Новости

28.08.2016 21:08

Подушка безопасности для пенсионера

Поправки в закон избавят от риска потерять накопления при переходе из одного НПФ в другой
В "Российской газете" прошел "круглый стол" на тему "Законодательное регулирование накопительной пенсионной системы. Новые вызовы". В нем приняли участие Дмитрий Александров, президент Национальной лиги управляющих, Сергей Беляков, глава Ассоциации негосударственных пенсионных фондов (АНПФ), Александр Попов, директор департамента доверительного управления Государственной управляющей компании Внешэкономбанк (УК ВЭБ), Евгений Якушев, исполнительный директор АО НПФ "САФМАР", член совета Ассоциации профессиональных актуариев (АПА). По телефону к дискуссии присоединились Маргарита Нагога, начальник департамента общественных связей и взаимодействия со средствами массовой информации Пенсионного фонда России и Валерий Виноградов, советник президента Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ). Обсуждались две группы вопросов: о законодательном регулировании перехода граждан из одного НПФ в другой и о "заморозке" пенсионных накоплений.
От хаоса к порядку

Сергей Беляков: Граждане реагируют на броскую рекламу, пишут заявление о переходе из одного фонда в другой и только потом узнают о последствиях, в том числе негативных. А часто гражданин и заявления никакого не пишет, а просто подписывает то, что ему навяжут агенты или сами фонды. А позже выясняется, что он при этом потерял инвестиционный доход. Проходит год. И уже агенты другого фонда начинают переманивать к себе застрахованное лицо. Потери несут все. Гражданин теряет инвестиционный доход - это как с досрочным изъятием вклада из банка, когда ты не получаешь проценты, на которые рассчитывал. Фонды теряют деньги, которыми они могли бы управлять, потому что они должны держать большой объем резервов, чтобы удовлетворять запрос граждан на выход. И экономика тоже теряет, потому что фонды не могут в полном объеме инвестировать те средства, которыми они могли бы управлять.

Победителей здесь нет. Всем плохо. В этой ситуации и появился законопроект, который получил принципиальную поддержку министерства финансов и Центрального банка. Суть его в том, чтобы вкладчик, переходя из фонда в фонд, еще до заключения договора с новым фондом получал весь объем информации в части последствий такого перехода и в первую очередь в части потери инвестиционного дохода. Это не всегда будет комфортно для многих фондов на рынке, потому что процедура привлечения новых вкладчиков усложняется, но порядок для фондов, для рынков лучше хаоса, который царит сейчас.

Валерий Виноградов: Система перехода между НПФ в последние годы менялась. И до сих пор в ней есть что менять. Важной положительной переменой стала возможность переходить из одного фонда в другой с помощью электронной цифровой подписи. Эта система действует, и она более надежна, чем практика с написанием простого заявления. Сейчас ничто не мешает фонду, в который уходит клиент, проинформировать его о том, что уходя досрочно, он теряет инвестиционный доход. Другое дело, что одни фонды информируют своих клиентов, а другие нет. Требование обязательного информирования НПФ о рисках возможных потерь при досрочном переходе должно быть закреплено законодательно. Ведь только если клиент осведомлен о разнице между видами переходов, он может принять взвешенное и осознанное решение.

Евгений Якушев: Три года назад была создана государственная система гарантирования пенсионных накоплений . Было предусмотрено, что гарантии пересчитываются раз в пять лет. То есть все, что накопилось за пять лет, добавляется к сумме гарантий. А если ты меняешь фонд раньше пяти лет, то переходишь без инвестиционного дохода. Идея была именно в том, чтобы стимулировать граждан не бегать каждый год туда сюда. Но когда вводились законодательные поправки в систему гарантирования, то забыли дополнить его вот этим самым механизмом - об информировании граждан. Поэтому новый законопроект вводит норму, обязывающую НПФ в полном объеме проинформировать застрахованное лицо об условиях перехода. И этой информацией обладает только текущий страховщик. Заявление о переходе надо будет подать текущему страховщику по аналогии с банком. Здесь закрыл счет, получил всю информацию и перешел в новый пенсионный фонд. Переход, таким образом, будет осознанным, никакой недобросовестный агент не сможет ввести в заблуждение застрахованное лицо.

Маргарита Нагога: Мы сегодня получаем 99 процентов заявлений граждан на переход в тот или иной негосударственный пенсионный фонд (НПФ) с требованием перевести пенсионные накопления в следующем году. Мы уверены, что такие предложения поступают людям от НПФ, которые не уведомляют их о потере инвестиционного дохода потому, что договор разрывается раньше пяти предусмотренных им лет. Мы ожидаем, что по результатам переходной компании 2016 года совокупные потери инвестдохода граждан за счет досрочной смены фонда будут исчисляться десятками миллиардов рублей. Это очень существенная сумма. Если бы заявление подавалось текущему страховщику, то НПФ или ПФР обязательно информировали бы человека о таких потерях, а уж если гражданин все-таки стоял бы на своем, то он четко бы знал размеры предполагаемых потерь.

Словом, граждане могут менять страховщика - это их право, но делать это надо осознанно, а не подписывать какие-то документы "не глядя", как это часто бывает при устройстве на работу, оформлении кредита или покупке мобильного телефона.

