Новости

В "Матросской Тишине" нашли тело одного из фигурантов "дела Гайзера" Антона Фаерштейна
Вчера в знаменитом следственном изоляторе N 1, который в народе называют "Матросской Тишиной", случилось ЧП - в одной из камер было обнаружено тело подследственного.

Такое происшествие в любом случае вызывает переполох у руководства тюремщиков, а тут погибшим оказался один из фигурантов громкого уголовного дела бывшего главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. Факт из-за повышенного общественного внимания к делу вызвал самые разнообразные предположения.

Гендиректора "Комижилстрой" Фаерштейна обнаружили без сознания в камере. Прибывшие по вызову представители медицинской службы констатировали смерть. После заполнения кучи необходимых бумаг тело подследственного было передано в морг для определения причины смерти. Как водится в таких случаях, тут же появилось немало версий - от банальных до криминальных. Самая простая - человеку стало плохо. На помощь позвать не успел. Возможно? Конечно. На улице очень жарко, а в камерах кондиционеров нет.

Человеку, не привыкшему к таким спартанским условиям жизни, подобный климат может реально угрожать здоровью.

Первые сообщения о случившемся заканчивались утверждениями, что Фаерштейн совершил самоубийство. И такое возможно. Совершенно незнакомого с особой атмосферой тюремных камер и очень не бедного человека вдруг в одночасье сажают на нары - такая резкая смена окружающей обстановки кого угодно выбьет из колеи. Особенно трудно тем, кто много лет живет не просто хорошо, а очень хорошо. Первые мысли, которые посещают попавших на нары состоятельных людей, с их же слов - это ощущение, что все кошмары ненадолго, а друзья, деньги и связи быстро решат все проблемы. Но идут месяцы, а ничего не решается. В такой обстановке некоторые граждане срываются. У кого слабее психика могут и наложить на себя руки.

Чтобы этого не случилось, за такими сидельцами обязаны круглосуточно приглядывать охранники. Ведь главная цель руководства любого СИЗО - довести до суда или колонии своего подопечного в целости и сохранности. При каждом подозрительном подобном случае уже немало начальственных голов в тюремном ведомстве полетело. Выходит, недоглядели, что у арестанта депрессия и суицидальные мысли?

Правда, в пресс-службе СКР корреспонденту "РГ" самоубийство фигуранта уголовного дела не подтвердили. Там лишь подтвердили сам факт смерти и начало по этому делу доследственной проверки. В СКР не стали подтверждать появившуюся информацию со ссылкой на неизвестных правоохранителей, что якобы нет никаких оснований считать смерть Фаерштейна насильственной.

По результатам проверки факта смерти СКР вынесет решение - есть преступление или нет, возбуждать ли уголовное дело.

Правда, в нервный срыв гендиректора Фаерштейна не очень верится. Хотя бы потому, что он уже без месяца целый год находится в камере и за это время можно и попсиховать, и успокоиться, и каким-то образом привыкнуть к жизни за решеткой.

И, наконец, та самая криминальная версия. По ней неудобного свидетеля преступлений высокопоставленных чиновников могли просто убрать руками сокамерников. Могло подобное случиться? Да, могло. Ведь не секрет, когда под следствие попадает большая группа совсем не рядовых граждан, перед второстепенными фигурантами само следствие ставит на выбор два пути. Либо пойти в тюрьму вместе со своими начальниками или покровителями на нереально большие сроки, либо согласиться на сотрудничество. Последнее по действующему законодательству предполагает, что подозреваемый подписывает так называемое соглашение со следствием и начинает давать показания на главных фигурантов преступления.

В обмен на разоблачения человек получит самый минимальный срок, который возможен. А может из обвиняемого вообще перейти в свидетели. В самом лучшем случае вообще не сесть в тюрьму, а получить наказание, не связанное с нарами и колючей проволокой.

Напомним, что Антон Фаерштейн находился под арестом с 20 сентября 2015 года вместе с другими фигурантами расследования злоупотреблений экс-губернатора Коми Вячеслава Гайзера. Сам, теперь уже бывший, губернатор вместе с остальными 14 фигурантами дела был арестован в тот же день. Против них расследуется уголовное дело по внушительному списку статей, где есть и создание преступного сообщества, и мошенничество. Гайзер отрицает свою вину. Следствие оценило сумму ущерба от действий Гайзера в 1,1 млрд рублей.

Суд продлил им срок под стражей до 19 сентября.

Губернатор и его подчиненные обвиняются в том, что с 2006 по 2015 год отчуждали доли государства в крупных предприятиях республики, в числе которых оказался и крупнейший лесокомбинат. Эти активы, по версии следствия, потом продавались фирмам, тесно связанным с родственниками и просто близкими для чиновников людьми. Ну, а деньги, как водится, выводились в офшоры.

Жили все причастные к группе Гайзера очень небедно - при обысках у арестованных изъятые ювелирные украшения мерили на килограммы. Вышло - больше 60 кг. А еще нашли море дорогущих часов, стоимостью до миллиона долларов за штуку.