20idei_media20
    18.08.2016 23:45
    Рубрика:

    Шахназаров: В российском кинематографе дела обстоят не очень радужно

    Глава "Мосфильма" Карен Шахназаров о роли кино в жизни российской столицы
    Продолжающийся Год российского кино, в течение которого многие спешат отчитаться о достигнутых успехах (в частности, в первом полугодии немного выросла доля отечественных картин в кассовых сборах), далеко не всех убеждает в том, что нынешнюю систему кинопроизводства не нужно менять. Один из самых последовательных этой системы - гендиректор "Мосфильма" Карен Шахназаров, который чем дальше, тем больше убежден в необходимости срочных структурных реформ нашей киноиндустрии.

    О том, какие именно реформы нужны отрасли сейчас, а также о влиянии кинематографа на образ российской столицы и наоборот, режиссер рассказал в интервью "Российской газете".

    Централизация против питчингов

    Карен Георгиевич, в Год российского кино вы не поддаетесь бравурным настроениям и утверждаете, что отечественному кинематографу немедленно нужны реформы. Почему вдруг необходимость изменений назрела именно сегодня?

    Карен Шахназаров: Потому что в целом в российском кинематографе дела обстоят не очень радужно. Я много раз говорил, что организация кино не соответствует тем задачам, которые ставятся. Взять хотя бы отбор проектов, которые финансирует государство. Вот меня пригласили в качестве эксперта на питчинги министерства культуры. А что такое эксперт? Это человек, которому присылают 58 сценариев, и он должен вынести какое-то суждение по поводу каждого из них. Во-первых, это мифология - никто из серьезных людей не будет внимательно читать такой объем в столь сжатые сроки. Читают все это через пень-колоду. Во-вторых, никто из экспертов ни за что в итоге не отвечает. Простой пример: автор, которому отказали в господдержке, не может, например, спросить у конкретного человека, что не так с его проектом. Потому что экспертов много и у каждого свои соображения по поводу каждого из проектов. Кому-то нравится одно, кому-то другое, а кто-то просто хорошо знаком с режиссером и отдает за его проект свой голос исключительно поэтому. Но коль уж у нас вновь ситуация, когда государство, как во времена СССР, финансирует практически весь кинематограф, то неплохо бы обратиться к советскому опыту. Тогда не было 150 экспертов с нулевой ответственностью, зато было Госкино и руководители киностудий, которые фактически были продюсерами. И они были шкурно заинтересованы в том, чтобы делать кино, которое будет смотреть зритель. Это не значит, что в СССР не делали плохих фильмов. Делали, и очень много! Но при всей цензуре и прочих ограничениях у нас также были, с одной стороны, фильмы Тарковского, а с другой - Рязанова и Гайдая. И 300-400 картин советского периода мы помним до сих пор - это большая цифра.

    То есть возврат к советской системе кинопроизводства - панацея?

    Карен Шахназаров: Вот сейчас на "Мосфильме" разные студии делают несколько проектов. Соотношение кинопроектов с телевизионными - примерно 30 на 70 процентов. То есть сериалов снимают гораздо больше, чем полнометражных фильмов. Но дело даже не в этом. Видно, что организация процесса в телевизионных съемках совсем на другом уровне. Хорошие декорации у нас делают практически только для ТВ, тогда как в кино все стараются на всем сэкономить и сделать все на коленке. Но это ведь качество, которое видно невооруженным глазом. Почему так происходит? Потому что на телевидении как раз жесткая система ответственности. На телеканалах сценарии выбирают не с помощью питчингов. Там ты приносишь сценарий, его утверждает продюсер, а потом с твоим сценарием начнут работать профессиональные редакторы, которые внесут сотню поправок, доведут его до ума, а затем специально обученные люди будут следить за тем, что ты с этим сценарием будешь делать на съемочной площадке. Фактически наше ТВ работает так, как работал кинематограф во времена СССР. И сейчас вот этой централизации нам очень не хватает.

    Но ведь советское Госкино тоже перекрывало кислород многим талантливым авторам - куда было деваться этим авторам после такой "черной метки"?

    Карен Шахназаров: Да, но сегодня ведь другие времена. Если проект вдруг не получит одобрения, автор всегда может попытаться найти частного инвестора. В данный момент я, например, заканчиваю работу над "Анной Карениной" - и в ней нет ни копейки государственных денег. Не из-за того, что нам их не дали, а потому что в них просто не было необходимости - на проект пришел крупный инвестор и дал очень большие деньги. То есть такие инвесторы у нас в стране имеются, и все разговоры о том, что государство кинематографистам что-то по умолчанию должно - чистой воды демагогия. Вообще, если не нравится название Госкино, то я ведь не настаиваю. Назовите как угодно - хоть Роскино, хоть Общество любителей кинематографа. Главное ведь не название, а суть - централизованно отбирать проекты, работать с ними от начала до конца и нести ответственность за конечный результат.