Обязательные накопления

Евгений Якушев: Мы следовали государственной политике, мы не сами себя придумали. Это государство создало негосударственные пенсионные фонды, чтобы стимулировать частную инициативу. С одной стороны, частную инициативу у людей, которые сами намерены формировать свою будущую пенсию дополнительно к государственной. С другой стороны - инициативу пенсионных фондов, дабы они эффективно вкладывали эти деньги в экономику и чтобы при этом прирастали сбережения граждан. Чтобы, выходя на пенсию, они получали не только свои взносы, но и инвестиционный доход. Наша основная задача состояла именно в этом. Сейчас, если честно, мы не понимаем государственную политику, потому что три года подряд по каким-то причинам замораживаются новые взносы в пенсионную систему. Сначала говорили, что надо навести порядок, создать систему гарантирования, ЦБ должен проверить все пенсионные фонды. Это сделано: система гарантирования полностью сформирована, в нее вошли 48 пенсионных фондов, недобросовестные фонды закрыли, деньги вернули на счета Пенсионного фонда России. А что же дальше? У нас происходят серьезнейшие демографические изменения. Увеличивается количество пенсионеров, растут и социальные обязательства государства. В долгосрочном плане нынешнее поколение работающих граждан, которые платят взносы, уже не сможет рассчитывать на такие пенсии, как платятся сейчас. Именно поэтому ныне очень важно говорить о добровольных сбережениях, об обязательных накоплениях как дополнительной подушке безопасности для людей. Даже для людей с высоким уровнем зарплат коэффициент замещения по государственной системе катастрофически мал. И в этом случае мы обязаны все делать для тех людей, кто после окончания трудовой деятельности хочет иметь дополнительный источник дохода.

Сергей Беляков: Государство сейчас может позволить себе и 6 процентов в виде отчислений в систему обязательного пенсионного страхования, даже не меняя структуру бюджета. Это вопрос приоритетов бюджетной политики и социальной политики. И Центральный банк , и минфин, и минэкономразвития настаивают на сохранении накопительной системы. Но в каком виде ее сохранять? На мой взгляд, она может существовать только в обязательном формате. Пусть будут не шесть, а один, два, три процента - но важно сохранить денежный поток, сохранить обязательный формат. Не надо строить иллюзий, будто граждане сами понесут деньги в качестве дополнительного взноса на пенсионное обеспечение. Доходы населения падают. Ситуация нестабильна. Невозможно предсказать свое завтра, не говоря уже о будущем через 5-10 лет. Человек выбирает не стратегию инвестирования, а стратегию сбережения, причем такие инструменты сбережения, которые позволят ему в случае необходимости взять деньги прямо сейчас, как с депозитного вклада. А система индивидуальных пенсионных счетов как раз дает некую защиту от соблазна потратить деньги прямо сейчас.

Государство не в состоянии обеспечить достойный уровень пенсионного обеспечения - причем ни в развитых странах, ни в неразвитых, ни в развивающихся. Нигде. Это не вопрос оценки текущих возможностей российского бюджета, а мировая реальность. И чем менее развита экономика, тем больше государство пытается взять на себя социальных обязательств и тем хуже их выполняет. Государство пытается изъять ресурсы, которые могут быть инвестированы в экономику для того, чтобы выполнить социальные обязательства. Речь о том, что надо поделиться социальными обязательствами, дать возможность рынку помочь гражданам накапливать средства и обеспечивать им дополнительный доход.

Александр Попов: Важно принять стратегическое решение. Если мы говорим о том, что решение, которое было принято в 2002 году о введении накопительной системы, было неверным, то давайте ее переформатировать, не вводя в заблуждение ни участников рынка, ни клиентов пенсионных фондов. Заморозка экономит бюджету 350-400 миллиардов рублей в год, но эти сэкономленные миллиарды не попадают в реальную экономику, не дают мультипликативного эффекта для роста экономики. Из-за отсутствия инвестиций снижается база социального налога, который платят работодатели за граждан. В конечном итоге снижается база формирования тарифов для ненакопительной страховой системы.

Евгений Якушев: Должна ли пенсия зависеть от трудового вклада? Должны ли главный менеджер и уборщица получать одинаковую пенсию? Если должна быть дифференциация размеров пенсии, то накопительная система нужна. Если принимается решение, будто у нас полная уравниловка, то тогда не нужны ни накопительная система, ни Пенсионный фонд России, а можно просто всем платить фиксированную сумму из федерального бюджета.

Дмитрий Александров: Социальный блок в правительстве считает, что система пенсионного накопления неэффективна, поэтому заморозку надо продолжить, а еще лучше вообще эту накопительную систему ликвидировать. Но вот заморозка длится три года, а стал ли бюджет Пенсионного фонда России лучше? Дефицит огромный и каждый год нарастает. Может, благосостояние пенсионеров как-то выросло от того, что все взносы, сборы мы платим в режиме действующих пенсий? Нет, не выросло.

Нужна ли добровольная часть пенсионного накопления граждан? Конечно, нужна. Она есть в любой развитой экономике мира. Но это везде третья-четвертая ступень пенсионного обеспечения. Первая - это распределительная часть, базовая. Потом идет накопительная часть, обязательная и необязательная. Так или иначе граждан нужно сподвигать к тому, чтобы они инвестировали себе на будущее.

Знаете, из чего складываются надежность, доходность и позитивное отношение граждан к пенсионной системе? Из объема средств на распределительном счете гражданина. Когда у него на распределительном счете будет не 10 тысяч рублей и не 50 тысяч рублей, которые он сможет получить лет через 25, а 500-800 тысяч рублей, этого гражданина ночью разбуди, и он скажет, в каком пенсионном фонде находятся его средства, доволен ли он своим пенсионным оператором. И не дай бог, если правительство будет пытаться эту систему аннулировать.

От редакции

Дискуссия в "РГ" еще раз подтвердила тот факт, что государственная пенсионная система в стране несовершенна. Думается, широкое общественное обсуждение проблемы поможет государству создать более эффективную модель пенсионного обеспечения граждан.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники