Новости

30.08.2016 15:07
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

Слабое звено

Как решить проблему долгов крупных коммерческих заказчиков перед "малышами"
В субъектах Северо-Западного федерального округа обострилась проблема долгов крупных коммерческих заказчиков перед малыми и средними предпринимателями. И если рынок госконтрактов, где тоже существует немало трудностей, находится под пристальным контролем прокуратуры, антимонопольной службы и законодателей, рынок коммерческих контрактов регулируется слабо. Можно ли исправить ситуацию, выясняла корреспондент "Российской газеты".
 Фото: Алексей Мальгавко/РИА Новости Мощности небольших компаний иногда полностью заняты заказами предприятий-гигантов. Фото: Алексей Мальгавко/РИА Новости
Мощности небольших компаний иногда полностью заняты заказами предприятий-гигантов. Фото: Алексей Мальгавко/РИА Новости

Цепочка оборвалась

В Новгородской области насчитываются сотни инцидентов, когда субъект малого и среднего бизнеса, единственный исполнитель реальных работ в длинной цепочке подрядчиков и субподрядчиков, остается без денег. Чаще всего страдают строительные компании, но проблема актуальна и для других отраслей.

-Схем, по которым образуются долги, несколько, - делится информацией член совета Союза предпринимателей Новгородской области Юлия Ротанова. - Генподрядчик, один из многочисленных субподрядчиков или субсубподрядчиков может обанкротиться. И даже если конечный исполнитель, выполнивший работы, выигрывает суд, взять с предприятия-банкрота, как правило, нечего. А компания, стоящая перед банкротом в подрядной цепочке, за действия последующего звена ответственности не несет. Распространена и другая схема - генподрядчик просто отказывается платить деньги, всячески затягивает этот процесс. А когда начинаются судебные разбирательства, выясняется, что генеральный подряд выиграла фирма с уставным капиталом в десять тысяч рублей, и все ее "имущество" - это стол, стул и просроченные платежи за аренду офиса.

Как считает эксперт, основная причина, по которой в сфере коммерческих заказов копятся долги, связана с недостаточным государственным регулированием этих экономических взаимоотношений. Сейчас коммерческие торги регламентируются статьями Гражданского кодекса РФ, а права и обязанности сторон, штрафы и неустойки за невыполненные или неоплаченные работы прописываются в контракте. Может ли малое предприятие повлиять на формулировку контракта, который составляет гигантская корпорация, - вопрос риторический.

- В результате единственный реальный исполнитель работ в цепи "заказчик - генподрядчик - многочисленные субподрядчики" остается самой незащищенной стороной, - продолжает Юлия Ротанова. - До конечного подрядчика и так доходит незначительная сумма, когда каждое звено отщипнет себе кусочек от финансового пирога. А отсутствие оплаты за выполненный заказ для многих субъектов МСП равносильно экономическому краху, ведь нередко этот единственный контракт кормит всю малую компанию.

Проблема неплатежей актуальна и для петербургских компаний. Алексей Иванов (фамилия изменена) руководит малым предприятием, которое специализируется на строительстве и реконструкции объектов нефтегазовой отрасли.

- Наши основные клиенты - дочерние общества крупнейших российских производственных холдингов, - рассказывает Алексей Иванов. - Однако солидный статус клиентов не защищает нас от недобросовестных действий и генподрядчиков, и подрядчиков. Ввиду того, что авансирование работ и закупки материалов, как правило, отсутствует, наша малая компания фактически становится инвестором при реализации тех или иных проектов. И мы вынуждены привлекать помимо собственных денег еще и заемные средства. При имеющихся же договорных сроках оплаты выполненных работ, доходящих до 90 календарных дней, просрочки возникают регулярно, причем они нередко доходят до полугода-года. Это приводит к возникновению серьезных кассовых разрывов в организации, от которых в первую очередь страдают наши контрагенты. Как следствие, страдает и деловая репутация нашей компании.

Борьба с "Рогами и копытами"

Долги перед подрядчиками образуются и в системе государственного и муниципального заказа. К примеру, и в Новгородской, и в Калининградской областях к июню текущего года региональные и муниципальные структуры не выплатили предпринимателям порядка 600 миллионов рублей. Это колоссальные суммы для небольших субъектов.

Так или иначе, на региональном уровне проблемой недоимок по госзаказам занимается прокуратура - надзорный орган регулярно вносит представления, по результатам которых чиновников привлекают к ответственности. На федеральном уровне идет законодательная работа, призванная предотвратить образование государственных и муниципальных долгов в будущем. Весной Минэкономразвития направило в Минюст проект поправок в федеральный закон "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд". Документ распространяет предельный месячный срок оплаты выполненного госконтракта на всех подрядчиков. Раньше правило действовало только для малого и среднего бизнеса.

Кроме того, Минэкономразвития предлагало наказывать чиновников, которые тянут с авансированием и оплатой товаров, работ и услуг по госконтрактам, штрафами на сумму от 20 тысяч до 30 тысяч рублей. Проект соответствующих поправок в Кодекс РФ об административных правонарушениях опубликован для общественного обсуждения.

Как считают представители бизнес-сообщества, совершенствовать законодательство необходимо и на рынке коммерческих закупок. Во-первых, следует задуматься о переносе ответственности обанкротившегося субподрядчика на предшествующего "субчика", генподрядчика или заказчика. Чтобы компания, подрядившая потенциального банкрота, могла расплатиться с исполнителем работ, которому этот банкрот не выплатил деньги.

- Во-вторых, я бы предложила создать на федеральном уровне реестр юридических лиц, которые не рассчитываются с подрядчиками, - рассуждает Юлия Ротанова. - Причем не список названий фирм - мы все понимаем, что можно закрыть компанию "Рога и копыта", чтобы открыть "Копыта и рога". Необходимо внести в реестр фамилии, имена, отчества и индивидуальные налоговые номера генеральных директоров и собственников компаний, которые два и больше раз становились "слабым звеном" в подрядной цепочке. Чтобы малый предприниматель мог выбрать: работать на свой страх и риск с бывшим собственником нескольких обанкроченных фирм или отказаться от этого заказа. В-третьих, мне кажется, следует на законодательном уровне сокращать цепочку "заказчик - исполнитель работ". Генеральными подрядчиками должны быть структуры, у которых есть необходимая техника и рабочие руки для выполнения работ, а не владельцы стола, стула и неких административных ресурсов, позволивших им получить заказ.

Суд и ныне там

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Калининградской области Георгий Дыханов выступает против дополнительного регулирования отношений между предпринимателями. По его мнению, закон достаточно защищает и заказчиков, и подрядчиков, а сбой возникает на уровне судебной практики.

- К сожалению, пока институт судов и судебных приставов в нашей стране не работает по принципу экономической целесообразности, - комментирует корреспонденту "Российской газеты" ситуацию Георгий Дыханов. - Арбитраж зачастую отказывает в принятии обеспечительных мер, в том числе - в наложении ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащие ответчику, когда истец обращается с заявлением в суд. Разбирательство могут назначить через месяц, и длиться процесс может еще месяц. За это время должник, разумеется, успеет распродать свое имущество. И исполнитель работ, даже выиграв суд, останется ни с чем. Судебные приставы также не до конца используют свои возможности для взыскания средств: не накладывают арест на счета и имущество, не ограничивают должникам выезд за рубеж, когда это бывает возможно и необходимо. Вспоминаются и совсем абсурдные ситуации. К примеру, в одном из городов Ленинградской области крупная организация задолжала небольшому предпринимателю два миллиона рублей. В тот момент, когда шел суд, должник обанкротился. Когда стали разбираться, как такое могло случиться, выяснилось, что сотрудник регионального управления налоговой службы совершил ошибку. А истец остался без двух миллионов рублей. Схожая ситуация произошла в Калининградской области при банкротстве одного из муниципальных предприятий. При этом, если бы суды вовремя приняли решение о принятии обеспечительных мер, истцы не остались бы без денег.

Что касается переноса ответственности обанкротившегося субподрядчика на предшествующего "субчика" или генподрядчика, такой механизм, по словам калининградского бизнес-омбудсмена, уже существует. Речь идет об обеспечительных и залоговых платежах, которые в некоторых контрактах предусматриваются при заключении договора с генподрядчиком.

- Генподрядчик может нанять сколько угодно субподрядчиков, - продолжает Георгий Дыханов. - Но при наличии залогового платежа он понимает: если одно из звеньев окажется ненадежным, его залоговые средства достанутся либо заказчику, либо конечному исполнителю заказа. В идеале же должна работать система страхования контрактов, а отношения между заказчиками и подрядчиками должны регулироваться на рыночном уровне. Но пока правоохранительная и судебная системы не начнут максимально поддерживать справедливость и экономическую целесообразность этих отношений, страхователи не придут на рынок коммерческого заказа, а подрядчики продолжат требовать защиты на законодательном уровне.

Комментарий

Станислав Солнцев, управляющий партнер калининградской юридической фирмы:

- Коммерческие организации надо разделить на две группы. Первая - компании с государственным участием, закупки которых урегулированы 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц". Этот закон применяется для ряда государственных компаний, субъектов естественной монополии, компаний, которые действуют на специально регулируемых государством рынках, коммерческих организаций, где совокупная доля государства и муниципальных образований превышает 50 процентов. А также для "дочек" и даже "внучек" указанных фирм.

Как же регулируется закупочная деятельность второй группы, всех остальных коммерческих организаций? Здесь те же правила, что и в обычной коммерческой деятельности - нужно проверять и контролировать состояние компаний, с которыми ты работаешь.

В то же время Гражданский кодекс РФ предусматривает различные формы обеспечения интересов слабой стороны - возможность взыскания неустойки с виновника, если она прописана в договоре. 90 процентов всех договоров такую возможность предусматривают. Если в договоре не прописана неустойка, то можно взыскать проценты на сумму долга по ключевой ставке ЦБ РФ, которая составляет на сегодня 10,5 процента годовых. Но в реальности взыскивают неустойку и проценты на сумму долга, как и саму задолженность, только по суду. Другие способы обеспечения обязательств заказчика, такие, к примеру, как залог, поручительство, независимая гарантия, в силу сложившейся практики и "несвободы" договоров с субподрядчиками, не применяются. Интересно было бы предусмотреть в законодательстве использование специальных или хотя бы отдельных банковских счетов для работы с получателями государственных или крупных коммерческих контрактов - независимо от того, на какой иерархической лестнице находятся заказчик и поставщик. Нелишним также было бы обособить средства, получаемые генподрядчиками от контрактов, для исполнения обязательств перед своими "субчиками" в случае банкротства, как сделано с правами дольщиков при банкротстве застройщика.