    Мегаполис мирового класса

    Недавно вы стали доверенным лицом "Единой России" в Москве. Что повлияло на это ваше решение?

    Карен Шахназаров: Сергей Собянин возглавил список кандидатов партии "Единая Россия" от Москвы. Я поддерживаю его и поэтому поддерживаю партию. Я был его доверенным лицом, когда он выдвигался в мэры. Он тогда сразу начал делать с Москвой очень правильные вещи. Мне понравилось, что первым делом он снял всю лишнюю наружную рекламу и навел порядок на рынках. Дальнейшие его действия показали, что я не ошибся.

    То есть вы поддерживаете последние резонансные инициативы мэрии вроде сноса ларьков?

    Карен Шахназаров: Правильно все делают! У меня рядом с домом стояли два ларька, я прекрасно знаю, что это такое. Другой вопрос, что недорогие нормальные магазины с теми товарами, которые продавались в тех же ларьках, сейчас очень нужны. Но я считаю, что для того, чтобы сделать лучше, совершенно необязательно сохранять плохое. Знаете, я вообще советский человек, и я очень хорошо помню, какой Москва была в те времена. Она была милым, уютным, по-своему провинциальным городом. В 90-е она обросла ларьками, рекламой, самостроем и превратилась в совершенно другой город. И я не могу сказать, что я большой поклонник Москвы того периода. Но сегодня мы живем в совершенно другом мегаполисе! Мы порой даже не замечаем какие-то изменения, которые постоянно происходят. Я недавно въезжал в Москву на машине ночью. И меня вдруг поразило то, как много построили новых районов - удобных, со всей необходимой инфраструктурой, с этими светящимися гигантскими торговыми центрами. Ты в Москве можешь получить практически любой товар или услугу в любое время суток - мы к этому привыкли и воспринимаем как должное. Москва за последние годы стала городом мирового класса.

    В СССР, конечно, делали плохое кино. Но при всей цензуре у нас были и фильмы Тарковского, и фильмы Рязанова и Гайдая. И 300-400 картин советского периода мы помним до сих пор - это большая цифра

    Кстати, вы на выборы ходите?

    Карен Шахназаров: Конечно. Но никому ничего не диктую. Я не такой директор, который бьет кулаком по столу и говорит подчиненным, за кого голосовать. Так случилось, что у меня есть какая-то известность, люди знают меня и мои фильмы. Просто они увидят, кто доверяет мне и кому доверяю я, и все станет понятно. На выборы я пойду, потому что считаю, что это долг.

    Что вы можете сказать по поводу прозрачности выборов в России?

    Карен Шахназаров: Прозрачность выборов всегда должна беспокоить всех, потому что это основа власти. Выборы должны быть легитимными. Не может быть никаких сомнений в том, что та партия, тот человек, который выиграл, он выиграл в честной борьбе. Это залог стабильности нашей страны. В Москве очень многое делается для того, чтобы выборы были честными. Я считаю, что "Единая Россия" более чем кто-либо заинтересована в том, чтобы никто не мог усомниться в честности результата. Поскольку партия идет как правящая партия, соответственно, она будет под наибольшим вниманием.

    Эклектичное лицо столицы

    Связь репутации многих городов с кинематографом очевидна. Многие фильмы практически целиком создают в массовом сознании мифологию того или иного города - "Париж, когда там жара", "Римские каникулы", нью-йоркские комедии Вуди Аллена. У Москвы такой миф тоже вроде бы имеется - он создавался ранними фильмами Марлена Хуциева и "Тремя тополями" на Плющихе" Татьяны Лиозновой. Другое дело, что этот миф по миллиону причин более не актуален. Как вы считаете, способна ли сегодняшняя Москва спровоцировать появление кинематографического мифа о себе?

    Карен Шахназаров: С одной стороны, тут речь о мере таланта людей, которые вдруг задумают создать такой миф. Поэтому я, по идее, должен ответить, что такой миф в принципе возможен. С другой стороны, я не думаю, что современная Москва может логично встроиться в ряд таких городов, как Париж и Рим. На мой взгляд, это все же питерская история. Санкт-Петербург гораздо более кинематографичный город - это просто данность. К сожалению, старая Москва сильно разрушена - причем не в 90-е даже, а в советский период. К истории города отношение было не самое бережное во все времена - с ней делали все, что заблагорассудится. Поэтому сейчас, на мой взгляд, можно создать талантливые картины, в которых будет ощущаться ритм и дух Москвы, но пространства для полноценной мифологии я пока не вижу.

    В чем тогда, по-вашему, дух современной Москвы?

    Карен Шахназаров: Это мощный мегаполис с множеством лиц и без единого стиля - во всяком случае, пока. Эклектичность - вот, пожалуй, главное свойство столицы. И это никак не переделаешь, так случилось исторически. Да и незачем это переделывать. В конце концов, в этой многоликости и эклектике тоже есть своя уникальность.

    Поделиться: