того, у меня была негерметичная кабина, нужно все время контролировать давление в кислородном баллоне. Ночью, если не следить за работой горелок и расходом топлива, шар мог упасть в океан. Автопилот только удерживает шар на заданной высоте, но, если закончится топливо, он упадет. Поэтому все 11 суток я спал урывками, опасаясь пропустить любое изменение в поведении шара.

Кстати, через пару дней полета по шуму работы горелок я уже мог определить, сколько топлива осталось в баллонах.

Не было ли риска столкновения с воздушными судами?

Федор Конюхов: Риск минимальный. Шар оборудован транспондером, и меня видели пролетающие самолеты. Плюс я и моя команда постоянно держали связь с диспетчерами стран, над территориями которых пролетал шар. А пролететь пришлось через самые оживленные аэропорты южного полушария: Сидней (Австралия), Сантьяго (Чили), Буэнос-Айрес (Аргентина) и Монтевидео (Уругвай).

Вы признавались, что в полете было "одиноко и тоскливо". Каким образом преодолевали одиночество и тоску? Не пожалели, что не было напарника?

Федор Конюхов: Нет, я хотел сделать этот полет самостоятельно. Это был мой принцип. В воздухоплавании кругосветный полет - это не только наивысшее достижение, но и колоссальный риск. Я не хотел подвергать опасности жизнь другого пилота.

Однажды я вынужден был спуститься к Антарктиде. Это произошло на 60-м градусе южной широты - в этот момент я почувствовал себя как астронавт на Луне: если что-то случится - мне никто не поможет и никто не спасет. В южном полушарии зима, я в тысяче километров от побережья Антарктиды, а до Австралии - три тысячи… Было очень одиноко.

В последние два дня вам пришлось лететь без печки и теплой еды, замерзла вода и отказала часть приборов. Как вы обходились без всего этого?

Федор Конюхов: Печка на борту служит для отопления гондолы и разогрева пищи. На земле во время тестирования в барокамере она работала отлично, но в реальных условиях не справилась с задачей. У меня за все время полета (начиная с 7 000 метров) не было плюсовой температуры в кабине. Питался всухомятку, энергетическими батончиками, сухофруктами, шоколадом. Воду подогревал от основных горелок, в алюминиевом чайнике.

Но это нормально. В таком полете не может все работать идеально. Главное, что конструкция шара выдержала нагрузку и основные горелки работали даже на высоте 9 000 метров, где кислорода очень мало.

Был ли момент, когда вы пожалели, что решились на полет?

Федор Конюхов: Нет, ни разу. Это была моя мечта на протяжении 20 лет. Я знал, что будет тяжело и опасно, но по-другому и быть не может. На Эверест поднялось более пяти тысяч человек, а вокруг света в одиночку на воздушном шаре облетело всего двое - Стив Фоссетт и вот теперь еще Федор Конюхов.

Какова роль вашей команды в этом успехе? Успевали ли за вами те, кто должен был сопровождать?

Федор Конюхов: Любой проект - это командная работа. Например, заход на посадку и само приземление транслировались в прямом эфире несколькими телевизионными каналами, и там хорошо видно, как Toyota Hilux первым врывается на поле и наезжает колесами на один направляющий канат (гайд роп). Мощный пикап вообще зарекомендовал себя как надежный партнер и являлся неотъемлемой частью нашего мирового рекорда. Самому мне было бы очень тяжело остановить шар, в котором еще находилось несколько тысяч кубометров гелия. В момент касания скорость ветра у поверхности была 22 километра в час (6 метров в секунду)!

Известно, что после приземления фермеры едва ли не растащили шар на сувениры. Вашей команде даже пришлось просить австралийцев вернуть те элементы, которые они взяли. Был ли услышан ваш призыв?

Федор Конюхов: После приземления буквально через час стемнело, и мы приняли решение вернуться на поле на следующий день, чтобы убрать все оборудование. Возможно, у местных жителей сложилось мнение, что мы бросили это, так как оно нам больше не нужно. Фермеры забрали солнечные батареи, все веревки, карабины, пару раций, клапан для стравливания гелия и так далее.

Но Австралия - уникальная страна. После нашей просьбы, опубликованной на сайте проекта, местные жители вернули все оборудование главе местной администрации, и он, в свою очередь, передал нам. Считаем инцидент исчерпанным. Важен не тот факт, что взяли, а тот, что все вернули. Эти предметы потом будут выставлены в музее, которые компания-владелец шара планирует построить в Москве на территории одного из жилых комплексов в районе Лефортово.

Федор Филиппович, как известно, вы еще и художник. Какие эпизоды из кругосветного путешествия могут лечь в основу будущих картин?

Федор Конюхов: Я обязательно напишу большую картину два на два метра: шар стоит между двух огромных кучево-дождевых облаков с шапками в виде наковален. Это был один из самых страшных моментов в полете, и у меня он до сих пор перед глазами. С Божьей помощью я прошел между этими облаками через узкий коридор. В тот день решилась судьба полета. Больше я с грозовыми облаками до приземления в Австралии не встречался.

Справка "РГ"

Российскому путешественнику, исследователю, писателю, художнику и протоиерею РПЦ Федору Конюхову 64 года. Он первым в мире достиг пяти полюсов планеты (помимо Северного и Южного географических, это Полюс относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, полюс высоты Джомолунгма и полюс яхтсменов Мыс Горн). Ему первым из соотечественников удалось побывать на так называемых Семи вершинах - самых высоких точках шести частей света, совершить кругосветное путешествие на яхте без остановок и пересечь Атлантику на гребной лодке. Кроме того, он быстрее всех в мире преодолел Тихий океан на весельной лодке и дольше всех находился в воздухе на тепловом аэростате (свыше 32 часов). Всего на счету Федора Конюхова более 40 уникальных морских и сухопутных экспедиций.