Новости

31.08.2016 21:07
Рубрика: Культура

Связка ключей к Парсифалю

Елена Панкратова первой из русских певиц выступила на вагнеровском фестивале
Оперная певица Елена Панкратова, обладательница мощного драматического сопрано, уроженка Екатеринбурга и выпускница Петербургской консерватории стала первой русской певицей, приглашенной на сцену вагнеровской Мекки - знаменитого оперного фестиваля в Байройте. Она исполнила партию Кундри во всех шести премьерных спектаклях "Парсифаля" Вагнера, которым на днях завершился фестиваль. Эту партию прежде там могли петь лишь могучие немецкие, европейские или американские дивы, среди которых Астрид Варнай, Марта Мёдль, Вальтрауд Майер, Эвелин Херлициус, Леони Ризанек и другие.
Образ Кундри противоречив и многогранен. Поэтому для этой роли певица должна иметь большой запас энергии.  Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля в Байроте Образ Кундри противоречив и многогранен. Поэтому для этой роли певица должна иметь большой запас энергии.  Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля в Байроте
Образ Кундри противоречив и многогранен. Поэтому для этой роли певица должна иметь большой запас энергии. Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля в Байроте

Как случилось, что именно вам выпал жребий стать первой русской певицей в Байройте?

Елена Панкратова: Год назад я спела на сцене байройтского Фестшпильхауса 15-минутное прослушивание, где меня услышали руководитель фестиваля Катарина Вагнер и маэстро Кристиан Тилеман, и буквально через пару часов мой агент позвонил мне, высказав конкретные предложения. Речь шла, в первую очередь, о Кундри в "Парсифале", а также о Венере в "Тангейзере" и о других интересных партиях.

Согласились без раздумий?

Елена Панкратова: Размышлять долго было незачем: и морально, и вокально я давно была готова к подобному дебюту. Я взвалила себе на плечи громадную ответственность, став первым русским драматическим сопрано в истории этого фестиваля и понимая, по каким меркам весь мир будет судить мою работу. Конечно, для этого мне понадобились годы работы в Германии с хорошими дирижерами и концертмейстерами. Кроме того, мой голос очень хорошо звучит в акустике этого особенного театра, что бывает далеко не с каждым певцом.

Вы освоили "азбуку" Вагнера. Сложно было входить в мир этого композитора? Насколько он близок вам духовно?

Елена Панкратова: "Азбуку" Вагнера я освоила лет этак двадцать назад, на заре своей карьеры в партии одной из цветочных дев в "Парсифале" в Нюрнберге. После этого активно исполняла по всей Европе Елизавету в "Тангейзере", Сенту в "Летучем голландце", Гутруну и Зиглинду в "Кольце нибелунга". Сейчас готовлюсь к дебюту в партии Ортруды в "Лоэнгрине" и Венеры в "Тангейзере". Он действительно очень близок мне духовно, поскольку почти все его героини обладают сильными характерами и способны на большие чувства и поступки. Кроме того, музыка Вагнера очень хорошо ложится на мой голос.

Фестиваль в Байроте - место, где собираются лучшие на сегодняшний день силы - солисты, хор, оркестр, дирижеры

Кундри - страшно противоречивая, с зашкаливающими эмоциями то в жар, то в холод, она мечется между землей и небом. Как вы нашли ключ к пониманию этого образа?

Елена Панкратова: Для этой роли мне понадобилась целая связка ключей, поскольку Кундри - самый сложный и многогранный женский персонаж, созданный маститым композитором для очень опытной певицы и актрисы. На мой взгляд, Вагнер посвятил этот образ всем женщинам, любившим или вдохновлявшим его в жизни: и своей матери, и обеим женам, и Матильде Везендонк, и всем тем, кто продолжал его дело в ХХ веке, вплоть до своей правнучки Катарины, которая руководит его фестивалем сегодня. Кундри прожила несколько жизней, была и помощницей рыцарей Грааля, и оружием в руках Клингзора, и матерью, и любовницей, и страдалицей, ищущей искупления за свой смертный грех - насмешку над распятым на кресте Иисусом! В ее музыке есть абсолютно все краски: и тончайшие нюансы на пианиссимо, и длинные фразы, которые должны быть спеты на одном дыхании, как в бельканто, и экспрессионистские скачки на септиму через октаву - с экстремального верха до самого низа. Певица должна иметь для этой роли большой запас энергии.

Каков мир Байройта сегодня?

Елена Панкратова: Это замечательный мир: место, где летом собираются лучшие на сегодняшний день силы - солисты, хор, оркестр, дирижеры, поэтому при всей сложности исполнения вагнеровской музыки, работается здесь очень продуктивно и дружно. Репетиции любой новой постановки в Байройте длятся шесть недель. При этом, несмотря на то, что "Парсифаль" - сложная трехактная опера, первые два акта были поставлены за четыре дня, а вся опера - за неделю!

Насколько интересной и рискованной была режиссерская концепция в контексте сверхнапряженной ситуации в мире, в частности, тотального терроризма?

Елена Панкратова: Если так ставить вопрос, тогда надо взять и изъять из репертуара театров такие оперы, как "Похищение из сераля" Моцарта, и "Итальянку в Алжире" с "Турком в Италии" Россини, и все другие оперы, где хоть как-то упоминаются арабские страны, мусульмане и связанная с ними символика. Ничего опасного, на мой взгляд, в нашей постановке не было: подумаешь, женщины в стилизованных бурках и место действия второго акта - хамам. Ничего критичного в отношении ислама - скорее это призыв похоронить раз и навсегда разногласия между всеми существующими религиями мира и начать "жить дружно". Лично мне очень понравилась сцена с беженцами, нашедшими приют в монастыре у рыцарей Грааля, которой открывалась опера.