Новости

31.08.2016 22:09
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Талисман для "Спасской башни"

Мирей Матье на фестивале военных оркестров в Москве: что осталось за кадром
В понедельник рейсом "Эйр Франс" из Парижа в Москву прилетела Мирей Матье.

Она - талисман, приносящий удачу фестивалю "Спасская башня".

Любить до слепоты

Сегодня Мирей Матье с 11.00 репетирует на Красной площади. Поет свои песни, затем дуэтом с Тамарой Гвердцители. Будет и еще один дуэт, но имя второй певицы засекречено, это сюрприз.

Первое выступление Мирей Матье на фестивале - 2 сентября. Но если быть точным, впервые ее голос уже прозвучал в Шереметьево. По прилету на небольшой пресс-конференции она решила, что рассказ о дуэте с Гвердцители сложно передать словами. И... запела. Без микрофона, без музыки.

Вечная любовь...

Любить до слепоты

Друг друга вновь

И до последних дней...

Пела и на русском, и на языке оригинала: Une Vie D Amour ("Жизнь в любви"). Эту песню Шарля Азнавура и Жоржа Гарваренца знает каждый на земле. Мирей пела так, что у присутствующих едва не выступили слезы. Голос Мирей и страстная "Жизнь в любви" - не просто исполнитель и песня. Под эту мелодию мы влюблялись, смеялись и рыдали, это жизнь целого поколения.

В аэропорту Мирей Матье спела "Жизнь в любви" так, что у многих выступили слезы

Едва не расплакалась и сама певица: когда рассказывала о своей маме Марсель-Софи. Этой весной мамы не стало, ей было 94 года.

Первые цветы - большой букет алых роз - на российской земле звезде вручили представители Президентского полка: командир роты специального караула капитан Александр Баченин и двое солдат. Капитана мы видим в репортажах с фестиваля, он каждый год на Красной площади сопровождает певицу. Рядовые - его подчиненные, и они этот день запомнят навсегда. Встреча со звездой в их жизни - первая. Вячеслав Фоломеев и Валерий Бурашников служат в полку по призыву.

Курьез: в телесюжете о встрече Мирей Матье в аэропорту караул назвали "кадетами суворовского полка". И раньше, случалось, их путали с армией, что не обидно. Но вот "кадетами" воинов-кремлевцев еще не обзывали. А Президентский полк - "суворовским". Авторам ляпа имеет смысл проходить мимо подразделений Президентского полка быстрым шагом и на безопасной дистанции от офицерских сабель и солдатских штыков. По крайней мере до конца фестиваля. Пока обида не забудется.

Шапка Чингисхана

На фестиваль участники прилетели из 12 стран мира.

Самый длинный перелет - у японцев и сингапурцев. Но тяжелее всех была дорога у монголов. Они летели военным бортом, должны были сесть на дозаправку в Екатеринбурге, но что-то не сложилось, сели в Новосибирске. Как назло, на Москву обрушилась гроза, аэропорт Чкаловский отказал в разрешении на посадку. 94 солдата и офицера монгольской армии восемь часов ждали вылета в Новосибирске. Приехали совершенно измученные.

К встрече монгольской делегации в Москве готовились особо. Привлеченные эксперты, включая русскоговорящих монголов, предупредили, что не стоит ждать особой дисциплины: "Менталитет такой". Но в жизни все оказалось с точностью до наоборот. Монголы ходят буквально строем, в том числе и вне программы. "Они все такие красивые, - восхищаются девушки из оргкомитета. - Наши военные музыканты ходят вокруг них и облизываются, думают, что монголам предложить, чтобы те дали поносить свои шлемы".

В последний день фестиваля обычно и происходит обмен подарками. Многие готовы предложить полцарства за монгольский шлем.

Мундиры и шлемы монгольского оркестра и специального батальона почетного караула имени Жамсрангийн Ёндона - предмет всеобщей зависти и вожделения. Фото: AP

Самая неподходящая для кремлевской брусчатки обувь - у японцев из "Ава Одори". Девушки обуты в деревянные гета. Маршировать по Москве в таких - серьезное испытание. А их мужчины исполняют ритуальные танцы в белых носках таби. Плясать на брусчатке в носках - подвиг. Выручают японские выдержка и сила духа.

Все участники размещены в гостинице "Салют". VIP-гости фестиваля живут в "Национале", "Балчуге" и "Ритц-Карлтоне".

Завтрак - в "Салюте". Обед и ужин у всех, кроме делегации Израиля, - в ГУМе. По согласованию с израильским посольством все 50 солдат и офицеров оркестра Армии обороны Израиля питаются по кошерному меню. Привозят все из синагоги.

В ходе фестиваля неожиданно выяснилось, что израильским солдатам нравится наша полевая кухня. Оркестр "разделился": теперь 25 на кошерном питании, а 25 едят то, что и все остальные. Но из синагоги все равно привозят 50 порций. Невостребованные передают в палаточный лагерь на Васильевском спуске. Когда привезли в первый раз, то по незнанию их схарчевали другие участники. Когда узнали - удивились. Но всем понравилось.

В Израиле, кстати, в армейский рацион входят шаурма, гуляш и говяжьи котлеты. Их помещают в упаковку, которая при добавлении воды разогревается. Это вкусно. Не путайте кашрут с диетой.

В темпе "Хаяку"

На фестивале случаются забавные сцены. Главный музыкант монгольской армии полковник Чойжилжав Гансух утверждает, что русский язык напрочь забыл. 25 лет назад учился в Москве, в Военной академии им. Дзержинского, и тогда он, как и все в Монголии, русский знал. А сейчас у них молодежь учит английский.

Комизм ситуации в том, что полковник все это мне рассказывает на хорошем русском. Его переводчик скучает в сторонке.

Японцы по ритмике выступления тяготеют к нерезким движениям, в таком темпе и живут вне сцены. Организаторы всех поторапливают, а для японцев выучили слово "Хаяку!" (Hayaku) - "Быстрее!". Но лучше не стало, японские танцоры покатываются со смеха от этого "Хаяку!". Из-за русского произношения? Или, может, еще от чего-то? Нам не говорят, просто до слез хохочут.

С казахами вообще языковых проблем нет, они и часть песен исполняют на русском.

Итальянский оркестр корпуса карабинеров привез композиции Паганини, Тото Кутуньо и наши "Очи черные". Замечу, что если карабинеры просто бы промаршировали по площади, то и этого было бы достаточно для оваций. У них нереально красочная форма.

"Историческая, - рассказывает дирижер Массимо Мартинелли. - В элементах мундира символически изображен символ взрывающейся бомбы". Расспрашиваю дирижера о том, какое выражение восторга привычно сердцу его карабинеров.

"У нас зрители обожают свистеть, - намекает дирижер. - Это нормально и уместно".

...Музыкальный финал фестиваля - марш, который знают во всем мире. С Красной площади музыканты расходятся под "Прощание славянки".

Кстати

4 сентября с 10.00 до 13.00 на конном манеже на Красной площади пройдут соревнования по конкуру на приз "Спасской башни". Сразу за ними - показательные выступления кремлевской кавалерии. До 15.30 вход свободный.